Американский волонтер: Прошел в трех метрах от Дзюбы! Такого больше в моей жизни не будет!

20.07.2018 12:15
Американский волонтер: Прошел в трех метрах от Дзюбы! Такого больше в моей жизни не будет! Крис Пасконе/из личного архива
Увольнение из американского университета, выход на поле арены "Санкт-Петербург" и памятные сторублевки: отдел спорта "Фонтанки" рассказывает, как американский волонтер Крис Пасконе бросил работу в штате Миннесота и приехал работать на ЧМ в Петербурге.

-  Ты же много лет жил в Петербурге, затем вернулся в Америку и теперь внезапно приехал на российский чемпионат мира в качестве волонтера, так?

– Я прожил в Петербурге 14 лет, с 2000 по 2014. Я захотел поучаствовать в чемпионате мира в тот момент, когда определились города-участники. Это была моя цель. Я пытался найти работу в FIFA еще прошлым летом, но присутствовала бюрократическая проблема: было тяжело оформить мне как иностранцу рабочую визу в Россию. В тот момент я пожалел, что не получил в свое время российское гражданство. С работой не сложилось, и где-то в октябре я стал изучать тему с волонтерством. По старой памяти я переписывался с одним из сотрудников отдела маркетинга FIFA. Я раздумывал о лингвистическом отделе или отделе по работе со СМИ, но в какой-то момент я понял, что этот мой товарищ советует мне идти в его отдел. И, Федя, это было лучшее решение в моей жизни! 

Отдел маркетинга – это очень круто! В Пулково сидят сотни волонтеров, которые вообще не видели стадиона, встречали гостей в 4 утра со сменой с полуночи до 8 утра. Я же 23 смены провел на стадионе "Санкт-Петербург", побывал в раздевалках французов и бельгийцев. Моя основная задача заключалась в том, чтобы проводить туры для гостей спонсоров, всех этих компаний-партнеров, которые упоминались на рекламных бортах. Мы смотрели разминку, выходили на поле, последние 15 минут тура мы выходили к кромке досматривать матч. На матче Аргентина – Нигерия мы застали гол Маркоса Рохо на 86 минуте. Наша задача была простая: смотреть, чтобы никто не выбегал на поле и чтобы никто не стримил в прямом эфире. Ты не поверишь: я видел победителя конкурса одного из партнеров с острова Маврикий. На вбрасывании монетки был 10-летний мальчик из Мьянмы, которая считается практически закрытой страной, а он приехал со своими родителями, все трое прекрасно говорили на английском.

- Так это разведчики.

– Да, может быть. Мне очень понравилось, что практически все страны мира были представлены. Это, по сути, не работа: просто гуляешь и проверяешь, чтоб у всех было хорошее настроение.

- Церемония открытия матча – тоже ваш отдел?

– Да, мы тренировали детей, которые потом выводили футболистов на поле. Я притворялся игроком, меня за руку вели детишки, я подыгрывал им, притворялся, что я Тибо Куртуа, вратарь сборной Бельгии, лучший голкипер мира. Моя девочка в итоге выходила с Лукаку. Мне очень понравилось, что мы работаем с людьми, и работаем с теми людьми, которые испытывают ту же эйфорию, что и мы.



Фото: из личного архива


- Ты же уволился с работы в Америке, чтобы провести месяц волонтером в России, так?

– Ага, я уволился из университета, где я преподавал английский язык иностранцам с подготовительного факультета, собирающимся поступать в Университет штата Висконсин. Все аспекты языка: чтение, письменная практика, разговор, грамматика. Это была не какая-то престижная работа, но не фриланс: белая зарплата, государственный университет. Я морально был готов сменить работу, потому что я очень много преподавал, 30 часов в неделю. И поездка в Россию была идеальным поводом сменить сферу деятельности. Я заранее знал, что если пропущу чемпионат мира в России, то просто не прощу себя, буду ненавидеть всю жизнь. С учетом того, что я увидел, – уверен, что я все сделал правильно. Эта атмосфера, мировые игроки выходят на поле, ты стоишь в подтрибунном помещении и все это перед тобой – фантастика! О! Я же еще флаг выносил на матче Россия – Египет, 5 минут стоял на поле, пока звучали гимны. Прошел в трех метрах от Дзюбы! Такого больше в моей жизни не будет!

- Вы всей семьей прилетели?

– Да, с женой и двумя дочками. Я хотел, чтобы они тоже поучаствовали в этом процессе. На матчи они не попали, но Забивака им понравился. Я очень рад, что они оказались в Петербурге в тот момент, когда случилось это нашествие иностранцев. Мы много гуляли, и я никогда не забуду ситуацию: я стою в центре Петербурга, и меня окружает толпа перуанцев. Когда еще мы такое увидим? Когда мы еще увидим на Большой Конюшенной колумбийцев больше, чем петербуржцев? Или Невский проспект, заполненный иранцами, и ты как будто в Тегеране? Самое важное ощущение у меня было как раз не на стадионе, а в городе. Я чувствовал, как мой любимый Петербург становится настоящим Метрополисом, городом, куда стекаются люди со всех стран мира. Этот турнир подарил нам возможность принять всех и показать, какие мы крутые и какой у нас классный город.

- Ты же и маму привез? 

– Да, она как раз попала на матч, мы ходили на игру Марокко – Иран. Ей безумно понравилось! Мы смотрели не вместе весь матч, но я в какой-то момент к ней пробился: так-то волонтеры не могут сидеть на трибунах вместе с болельщиками. Мама также была на игре Россия – Египет, и нам, волонтерам, которые выносили флаги, выдали специальные браслеты, которые позволяли находиться на трибунах, так что я пришел к ней после конца церемонии. Охранник меня пытался не пускать, но в итоге мы договорились. Я, кстати, придумал, как проходить на трибуны: заходишь на трибуны, находишь бразильского болельщика, просишь у него флаг, накрываешься флагом – и не видно, что ты волонтер.

- А где вас поселили?

– Мне дали жилье в гостинце "Турист" на улице Севастьянова, рядом со станцией метро "Электросила". Гостиница типа общежития. В комнате 4 человека, комната – метров 15. Эфиопец, австралиец, индус и я. Я  заехал, зачекинился и больше там не появлялся. Я очень порадовался, что мне было где остановиться в Петербурге. 



Фото: из личного архива


- Кто из болельщиков на стадионе понравился тебе больше всего?

– Больше всего мне полюбились марокканцы. Я знаю, что весь мир ненавидит эти дудочки, а мне нравится: постоянный драйв. Этот звук идет вечно, без перерыва. Мне понравилось, что марокканцы так далеко уехали от дома, у них же нет репутации известных в мире болельщиков. А они привезли свою культуру боления, и на стадионе в Санкт-Петербурге я находился в Африке. Сидишь в таком улье, кругом шум.

- Были эксцессы на стадионе? Видел, как бразильца на стадионе принимали? 

– Нет, этот эпизод я пропустил. Но на игре Бразилия – Коста-Рика был: мы нашли на самом верху нишу, практически под экраном, откуда видно поле, но которую не видно снизу. Так что на том матче я тоже чувствовал себя гангстером. Эксцессов, повторюсь, не увидел. Удивило, как много болельщиков приехало из Азии, много китайцев, которые в игре Англия – Бельгия болели за Англию.

- Так по линии Гонконга.

– Точно. Рядом со мной сидел мужчина, которые все время взвивался, когда мяч оказывался у Харри Кейна, и начинал вопить "ХАРРИКЕЙН! ХАРРИКЕЙН!" (игра слов – в переводе с английского имя и фамилия нападающего сборной Англии значит "ураган". – Прим. ред.). Кстати, нам, работникам, было неудобно обходить стадион по кругу, если бы у меня был шагомер, то в день выходило бы тысяч по 40. Мы только и делали, что поднимались и спускались, обходили и возвращались назад. Я не жалуюсь, понятно, что стадион гигантский и все немного не для людей. Волонтеров пропускали только через гейты №№1 и 5, а если ты приехал на метро "Новокрестовская" и если тебе надо к пятому гейту, то обходить приходится по кругу в 180 градусов. Я ездил почти на все смены на велосипеде, и однажды мне чуть велосипед не эвакуировали: девушка из Local Organization Committee сказала, что пристегивать велосипед просто так нельзя, и отвела меня к велопарковке у первого входа.

- Со знаменитостями пересекался?

– Я видел Акселя Витселя! Но пообщаться не удалось, не удалось повспоминать, как я переводил его первую пресс-конференцию с французского на русский на базе в Удельном парке в 2012 году. После матча за 3 место нам даже позволили выйти на поле, и это была большая честь для нас. Кстати, вот сюжет: на стадионе же стоял банкомат банка партнера FIFA, который включался за три часа до матча и в котором можно было получить памятные сторублевые купюры. Очереди невероятные, болельщики стояли там по полтора часа. Банкоматы эти переставали работать со стартовым свистком. И вот в день после матча за 3 место, когда у меня была заключительная смена, именно аккредитованным лицам дали снимать памятные купюры. Я думал, что вот, наконец и сниму. Но не тут-то было! Очереди в итоге были еще больше: все стюарды, все волонтеры хотели получить на память такую купюру. Так и не получилось у меня.

- Естественно, не могу не спросить тебя про планы на 23-й чемпионат мира, который пройдет в Канаде – Мексике – США.

– Конечно, в этот раз я хочу устроиться именно что на работу. Города еще не определены, еще 8 лет. Надеюсь, что в Миннеаполисе будет матч, это столица моего штата, Миннесоты. Но, конечно же, я готов поехать и в любой другой штат. 

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.
    Введите цифры с изображения: