$56.76р
69.63р
В СПб: -9°C

Евгений Рыжов: «Власти символично отработали «список Титова»

13.02.2018 11:59
Евгений Рыжов: «Власти символично отработали «список Титова» / Адвокат Евгений Рыжов/из личного архива
Типичное последствие «списка Титова» для желающих вернуться в Россию - арест, утверждает адвокат Евгений Рыжов. «Фонтанке» он рассказал, что готов вернуться, если в СИЗО можно будет отсидеть не больше года.

После публикации «списка Титова», в который вошли бизнесмены, желающие вернуться в Россию, как минимум один из фигурантов столкнулся с последствиями. Его арестовали заочно. Адвокат Евгений Рыжов рассказал, почему это надо считать выпадом в отношении бизнес-омбудсмена Бориса Титова и как должны выглядеть гарантии для фигурантов списка, чтобы они могли со спокойным сердцем вернуться на родину. 

 Справка: Адвокат Евгений Рыжов живет в Майами с 2015 года. В отношении него возбуждено шесть уголовных дел о мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц или повлекшем лишение права гражданина на жилое помещение. Рыжову грозит до 10 лет лишения свободы. По версии следствия, с 2009 по 2015 год жители Нижегородской области обращались к Рыжову за займами под залог недвижимости. Подписывая документы не глядя, они этой недвижимости лишались. Московские следователи разыскивают Рыжова в качестве фигуранта резонансного дела о попытке захвата особняка около храма Христа Спасителя. Процесс над другими фигурантами, юристами Дмитрием Лысаковским, Петром Чихуном и предпринимателем Михаилом Черновым, идет в Мещанском суде столицы.

Список бизнесменов, желающих вернуться в Россию, но скрывающихся от российского правосудия, бизнес-омбудсмен Борис Титов передал Владимиру Путину в начале февраля. В нем полтора десятка фамилий, в том числе Сергей Капчук, с которым «Фонтанка» уже побеседовала.  

 - Как вы оказались за границей?

- Компания моего доверителя продала дорогостоящее помещение в центре Москвы, но с доверителем в итоге не рассчитались. Он пошел в арбитражный суд и вернул себе это помещение в рамках закона. Но его посадили за грабеж. Два года продержали в СИЗО, хотя позже выяснилось, что в те даты, когда он якобы этот грабеж совершил, его не было в России. Сейчас получено решение, что Российская Федерация признала его содержание под стражей незаконным и выдала ему компенсацию за два года, проведенных в заключении, – 45 тысяч рублей. А человек был долларовым миллионером. Я представляю его интересы. Меня пытались и запугать, и подкупить. Моя непреклонность привела к тому, что в один прекрасный день меня просто выкрали сотрудники полиции из дома и удерживали в гостинице «Аквамарин» в Москве. Мне удалось сбежать по пожарной лестнице. После чего я покинул территорию России, не дожидаясь развязки.

 - Странная история с гостиницей. Почему не в участок, не в СИЗО?

 - У меня были все полномочия, доверенности. Может быть, они хотели, чтобы я переписал это помещение на другого собственника. Я уехал за рубеж, подал жалобы во все инстанции. Никто не отреагировал.

- То есть на момент отъезда на вас не было уголовного дела?

 - Когда я уехал, дело возбудили по 159, часть 4, мошенничество в особо крупных размерах. Также мне инкриминировали, что ввел суд в заблуждение, будучи представителем своих доверителей. В арбитражный суд был направлен запрос, были ли нарушения, пришел ответ: все рассмотрения прошли в рамках закона. Дошло до Верховного суда, и Верховный суд подтвердил отсутствие нарушений. Но это не останавливало Следственный комитет. Получилась парадоксальная ситуация. Люди, видимо, понимали, что они не правы и что достать меня из-за границы, пока я сам не вернусь, будет невозможно. 

- Получается, вы 2,5 года за границей. На каких основаниях вы там живете? Вы беженец?

 - Мне пришлось просить в США политического убежища. Предварительное согласие есть, но из-за очень большого наплыва беженцев очередь очень большая. Власти США достаточно трепетно относятся к правозащитникам и адвокатам. С этим проблем, думаю, не будет.

 - А как вы на жизнь зарабатываете, если такая необходимость есть?

 - У меня здесь есть практика, я помогаю российским бизнесменам за рубежом. Очень многие стали обращаться по поводу преследований в России. И часть из них попала в список Титова благодаря моим рекомендациям. Получается, что я единственный в списке – представитель предпринимателей, которого преследуют за его профессиональную деятельность. Я уже обратился в ЕСПЧ по поводу моего похищения и удержания в гостинице. Надежды на судебную систему в РФ, на которую давит Следственный комитет, мало. Судьи запуганы. Но международные институты работают.

 - А как бизнес-омбудсмен Борис Титов на вас вышел?

 - Когда я покинул Россию и начала раскручиваться моя история о том, что представительство в арбитраже становится уголовно наказуемым деянием, я Борису Юрьевичу написал письмо. Я написал, что рассмотрение дел в судебном порядке становится обычной практикой для предпринимателей в России. Абсолютно законный способ разрешения бизнес-конфликтов – арбитраж. Но когда после решения арбитражного суда обиженная сторона идет в правоохранительные органы и добивается возбуждения уголовного дела – это неправильно. ЕСПЧ к этому строго относится. Эта схема начала тиражироваться – в декабре 2015 года, спустя несколько месяцев после моего письма, задержали предпринимателя Александра Хуруджи в точности по этой схеме (Александр Хуруджи был задержан в Ростове, он провел в СИЗО  около девяти месяцев – с декабря 2015 года по август 2016 года. Он обвинялся в мошенничестве в отношении ПАО «МРСК Юга» и нанесении ущерба в размере более 470 миллионов рублей. После вмешательства  Бориса Титова Хуруджи вышел под залог в пять миллионов рублей. В мае 2017-го суд вынес предпринимателю оправдательный приговор, но предприниматель лишился своего предприятия «Энергия». – Прим. ред.).

Когда Александр Хуруджи был оправдан, он стал общественным омбудсменом по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей при применении меры пресечения и исполнения приговора, предусматривающего наказание, связанное с лишением свободы. И Борис Юрьевич передал ему мое письмо. Так началось мое общение с аппаратом бизнес-омбудсмена.

- А как формировался «список Титова»?

– Я не могу сказать, по каким критериям формировался этот список. Я передал данные тех предпринимателей из России, которые находятся в США. Но на составление списка я не влиял.

 - А сколько таких предпринимателей в США и не может вернуться на родину из-за уголовных дел?

 - Есть люди, которых действительно преследуют по надуманным обстоятельствам, с целью лишения бизнеса. А есть люди, которые совершили преступления на территории России, украли деньги и попросили убежища. И им это убежище, возможно, даже предоставили.  А есть люди, которые едут в США под видом политических беженцев. Они на 5-6 лет получают разрешение на проживание. И они начинают говорить о России плохо. Это тысячи человек – и они создают негативный информационный фон. А если их выдворяют из США, они начинают говорить гадости уже про Америку. Эти люди в список не попали. Но на таких людей мы, возможно, с помощью Бориса Юрьевича сумеем пролить свет в том числе и для американских властей.

 - Почему в списке Бориса Титова так мало фамилий?

 - Люди реально боятся обозначить свое местонахождение. Люди боятся власти. Они не надеются на справедливое разбирательство.

 - А вы обсуждали с омбудсменом, что дальше будет с фигурантами списка?

 - Это же пилотный проект. Сказать, как это будет дальше развиваться, сложно. Мои личные последствия после публикации «списка Титова» – Следственный комитет, узнав об опубликовании списка, для «надежности» арестовал меня. Наверное, чтобы даже не думал приезжать в страну. А потом стали наперебой звонить компании, которые занимаются переездом, и навязчиво предлагать свои услуги. И даже утверждали, что я разместил какой-то «предзаказ». Мне кажется, символично власти список отработали. На самом деле это было показательное противодействие Борису Титову.

- С чьей стороны?

 - Интересантов несколько. Это чины в СК и Генпрокуратуре.

 - А как могли бы выглядеть гарантии для фигурантов «списка Титова», чтобы они могли вернуться в Россию?

 - Эти люди не просят власти решить их вопрос. Они просят дать им право на справедливое судебное разбирательство, на возможность донести до суда их позицию. А их зачастую просто помещают в СИЗО на годы. И люди теряют здоровье и бизнес.

 - А юридически как это право должно выглядеть?

 - В первую очередь надо законодательно ограничить срок нахождения в СИЗО, например, одним годом. Потому что люди иногда по шесть лет сидят. Без решения суда. Если вы за шесть лет не можете собрать доказательства, что человек виновен, – куда это годится? Не смогли собрать доказательства за год – отпустите человека под подписку о невыезде.

 - Кто и в какой форме должен дать эти гарантии?

 - Должны быть приняты поправки Госдумой.

 - То есть, если такие поправки будут приняты, вы готовы вернуться на следующий же день?

 - Да. Я и сейчас готов вернуться. Что мешает следственным органам справедливо разобраться сейчас? Они просто вредительством занимаются, тратя бюджетные деньги на мероприятия по розыску меня: пишут какие-то запросы, направляют документы. При этом они прекрасно знают, где я нахожусь.

Венера Галеева,

"Фонтанка.ру"


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram, Viber или группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.

Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: