ОСОБОЕ МНЕНИЕ / Дмитрий Травин

12.02.2015 17:32
0

О чем говорят Минские договоренности?

Слава богу, нормандской четверке – Владимиру Путину, Петру Порошенко, Франсуа Олланду и Ангеле Меркель – удалось после напряженной работы принять комплекс мер по реализации Минских договоренностей. Есть надежда, что хотя бы месяц-другой на Украине не будут убивать людей. Но возникает вопрос о том, что из данных договоренностей вытекает по большому счету? Это настоящий мир? Или временное перемирие? Или же не более чем перегруппировка сил для нанесения новых решающих ударов по противнику?

Слава богу, нормандской четверке – Владимиру Путину, Петру Порошенко, Франсуа Олланду и Ангеле Меркель – удалось после напряженной работы принять комплекс мер по реализации Минских договоренностей. Есть надежда, что хотя бы месяц-другой на Украине не будут убивать людей. Но возникает вопрос о том, что из данных договоренностей вытекает по большому счету? Это настоящий мир? Или временное перемирие? Или же не более чем перегруппировка сил для нанесения новых решающих ударов по противнику?

Для того чтобы разобраться во всем этом, нужно сосредоточить внимание на двух принципиальных моментах.

Первое. Начать анализ подписанного сторонами документа следует с пункта 11, поскольку он носит не технический, а политический характер. В нем говорится о том, что на Украине до конца 2015 года будет проведена конституционная реформа, обеспечивающая децентрализацию и учет особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Формально это вроде бы как раз то, за что боролись сепаратисты, – самостоятельность. На самом же деле все обстоит намного сложнее, чем представляется.

Порошенко на Украине не обладает даже десятой долей той власти, которая есть в России у Путина. Если он сказал, что в его стране появится новая конституция, это еще не значит, что она действительно появится. Президент Украины не может отдать приказ своей администрации, чтоб та «построила» парламентариев и заставила их проголосовать именно за то, что обещал Порошенко в Минске.

Более того, дьявол, как известно, кроется в деталях. Если все же обещанный «нормандцам» документ действительно будет украинцами разработан и принят, возникает вопрос: устроит ли Россию и сепаратистов та трактовка понятия «децентрализация», которая там окажется прописана на практике?

Нет сомнения, что, прозаседав целую ночь и выпив, по словам Александра Лукашенко, целое ведро кофе, «нормандцы» четко согласовали, какая именно децентрализация появится на Украине. Однако завтра Порошенко должен будет доложить о договоренностях своим соратникам, которые, скорее всего, не упустят возможности наехать на него за мягкотелость и уступчивость, проявленную перед лицом врага. А дальше начнется сложный политический процесс, в ходе которого президент Украины станет проталкивать свой вариант конституции, тогда как его оппоненты – в первую очередь премьер-министр Арсений Яценюк – постараются притормозить обновление законодательства под предлогом соблюдения жизненных интересов страны. Скорее всего, на предоставление реальной самостоятельности Донбассу Яценюк никогда не пойдет, хотя некоторые компромиссы Порошенко обеспечить удастся.

Чем все это закончится, не знают сегодня ни Порошенко, ни Путин, ни все прочие заинтересованные стороны. Миротворческий процесс не завершился принятием договоренностей, а лишь начался. Вчера данного процесса вообще не было (была откровенная война), а сегодня он стартовал, и к концу 2015 года можно будет подвести некоторые итоги, если, конечно, все не сорвется раньше срока из-за возобновления боевых действий ястребами, имеющимися с той и с другой стороны.
Второе. Потягивая в Минске свое ведро кофе, высокие договаривающиеся стороны, естественно, говорили не только о том, о чем нам нынче сообщили официально. Скорее всего, Путин предъявлял Олланду и Меркель (а через них и Обаме, с которым европейские лидеры находятся на связи) свои принципиальные условия. Скорее всего, эти условия предполагают фактическое признание Крыма российской территорией. Именно фактическое, поскольку на юридическое Запад согласиться никак не может и такого рода условия Путин как прагматик не будет даже пытаться оговаривать.

Если с России снимут санкции или, возможно, существенно облегчат их бремя (как конкретно ставится данный вопрос, мы не знаем), Путин сделает так, чтобы Донецк и Луганск позитивно воспринимали даже такой вариант децентрализации, который далек от предоставления им реальной самостоятельности. Донбасс для Кремля, по большому счету, является разменной монетой. Думается, что ради легитимации Крыма Москва спокойно пожертвует Восточной Украиной.

Скорее всего, Путин получил со стороны Запада хоть какие-то заверения. Иначе переговоры просто сорвались бы и ныне высокие конфликтующие стороны просто ругали бы своих «партнеров» парламентскими выражениями, изредка переходя даже на непарламентские. Так что заверения существуют. Однако от устных обещаний даже столь авторитетных людей, как Олланд и Меркель, до практической реализации – дистанция огромного размера.

Во-первых, потребуется раскрутить в обратную сторону весь неповоротливый механизм принятия решений странами Евросоюза. Во-вторых, либерализацию в отношении не любимого европейскими народами Путина надо будет как-то подать рядовому избирателю так, чтобы он на будущих выборах не проголосовал вдруг за оппозицию. В-третьих, надо, чтобы со всем этим согласилась Америка, которая непосредственно в Минске все же не присутствовала. По большому счету процесс согласований, определяемый этими тремя моментами, не проще, чем тот процесс, который должен будет обеспечить на Украине Порошенко.

Таким образом, сегодня перспективы мира на Украине будут, скорее всего, зависеть от того, смогут ли лидеры стран Запада обеспечить то, что пообещали Путину, согласится ли Кремль признать обещанное реализованным и сможет ли Порошенко так реформировать украинское законодательство, чтобы пройти между Сциллой (Путиным) и Харибдой (Яценюком). Срыв нормального хода миротворческого процесса на любом из отмеченных направлений будет означать фактически срыв всех Минских договоренностей.

Следует помнить, что разного рода технические моменты (такие, как отвод войск от линии фронта, вывод иностранных вооруженных сил с территории Украины и контроль ОБСЕ за соблюдением договоренностей) – это не более чем перемирие. Не более чем шаги, обеспечивающие нормальную жизнь Донбасса в настоящий момент. Что же касается будущего, то оно определяется политикой. И это будущее, увы, остается пока почти столь же неопределенным, как и раньше.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор