$63.49р
73.93р
В СПб: +25°C

Волейбольный «Зенит»: Битва за бюджет «Газпрома» – красивая вывеска

14.04.2018 13:11
Волейбольный «Зенит»: Битва за бюджет «Газпрома» – красивая вывеска / Александр Климкин//пресс-служба ВК "Зенит"
О прибавке к зарплате за сенсационный выход в финал Суперлиги, командной демократии и битве за деньги «Газпрома» с казанским «Зенитом» в интервью «Фонтанке» рассказал главный тренер петербургского «Зенита» Александр Климкин.

Волейбольному клубу «Зенит» из Петербурга нет еще и года. Никто не ожидал от команды громких побед, но Климкин (один из тренеров той самой сборной России, выигравшей в 2012 году Олимпиаду в Лондоне) сумел добиться почти невозможного – вывел клуб в финал российской Суперлиги в первом же сезоне. Произошло это после фантастического матча с московским «Динамо», когда «Зенит» уступал со счетом 0:2 по партиям и 1:8 в третьем отрезке игры, но сумел отыграться и вырвать победу. Теперь петербуржцам предстоит финал против казанского «Зенита» – 9-кратного чемпиона России. С 2011 года ни одной команде не удавалось отобрать у казанцев это звание.

– Вы, наверное, сами в шоке.

– Почему я должен быть в шоке? Просто в начале сезона никто о финале не задумывался. Ну, точнее, задумывались, но надо понимать, что команда была новая, несыгранная. Максимальная задача на тот момент ставилась – попасть в еврокубки. По ходу сезона, когда мы начали прибавлять, уже пошли мысли о полуфинале, чтобы получить шанс сыграть за медаль. Остальное дело случая. Хотя, конечно, далеко не только случая. В первую очередь – это командная работа. Да, можно констатировать, что нам немного повезло в том смысле, что мы не сыграли с «Динамо-Казань». Но разве «Факел» и «Динамо» – слабые соперники? Это клубы, входящие в число лучших не только в России, но и в Европе. Но мы смогли их пройти. Видно было, что после середины сезона наша команда стала прибавлять в сыгранности. И стало понятно, что ребята хотят добиться большего, пройти в плей-офф как можно дальше.

– Прибавку к зарплате или премию уже попросили?

– Нет, конечно. Это же от руководства зависит, а не от нас.

– Просто известны случаи, когда игроки некоторых футбольных клубов после особенно удачных матчей просили у руководства двойные-тройные премиальные. В волейболе так не принято?

– У нас получилось наоборот. Когда на горизонте появилось какое-то понимание, что мы можем попасть в четверку, руководство команды само пришло к нам и сказало: «Ребята, если вы попадете в четверку, у вас будут дополнительные бонусы». Не уточняли, правда, какие именно.

– Судя по результатам, это ребят сильно вдохновило.

– Ну и это, конечно, тоже, но это точно не стало главным стимулом. Ребята у нас амбициозные собрались. Не было такого — им пообещали бонусы, и они тут же начали здорово играть.

– Перед началом сезона директор «Зенита» Владимир Самсонов и вы говорили, что золотые медали — это перспектива двух-трех, а то и четырех лет. О финале уже этой весной речи точно не шло. Благодаря чему удалось настолько сильно опередить график?

– Это командный успех. Я поверил в игроков, игроки поверили в меня. В своей тренировочной работе я всегда открыт. Ребята у нас много где поиграли, много чего выиграли. Они знают, что нужно делать, что не нужно. Поэтому не считаю зазорным о чем-то с ними иногда посоветоваться. Например, при подготовке к конкретному сопернику я даю задание на тренировке – нападать в определенную зону. Игроки имеют право сказать: «А давайте мы попробуем атаковать чуть по-другому». Ну, допустим. Я никогда не говорю, что мы будем делать исключительно по-моему. Говорю в ответ: «Хорошо. Если у вас получится, буду только рад. Но если не получится, будем делать так, как я сказал изначально». Это такая обоюдная работа.

– Удивительная у вас демократия в команде.

– Если она дает результат, почему нет? Хотя я бы не назвал это демократией. Я даю им право выбора. И если у них не получается – уж извините, будем делать так, как я запланировал. И игроки это понимают.

– Такое допустимо только в рамках тренировочного процесса или в матчах подобное тоже происходит?

– В основном на тренировках, но в матчах тоже была пара моментов. Например, в одной из игр с новосибирским «Локомотивом». Мы должны были по изначальной установке закрывать блоком определенную зону. В какой-то момент ребята поняли быстрее меня, что нужно закрывать чуть-чуть другое направление. Я согласился с ними, и это дало результат. Во время игры я слежу за всем сразу и какие-то частные моменты иногда не успеваю разглядеть.

– Вы это сами придумали или где-то подсмотрели, возможно, когда сами были игроком?

– У каждого тренера своя система работы. Я знаю точно, что с этой конкретной командой это будет работать. С другой – не факт. Может, там игроки моложе, которым нужно, наоборот, палкой по пятой точке бить, чтобы они работали… Может, там просто игроки не такого высокого уровня – и у них нельзя не то что идти на поводу, а нельзя разрешать даже свои мысли. Они должны четко выполнять установку, и тогда у них все получится. Но вот именно с этой, зенитовской, командой я выбрал правильную тактику.

– В вашей карьере какие чаще тренеры попадались – диктаторы, демократы?

– Да всякие бывали. Тренеры-демократы чаще за границей встречаются. У нас другой менталитет, больше жестких тренеров.

– За границей мягче?

– Там больше ответственности на тебе, никто не кричит. Я тоже могу прикрикнуть, если вижу, что ребята разбаловались, страдают какой-то ерундой. Зато сразу все приходят в норму. Но у нас такое нечасто, потому что в «Зените» все профессионалы, которые понимают – если они будут хорошо тренироваться, то многого добьются.

– В том самом втором полуфинальном матче с «Динамо» много кричали?

– Нет, был спокоен. Когда в третьей партии мы проигрывали 1:8, я уже мысленно стал прикидывать, что мы будем делать на тренировках перед третьим матчем. А когда игра начала выравниваться и ребята стали заводиться, отгонял эти мысли. Думал, что нужно добиваться успеха в этой партии, и тогда потом будет все хорошо.

– Откуда была такая уверенность?

– Это не то что уверенность… Просто так обычно происходит, когда одна команда останавливается, а другая, наоборот, начинает набирать обороты. При такой ситуации, как правило, всегда доходит дело до пятого сета. Ну а на тай-брейке – уже как повезет.

– Абсолютно голливудский финал у истории. Вы же что-то подобное пережили в 2012 году на Олимпиаде в Лондоне, когда сборная России, в которой вы были тренером, вырвала у Бразилии в финале победу, уступая по партиям 0:2.

– Ну я особо-то это не пережил непосредственно. Вот все пишут, что я на Олимпиаде работал вместе с Алекно. Да, я работал в тренерском штабе, но на скамейке с командой не сидел.

- И тем не менее хотелось бы понять: когда такие камбэки происходят, это что – везение, чудо, тренерская работа? Из чего такие сюжеты складываются и что конкретно произошло в вашем матче с «Динамо»?

– Отчасти везение. С другой стороны... даже не знаю, как это назвать. Когда мы только начали игру, ребята немного перенастроились, перегорели от своего желания закончить серию на домашней площадке. Но я думаю, если бы не в этом матче, то в следующем, в Москве, мы бы все равно закончили серию в свою пользу. На нас бы ничего не давило и мы бы играли расковано.

– В Петербурге очень давно не было большого волейбола, но у вас с ходу получилось собирать аншлаги на семитысячной «СИБУР Арене». Есть объяснение этому?

– Думаю, это вопрос скорее к нашей пиар-службе. Если честно, для меня это была полная неожиданность. Я полагал, что в Академии Платонова будут заняты все места, но тут всего 1500 человек помещается. Когда же мне сказали, что мы будем играть на «СИБУР Арене», не думал, что увижу аншлаги. У того же «Динамо» есть арена на пять тысяч зрителей, но на матчах регулярного чемпионата там собираются те же полторы-две тысячи человек. А наш первый же матч на «СИБУР Арене» пришло 4,5 тысячи, хотя мы перед этим проиграли четыре встречи подряд. И после этого, кстати, у нас и пошло все в гору.

– В одном из интервью у вас поинтересовались, не оглохли ли вы на матче с «Динамо», когда на трибунах «СИБУР Арены» яблоку негде было упасть. И вы вспомнили поездку со сборной в Иран, где вам пришлось затыкать уши ватой, чтобы не оглохнуть от криков местных болельщиков. Это действительно было или это преувеличение?

– Действительно было. Игроки играли с ватой в ушах, потому что иначе просто невозможно. В перерывах ничего не слышно, что тренер говорит. Мы там проводили два матча. На первом ребята были с ватой, а я — без. Так у меня потом голова звенела до следующего дня! Я тогда сказал доктору: «Давай мне вату тоже, я уже не могу». Такой гул стоял, что невозможно было физически это переносить. Местные болельщики кричали, во что-то дули, стучали, свистели... Все вместе, несколько тысяч, всю игру. Это было ужасно, если честно. Мне не понравилось. Никогда больше ни с чем подобным не сталкивался.

– Как планируете побеждать казанский «Зенит»?

– Готовимся по нашей стандартной схеме. Ничего менять не будем. А зачем, если всё работает? Конечно, мы понимаем, что соперник самого высокого уровня, выиграл всё и везде, в том числе последний клубный чемпионат мира. Серьезная команда.

Но нам должно быть легче, потому что на нас не висит груз ответственности за обязательную победу. Нет, мы, естественно, хотим выиграть. Но все прекрасно понимают — с таким соперником играть очень тяжело. Хотя казанцам в эмоциональном плане тяжелее: им нужно только побеждать, они обязаны подтверждать свое чемпионство, свое звание лучших в мире. И вот это может нам помочь. То есть мы будем играть раскованно, а они — под давлением.

– Не замечали среди игроков чрезмерной расслабленности? Все-таки задачу на сезон вы уже даже перевыполнили.

– Нет, такого точно нет. Да, игра может пойти или не пойти, но у нас нет такого, что мы свою задачу уже выполнили и можем отдыхать. Мы продолжаем работать и будем работать до финального свистка.

– Казанский «Зенит» в этом сезоне проиграл дважды – первый раз вам, второй – «Белогорью». Такого с ними не случалось очень давно. Не видите ли для себя в этом хороший знак?

– У «Зенита» можно взять игру, но серию у них выиграть тяжело. Команда сбалансированная, хорошие волейболисты, давно вместе играют. Нам будет очень тяжело.

– Нет ли в этом финале помимо чисто спортивного сюжета еще и битвы за бюджет «Газпрома», который спонсирует обе команды? Ходят слухи, что бюджет казанцев могут уменьшить в пользу петербургского клуба и, чтобы этого не случилось, им нужно обязательно выигрывать.

– Не думаю, что бюджет наших команд зависит от исхода этого финала. Конечно, для журналистов и болельщиков «Битва за бюджет» – красивая вывеска. Но, насколько я знаю, казанский бюджет на следующий сезон уже утвержден, и он не меньше текущего.

Поэтому уверен, что в этом матче на кону будут стоять не деньги, а золотые медали и титул лучшей команды России. В любом случае, я на эту тему с руководством не общаюсь. Могу по этому поводу только процитировать слова Владимира Романовича Алекно, которые он произнес после того, как проиграл нам в чемпионате России: «Ничего страшного не произошло, главное, что выиграла газпромовская команда». Поэтому ничего страшного в любом случае не произойдет: как бы ни завершился финал, «Зенит» все равно будет чемпионом.

– Вы понимаете, что может произойти так, что ваш «Зенит» будет единственной командой в городе, играющей в Лиге чемпионов? Некоторые футбольные болельщики уже называют вас отдушиной, поскольку результатами подопечные Роберто Манчини в последние месяцы не блещут.

– Мне очень приятно. Будем для них стараться. Приглашаем всех на волейбол. Если футбольные болельщики будут ходить и на наш вид спорта, мы будем только счастливы.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.

Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: