$59.63р
70.36р
В СПб: +1°C

Почему мы кормим Кавказ, Кострому и Чукотку

15.10.2017 15:06 138
Почему мы кормим Кавказ, Кострому и Чукотку / Александр Петросян/Коммерсантъ
Больше всех дотаций из федерального бюджета в 2018 году получат Дагестан, Якутия и Камчатка. Чечня на пятом месте. Почему – объясняет экономист Александр Андряков.

На дотации регионам в 2018 году федеральный центр планирует потратить 645 миллиардов рублей. Без малого десятую часть всего пакета, 59 миллиардов, получит Дагестан, на втором месте – Якутия с её гигантскими налоговыми доходами, 44 миллиарда. Дальше места в первой пятёрке распределились так: Камчатка – 39 миллиардов, Алтайский край и Чечня – по 27 миллиардов. Из 85 субъектов Федерации двенадцать не получают ничего. Это – доноры: Татарстан, Ханты-Мансийский автономный округ, Ненецкий и Ямало-Ненецкий автономный округа, Ленинградская, Московская, Самарская и Свердловская области, Сахалин, Тюмень, Москва и Санкт-Петербург. Меньше всех получат Калужская область и республика Коми: 272 и 299 тысяч рублей соответственно.

Такие данные опубликовал Минфин. Это называется «распределение дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности». Почему регионы надо «выравнивать», сколько в этом экономики, а сколько – политики, объясняет генеральный директор Экономической экспертной группы Александр Андряков.

- Александр Дмитриевич, что это такое – «бюджетное выравнивание»? Деньги дают регионам просто «проесть» – или на развитие?

– Это дотации. Деньги на покрытие общих расходов бюджета. Именно, как и сказано, на выравнивание бюджетной обеспеченности. Чтобы на всей территории России граждане получали бюджетные услуги примерно в одинаковом базовом объёме. Методика выравниваний бюджетной обеспеченности – это вообще очень объективный механизм, самый продвинутый с этой точки зрения. Он развивался и оттачивался довольно долго, зависит от численности населения и других параметров.

- От каких параметров он зависит?

– В первую очередь здесь – две основные компоненты. Первая – налоговый потенциал: способность региона самостоятельно генерировать доходы бюджета.

- Я вижу в таблицах Минфина, что чем больше налогов в состоянии регион собрать, тем меньше он потом получит от центра. Почему государство не стимулирует регионы больше зарабатывать, а просто раздаёт деньги?

– В этом механизме предусмотрены параметры, связанные со стимулированием. Например, при расчёте налогового потенциала берутся данные о налогах с некоторым временным лагом. Не за текущий год, а за несколько предыдущих. Если заметно, что регион сам напрягается и предпринимает какие-то телодвижения, чтобы повысить объём собранных налогов, если виден результат, ему не сразу уменьшают дотации. Но со временем они, конечно, будут уменьшаться.

- А если регион вечно в отстающих и ничего не делает, чтоб это исправить, он так и будет получать деньги «сверху»?

– Говорить, что в этом только вина региональных властей, не совсем правильно. Во-первых, мы все вышли из Советского Союза, где распределение производственных сил было довольно специфическое. Промышленность была расположена неравномерно: где-то больше, где-то меньше, где-то лёгкая, где-то тяжёлая. У регионов разные возможности получать доходы. Кроме того, налоги, правила игры – всё устанавливает федеральный центр. Региональных налогов у нас довольно мало. Основной источник дохода для регионов – поступления от подоходного налога и налога на прибыль. Зачисляются они в бюджет региона, а регулируются из центра. И только в малой части регулирование налога на прибыль зависит от региона, которому разрешено давать льготы по нему в определённых рамках. Налоги на совокупный доход, налоги на собственность – региональные. Но они отнюдь не определяющие.

- Налоговый потенциал прекрасный, например, у Якутии и Чукотки. В этом смысле они богаче Москвы. Тем не менее оба региона получают большие дотации. Богатая Якутия – вообще на втором месте по объёму дотаций после бедного Дагестана. Почему так?

– Я вам сказал о первой компоненте для расчётов, а их несколько. Вторая – индекс бюджетных расходов. Это характеристика относительного удорожания единицы бюджетной услуги по отношению к среднему по России. В Якутии или на Чукотке бюджетные услуги гораздо дороже, чем в Дагестане. Сами представьте: люди в Якутии живут на северном завозе. Топливо, продукты – всё надо завозить летом, пока открыты пути. Зимой туда не пробиться. Это всё стоит немалых денег.

- Гораздо легче должно быть Северному Кавказу.

– Да, у них всё довольно дёшево.

- Но Дагестан и Чечня – в самой верхушке списка получателей дотаций и в самом низу по сбору налогов. Почему они сами не заработают денег?

– После известных всем нам перипетий уровень развития экономики там довольно низкий. Есть разные способы стимулировать экономику. Идеально – это если бы на Северный Кавказ пошли частные инвестиции. Но они туда не идут. Риски слишком велики. Сначала там надо нормализовать ситуацию окончательно, наладить инвестиционный климат. Правоохранительные, судебные органы должны заработать нормально. Не секрет, что общества там клановые. И так далее, есть масса причин. То есть просто «налить» туда денег и раздать их недостаточно.

- Дело не только в Кавказе. По налоговому показателю к нему близка, например, Ивановская область. Это уже центральная Россия, контртеррористических операций не было. Чего не хватает таким регионам?

– Ивановская область всегда была не очень богатой. Там же лёгкая промышленность собрана. При переходе от советской экономики к современной она сильно упала.

- Тамбов почему такой бедный?

– Ну, это так называемый «красный пояс».

- Это уже не из области экономики.

– Да, но это ещё и Нечерноземье. Зона рискованного земледелия.

- Из 85 регионов в стране всего двенадцать – доноры. Кострома, Ярославль, Калининград, Нижний Новгород, национальные республики – все получают деньги. Почему государство даёт им «рыбу», а не «удочку»? Почему не создаст условия, чтобы такие регионы сами развивались? Дороги можно в той же Якутии сделать, транспортное сообщение наладить.

– Вопрос создания условий касается не только отдельных территорий в стране. Это общероссийская проблема. Было написано много программ, сегодня разрабатываются несколько. Возможно, там будут ответы на этот вопрос.

- Какие-то пути сейчас существуют, кроме дотаций?

– Дотации просто на покрытие бюджетных расходов – это не больше трети всего потока, идущего в регионы. Есть гранты с условием софинансирования со стороны региональных властей – субсидии, они предполагают конкретные цели и показатели достижения этих целей. В чистой теории субсидии – это экономические рычаги проведения федеральной политики на региональном уровне. То есть у регионов есть сферы собственных полномочий. То, что они делают за счёт собственных средств и в соответствии со своими приоритетами. Правительству субсидии нужны для того, чтобы стимулировать расставить приоритеты так, как это кажется правильным государству. Скажем, в рамках своих полномочий регион хочет направить деньги на какой-то собственный проект. Имеет право. Но правительство может выступить: нам кажется, что правильнее было бы развивать то-то и то-то, мы вам даём столько-то денег, но и вы вкладываете деньги туда, куда мы решили. Это и есть механизм субсидий.

- В какой степени на распределение денег может повлиять политика? Или Карелия получает денег меньше, чем Чечня или Крым, исключительно по экономическим и статистическим причинам?

– Дотации распределяются всё-таки по известным методикам, основанным на конкретной статистике, и не подвержены политическому влиянию. В субсидиях тоже заложены объективные механизмы. Но часть трансфертов действительно выделяется специальными решениями федерального уровня. И механизмы там не так прозрачны. 

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram, Viber или группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 5 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: