$59.63р
70.36р
В СПб: +1°C

Минкульт ждет от Русского музея движения икон

19.10.2017 12:37 16
Минкульт ждет от Русского музея движения икон / с сайта rusmuseum.ru
Русский музей собрал журналистов, чтобы заявить: его «главная» икона — «Ангел Златые Власы» — остается на месте. Но в Минкульте ответа не услышали и «ждут от музея предложений». Владимир Аристархов, замглавы министерства, заверил в этом «Фонтанку».

Директор Русского музея Владимир Гусев собрал прессу, чтобы успокоить словами о том, что «Волга впадает в Каспийское море, а «Ангел Златые Власы» остается в музее», и под нажимом журналистов согласился уточнить, что не только в музее — а на той же стене. Но, как пояснили «Фонтанке» в Минкульте, по факту это пока никак не закреплено документально.

На вопрос нашего корреспондента о том, обсуждает ли по-прежнему министерство вопрос экспозиции иконы «Ангел Златые Власы» (Архангел Гавриил) в церкви Михайловского замка, Владимир Аристархов ответил дипломатично:

«Мы не обсуждаем — мы ждем от музея предложений, что делать в новом помещении, которое будет реставрироваться, – в церкви Михайловского замка. Наверное, было бы правильно, чтобы в этом помещении были вывешены иконы. Но иконы уже есть в другом месте — в главном здании. Поэтому мы ждем предложения от музея, как оптимально использовать данное помещение. Можно показывать иконы и там, и там. Можно перемещать, можно не перемещать. Мы ждем, чтобы музей дал концепцию, что он считает оптимальным — с учетом сохранности иконы и всего остального».

На просьбу уточнить, о сохранности какой иконы он только что сказал, замминистра уточнил, что речь идет о сохранности всех икон, добавив: «И «Ангела Златые Власы» – в первую очередь».

Правда, Аристархов дважды подчеркнул, что вопросы о концепции экспозиции «должен решать не фонд и не министерство, а руководство музея – исходя из сохранности икон, из готовности помещения, которому требуется реставрация, и, наконец, из соображений функции, правильного экспонирования, создания экспозиции».

В общем, формально — у Гусева полный карт-бланш. Если не брать в расчет последние изменения в закон «О музейном фонде России» и постановление правительства, содержащее тезис, что музейные коллекции теперь находятся у музеев не в «оперативном управлении», а в «безвозмездном пользовании», а «управляет» ими вроде как Министерство культуры, которое несколько лет назад уже росчерком пера передало икону Торопецкой Богоматери из собрания Русского музея в Центр Грабаря.

Но возвращаясь к иконе: возможная причина отсутствия документального отказа от ее передачи — в том, что, как утверждают сотрудники Русского музея, министр культуры Владимир Мединский уже устно дал «отбой» в телефонном разговоре с Гусевым (после того, как прокуратура получила заявление от сотрудников музея по поводу давления министра на директора Русского музея). Но рассказывать об этом СМИ, по понятным причинам, ни одна из сторон не будет.

Напомним, что в первые дни октября сотрудники отдела древнерусского искусства Русского музея обратились в прессу, чтобы остановить опасный для коллекции музея процесс. Они рассказали о том, что готовится перемещение символа музея — домонгольской иконы «Архангел Гавриил» («Ангел Златые Власы») – в церковь Михайловского замка. Причем перемещение неоднократное, угрожающее сохранности предмета искусства, и ко всему прочему инициированное не музеем, а структурами подмосковного бизнесмена Шмакова, ранее лишившего музей другой иконы.

Однако подозрения, что все не так просто, и идея «Иванова дела» живет, закрадывались еще по ходу встречи директора музея с разгневанной прессой. Уж слишком большое внимание он в своем заявлении уделил разбору причин — вместо того, чтобы просто произнести однозначное «нет, музей это не интересует», которое от него так ждали сотрудники.

Так, центральной темой обсуждения стало то, почему церкви Русского музея — в Михайловском дворце и в Михайловском замке — нельзя открыть для свободного посещения.

Действительно, в открытии церкви Михайловского замка была вторая составляющая вызвавшей музейный «взрыв» просьбы благотворительного фонда четы Шмаковых. В своем письме (еще 2014 года!) президент фонда Светлана Шмакова мотивировала инициативу перенести икону в замок тем, что «не каждый верующий имеет возможность приобрести билет для посещения музея». Из чего можно сделать вывод, что водить туда паломников планировалось бесплатно.

Частичные подтверждения существования этой затеи можно найти в Протоколе совещания по обследованию церкви Архангела Михаила на предмет экспонирования иконы «Ангел Златые Власы», проходившего 28 сентября уже этого, 2017 года, — то есть меньше месяца назад.

«Необходимо учитывать парковку автобусов с паломниками, которые при определенной рекламе поедут со всей России, – рассуждал замминистра культуры Олег Рыжков. – Нужно будет регулировать доступ людей и привлекать какие-то районные структуры. Но пока что можно организовать и так, чтобы это было камерное действо для определенного круга лиц».

Тут стоит напомнить, что церковь Архангела Михаила в Михайловском замке, о которой идет речь, маленькая и — пока — неотреставрированная.

На том же совещании обсуждались перспективы открыть церковь с иконой на денек в ноябре и посмотреть, что получится (сейчас в Русском музее заверяют, что от этой идеи отказались). Выступавший в качестве и.о. замдиректора музея по научной работе Григорий Голдовский пытался образумить собравшихся:

«Нельзя открывать сейчас храм для всеобщего обозрения. Он не выдержит большого наплыва людей. Возможен молебен только для узкого круга лиц — 40-50 человек».

Но лучше всего о внутреннем устройстве помещений в замке говорят строки имеющегося в распоряжении «Фонтанки» письма Владимира Гусева Владимиру Мединскому, которое было отправлено 14 сентября 2017 года:

«Для создания храма, открытого для прихожан «изнутри» музейного здания <...> требуется устройство новых дверных проемов в капитальных стенах и радикальная перепланировка интерьеров уникального памятника архитектуры <...>. Для того, чтобы обеспечить свободный доступ в церковь с улицы и обеспечить режим безопасности для музейной и церковной зоны, необходимо создание также тамбура при входе в церковь с улицы, отсекающего поток наружного воздуха, нарушающего музейный температурно-влажностный режим».

Далее директор уточнял, что доступ в церковь изнутри здания возможен только через алтарную часть (так проходили в церковь курсанты и сотрудники Инженерного училища), а «для изменения ситуации потребуется проведение серьезных работ, связанных с вторжением в структуру памятника истории и культуры, что в свою очередь потребует согласования с КГИОП, ВООПИиК и другими экспертными и контролирующими организациями».

В этом же письме есть масса другой интересной информации. Например, о том, как представители БФ «Иваново дело» 7 сентября «по рекомендации замминистра культуры Сергея Обрывалина» посетили музей, получили «все имеющиеся, в том числе сметные документы», «провели самостоятельную детальную фотофиксацию объекта» и получили «подробные консультации по порядку проведения реставрации и капремонта зданий-памятников, находящихся под охраной государства».

Далее идет еще один интересный пассаж – о том, что вопрос об открытии церкви Архангела Михаила для молящихся и показа в ней икон из фондов Русского музея «ставился Благотворительным фондом «Иваново дело» перед Министерством культуры и Русским музеем неоднократно», и что «позиция музея по данному вопросу всегда была положительной»...

В общем, грядущее открытие церкви, несмотря на все описанные Гусевым сложности планировки и доступа, – судя по всему, вопрос решенный.

«Во-первых, речь идет о богослужениях не постоянных, а максимально несколько раз в году и, во-вторых, не будет постоянных групп паломников, – объяснил «Фонтанке» Владимир Аристархов. – Эта церковь никогда не была общедоступной, и она ею не будет. Любой посетитель музея сможет купить билет в музей и туда пройти – это будет именно посещение музея, а не отдельное посещение церкви, бесплатное или какое-то еще».

Заместитель директора музея по комплексной реконструкции и капитальному ремонту Владимир Баженов рассказал, что примерная сумма, необходимая для восстановления церкви, — 173 миллиона рублей (просто для сравнения, представители фонда «Иваново дело» озвучивали пока только сумму в 4 миллиона). И часть Минкульт уже согласен выделить.

«Нам точно дают 30 миллионов на реставрацию околоцерковного вестибюля на будущий год, а потом деньги на проектные работы по самой церкви, но это уже под вопросом», – сообщил он «Фонтанке», подтвердив, что к фонду Шмаковых эти деньги отношения не имеют.

«Если нам дают деньги на проектно-сметную документацию, и потом деньги на 2019-2020 год на саму церковь, решение, как ее открывать, будет как минимум года через два, а то и три. Я думал, что она откроется не как церковь, а как выставочный зал для наших икон, чтобы по православным праздникам выставлять наши иконы из фондов и вместе с церковью проводить богослужения. Но чем там дело кончится, не знаю: как строитель и как реставратор, скажу, что при условии выделения денег, все эти работы могут быть сделаны дай бог к 2020 году».

Алина Циопа, "Фонтанка.ру"


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram, Viber или группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 5 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: