Как убрать сосули по закону

13.02.2018 17:17
Как убрать сосули по закону / Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"
Что получается, если бороться с сосульками, соблюдая закон? В Петербурге нашелся несгибаемый глава ТСЖ, который пытается добиться ответа.

«Получается пшик», – разводит руками Евгений Самсыгин, глава ТСЖ «Толстовский дом», которое сейчас управляет знаменитым домом на Фонтанке – образцом модерна Федора Лидваля. Больше недели, потеряв счет обращениям и получая отписки, он пытается узнать, как убрать сосульки с тридцатиметровой высоты так, чтобы не расколотить припаркованные под ними по всем правилам машины. Вызвать эвакуатор он не имеет права, как и огораживать проезжую часть. Автовладельцам, оставляющим машины, судя по всему, дела нет. У Смольного, полиции и телефона 004 ответов тоже не имеется. Но в случае чего за разбитые машины заплатит ТСЖ.

Толстовский дом, как известно, имеет два фасада: одним он выходит на улицу Рубинштейна, а другим — на Фонтанку. Откапывать дом и чистить кровли неделю назад решили сначала со стороны Рубинштейна, рассказывает управляющий ТСЖ. «Обратились в администрацию Центрального района: хотим чистить, кровельщики готовы работать, но машины не убрать. Ставим заграждения, пишем объявления, время приходит – машины стоят. А администрация рассылает указания: убрать, доложить, отчитаться. Что делать? – спрашивает Самсыгин. – Ну вы стучите по машинам, сказали нам в администрации. Чтоб сигнализация сработала. И ищите телефоны. Машины накрыть можно, сказали, щитами накрывайте, матрасами. А высота-то огромная, какие матрасы — льдина упадет и пробьет крышу насквозь».

Во дворе убрать можно — все жильцы свои, переставить машины и сбить лед не проблема. Проблемы начинаются снаружи, на городской территории и проезжей части, где парковаться может кто угодно — запрещающих знаков нет ни на Фонтанке, ни на Рубинштейна. Не получив помощи в администрации, Самсыгин позвонил на телефон 004. Но и там ему ответили, что его заявка «не по профилю». И перевели на экстренную службу 112.  

«Там я тоже все изложил. Меня там уже узнают: а, мол, Евгений Александрович звонит. Сказали: мы вашу заявку переадресуем – в полицию и районную администрацию. Из полиции, из 28-го отдела, отзвонились: чем, говорят, можем помочь? Мы им: ну машины кто-то должен же убирать. Ну хорошо, мы к вам ГИБДД пришлем, отвечают. ГИБДД приехала, посмотрела — машины правил не нарушают, знаков нет. Нет оснований их убирать. Из районного ГИБДД позвонили, сказали: дайте нам номера нескольких машин, какие подороже. Мы их по базе пробьем, и если это ваши жильцы, дадим их координаты, – рассказывает Самсыгин. – Минут через 15 звонят: нет, машины не ваши. Я это и без них знал».

Ближе к пятнице, не растеряв ни грамма настойчивости, законопослушный Самсыгин дошел до приемной вице-губернатора Бондаренко. Заявку у него приняли. На следующий день позвонил приятный мужской голос, который тоже начал с расспросов, что было сделано: оградили – не оградили, стучали – не стучали, накрывали – не накрывали. «Я ему все вежливо рассказал, – поясняет упрямый глава ТСЖ. – В ответ: ой, подождите, меня тут отвлекли, я вам позже перезвоню. И до сих пор перезванивает».



Со стороны Рубинштейна кровлю и тротуары как-то удалось расчистить к 9 февраля, говорят в ТСЖ. Обошлось без происшествий, хотя один «Форд-Мондео» чудом остался невредим — от летящей льдины его «спас» дорожный знак. Но тротуары со стороны улицы в несколько раз шире, чем со стороны набережной, где до машин всего два метра. Теперь нужно чистить второй фасад, но как выкручиваться законным способом, в Толстовском доме до сих пор не понимают. У соседей уже был печальный опыт, вспоминает Самсыгин: тут же, на Фонтанке, несколько лет назад управляющей организации пришлось возмещать автовладельцам стоимость ремонта побитого льдом автомобиля, который был припаркован в левом ряду — так же, как тут стоят машины и сейчас. 

Все, что может сделать по закону глава ТСЖ, — огородить часть тротуара (о безопасности прохожих, вынужденных идти по проезжей части, умолчим). На полосатых ленточках, оберегающих головы петербуржцев ото льда, написано: 13 февраля с 10 утра будут вестись работы по очистке кровли. Машины стоят вплотную к этим лентам, хотя ограждение выставлено вечером 12 февраля. Накануне беспокойный управляющий лично бегал и пришпиливал на лобовые стекла бумажки с просьбами убрать авто. Безрезультатно. «Вчера в службу 112 дал заявку, сегодня продублировал. В администрацию района с утра дозвониться не могу. Что делать — не знаю. На ленточках бумажки — их никто не читает. И люди ходят: я сюда и дежурного ставил – все равно идут, и с детьми идут, бесстрашные», – вздыхает Самсыгин. 

Ставить ограждение на проезжую часть он по закону не имеет права — говорит, накажут за самоуправство. Подчеркнем — по закону. Соседние дома справляются, очевидно, идя окольным путем, а не правовым: так, у дома 66 на Фонтанке днем 13 февраля можно было наблюдать наполовину сбитое ограждение и на лентах развешенный отчаянный призыв: «Категорически запрещается парковать машины!!!» А пару дней назад, к примеру, журналист «Фонтанки» наблюдал чистку кровель в Щербаковом переулке, на доме 2/58, угловом с набережной. Машины стояли в левом ряду, как и всегда. Ни матрасов, ни щитов поблизости видно не было. 

Возможно, ситуацию можно разрешить очень легко, считает несгибаемый управляющий. Просто нужно вовремя оповещать управляющие организации о расчистке проезжей части, которую проводят при участии ГИБДД и комитета по благоустройству. «Ставится дата, все оповещаются, приезжают эвакуаторы, машины убираются, дороги чистятся, машины ставят на место. Так вы оповестите управляющие организации! Чтобы мы привели альпинистов и в это же время нормально расчистили кровлю, – упрашивает Самсыгин. – Я же не могу перекрывать движение, чтобы сбить сосульки. Тут полнабережной надо огораживать, чтобы не раскурочить всё. И самостоятельно эвакуатор вызвать не могу — он приедет и спросит у меня документы на машину. Да, я законопослушный человек. Потому что, если при расчистке мои сотрудники уронят сосульку, я потом буду отвечать. И возмещать ущерб. Не администрация района, не город, а именно ТСЖ». 

12 февраля Самсыгин, потеряв, видимо, надежду, написал отчаянное письмо в городскую прокуратуру. «Просим вас принять действенные меры, которые защитят граждан», – говорится в нем.

Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: