Казус Монсона

22.11.2011 16:15
После того как пресс-секретарь Путина провел специальную телефонную пресс-конференцию по случаю свиста в «Олимпийском» во время выступления будущего президента, почти заурядное событие стало историческим. По канонической теперь версии, предложенной Дмитрием Песковым, свистели и угугукали не нацлидеру, а Джеффу Монсону, с трудом покидавшему арену после побоев от Федора Емельяненко.

После того как пресс-секретарь Путина провел специальную телефонную пресс-конференцию по случаю свиста в «Олимпийском» во время выступления будущего президента, почти заурядное событие стало историческим. По канонической теперь версии, предложенной Дмитрием Песковым, свистели и угугукали не нацлидеру, а Джеффу Монсону, с трудом покидавшему арену после побоев от Федора Емельяненко.

До этого среди сторонников Владимира Путина еще были разногласия по поводу природы гула с трибун, сопровождавшего короткую духоподъемную речь нацлидера. Так, пресс-секретарь Росмолодежи Кристина Потупчик утверждает, что «люди орали и свистели от радости», кому-то из толкователей курса партии власти послышалось «ура». По другой версии, свистели организаторам, не выпускавшим зрителей в туалет по окончании зрелища.

Теперь эти и другие неубедительные объяснения опровергнуты на высшем уровне. Каждое из них и вправду обладало определенными изъянами. Например, свист – весьма сомнительное проявление радости. Стремление скрыться в туалете по окончании 15-минутного боя вместо того, чтобы задержаться на минуту и услышать Самого, тоже не свидетельствует в пользу авторитета вождя. Впрочем, возможно, скорее попасть в сортир желали находившиеся в зале оппоненты власти. Они хотели, чтобы их как можно быстрее замочили там, где положено, и недовольно шумели, потому что процесс затягивался. Так или иначе, отныне мы будем называть случившееся «казусом Монсона».

Далее любой сомнительный свист, будь то «Олимпийский», ледовая арена в Челябинске, где болельщикам не понравилась послематчевая партийная агитация, или случись что еще, следует трактовать как выражение презрения к поверженному американскому атлету. По словам Пескова, Монсон, зная о том, что его освистали, "с пониманием относится к нашим болельщикам". Путин позвонил спортсмену, выразил ему признательность за бой и пожелал скорейшего выздоровления. «Странные эти русские», - должно быть, подумал Монсон. Признаться, я не был на боях без правил. Но до сих пор не слышал об освистывании проигравшего, будь то футбол, бокс или бег с препятствиями. Премьер-спортсмен точно больше знает об этой традиции и поведении болельщиков. "Болельщики, которые были в "Олимпийском", - это знакомая, естественная, чрезвычайно дружественно настроенная среда", - уверяет пресс-секретарь. В этой дружеской среде Путин не воспринял реакцию зрителей на свой счет. А Дмитрий Песков решил объяснить журналистам, как следует понимать угугуканье зала. Общими усилиями интернет-сообщества и пресс-службы премьера («в связи с огромным количеством звонков») шум из «Олимпийского» донесся до последней деревеньки, где есть электричество. Если я правильно понимаю, получается, что свистопляска – самое важное событие последнего времени, потребовавшее комментариев официального представителя российского Белого дома. Вполне логично в стране, где политика и общественная жизнь давно ушли в один большой свисток. В этой чудесной атмосфере даже намек на выражение недовольства подхватывается и тиражируется до событий мирового масштаба, а политологи трактуют направление свиста масс и делают из этого далеко идущие выводы. Как, например, депутат Госдумы Сергей Марков, он же член Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России: «Это позор оппозиции, честно ведите борьбу… И не надо лгать. Освистывания Путина не было… Ведется грязная кампания, за которую будет стыдно потом. Именно поэтому за оппозицию люди и не голосуют».

Только один человек, и имя его вы знаете, с самого начала знал, чем закончатся эти выборы. Еще в июне на вопрос, чем он займется на следующий день после дня голосования, Путин ответил: "Пойду умываться". "И в гигиеническом смысле этого слова, и в политическом. После всех кампаний, которые нам предстоит пережить, нужно будет как следует заняться гигиеной... К сожалению, это так. Это неизбежный процесс, - сказал премьер и процитировал Черчилля: - Как говорил Черчилль, самая плохая система управления - это демократия, но лучше нет".

Предлагаю наградить Монсона. За развитие демократии в нашей стране.

Александр Горшков, главный редактор "Фонтанки.ру"

Комментарии

Написать новость
Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Не забудьте указать свои контакты

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения