Яхты уперлись в Гогланд. Российско-финскому проекту по созданию сети малых портов отказали в финансировании

27.12.2018 14:34
Яхты уперлись в Гогланд.  Российско-финскому проекту по созданию сети малых портов отказали в финансировании Роман Рожков/Интерпресс
Нежелание Минобороны видеть туристов на островах Финского залива, похоже, задушило идею превратить Петербург в яхтенную столицу, способную конкурировать со Стокгольмом и Таллином.

Совместный мониторинговый комитет программы приграничного сотрудничества «Россия — Юго-Восточная Финляндия» не согласовал заявку проекта «30 миль». Его авторы рассчитывали получить грант в 1 млн евро от российских и финских властей, чтобы возродить яхтенный туризм в российской части Балтийского моря, используя в качестве промежуточных остановок малые острова Финского залива. Реализация подобного проекта Финляндией и Эстонией позволила последней в разы увеличить турпоток, привлекая путешественников из Суоми.

Программа приграничного сотрудничества «Россия — Юго-Восточная Финляндия 2014–2020» входит в число реализуемых в пограничных регионах между Финляндией и Россией. Общий объем финансирования составляет 72,3 млн евро. Половину денег выделяет Европейский союз, оставшаяся часть разделена поровну между Финляндией и Россией.

Проект 30MILES RusFin («30 миль РусФин») – это разработка Северо-Западного института управления, филиала РАНХиГС. Партнерами выступают спортивный клуб «Ораниенбаумское общество любителей парусного спорта», а также Университет прикладных наук Юго-Восточной Финляндии и Cursor Oy, компания регионального развития региона Котка-Хамина.

Как рассказал «Фонтанке» директор проектов РАНХиГС Сергей Ковалев, его цель — повторить успех аналогичного сотрудничества Финляндии и Эстонии, когда через каждые 30 миль вокруг Финского залива появились кольца малых портов. «Дистанция 30 миль (около 50 км) признана оптимальной для туристических яхт, так как при средней скорости 5-6 узлов позволяет пройти это расстояние в течение дневного перехода», – пояснил он. При этом у экипажа остается время для отдыха и осмотра местных достопримечательностей.

Петербург серьезно отстает от северных соседей как по числу собственных яхт, так и приему туристов. К примеру, если Стокгольм принимает 16 тысяч гостевых яхт в год, Хельсинки – 10 тысяч, а Таллин – 6 тысяч, то Петербург – чуть менее 200. Основная причина — отсутствие инфраструктуры и понятных правил таможенного оформления. «При решении этих проблем потенциал рынка оценивается в 8-10 тысяч судозаходов в год, что может стать существенным вкладом в туристическую отрасль города», – отмечает Сергей Ковалев.

На средства гранта программы «Россия – Юго-Восточная Финляндия» российско-финская команда планировала разработать наиболее интересные маршруты для яхтсменов, расположив на пути следования удобные стоянки, а также создать экономическую модель марин для привлечения инвесторов. В перспективе речь могла пойти о  создании дополнительных пунктов пропуска для маломерных судов. После закрытия подобного в Выборге остался только форт Константин и пятый шлюз Сайменского канала, но они не слишком удобны для яхтсменов.

Судьбу проектов определяли на высоком уровне. В состав мониторинговой комиссии вошли представители министерства экономики и иностранных дел России и Финляндии, а также  властей приграничных регионов: Петербурга и Ленинградской области, Южного Саво, Кюменлааксо, Южной Карелии. Первый этап (на соответствие техническим требованиям) заявка «30 миль РусФин» прошла летом 2018 года. Но в итоговом списке из 11 победителей, опубликованном 18 декабря, ее не оказалось.

Причины отказа на сайте «Россия – Юго-Восточная Финляндия» не сообщаются. В пресс-службе программы не стали отвечать на вопрос «Фонтанки», сославшись на то, что протокол заседания пока не подписан. В петербургском комитете по внешним связям, чьи представители участвовали в рассмотрении, отказались комментировать решение, ссылаясь на требования по неразглашению. Глава комитета по внешним связям Ленобласти Андрей Минин, представлявший свой регион, не смог вспомнить, почему отклонили заявку.

Но, по информации источника «Фонтанки», знакомого с ходом обсуждения, вопросы российской стороны вызвала формулировка одного из пунктов заявки – «Исследование северного и южного берегов Финского залива и острова Гогланд на предмет размещения пункта пропуска маломерных судов и туристской инфраструктуры». Ранее против нашествия индивидуальных туристов на острова Финского залива выступило Минобороны. По данным «Фонтанки», осенью 2018 года губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко запрашивал мнение ведомства о вовлечении их в туристический и хозяйственный оборот. Но военные сочли это нецелесообразным. «Гогланд, Большой Тютерс, Мощный и Сескар, находящиеся в особой охраняемой приграничной зоне, используются для проведения мероприятий оперативной и боевой подготовки, а также выполнения задач боевой службы соединений и воинских частей Западного военного округа», – говорится в ответе начальника Генштаба Валерия Герасимова. Позиция Минобороны была транслирована через представителей МИД, участвовавших в комитете, петербургскому и областному правительству пришлось поддержать его.


гавань Гогланда
гавань Гогланда
Фото: Ксения Потеева


Самих авторов заявки на заседание не пригласили, говорит Сергей Ковалев. Но, по его словам, отказ стал сюрпризом, поскольку до этого проект получил одобрение как в правительстве Петербурга, так и Ленобласти. В последнем была даже создана рабочая группа по использованию островов Финского залива для развития туризма.

Остров туристического невезения

Открытие Гогланда для туристов — давняя мечта яхтсменов. Сильно изрезанная береговая линия и большое количество бухт делает его удобным для стоянок судов. А живописные маяки XIX века и начала ХХ века, нетронутая северная природа привлекают путешественников. «Особенно хотят туда попасть финны, поскольку раньше остров принадлежал Финляндии», – говорит Владимир Иванкив, член президиума Санкт-Петербургского парусного союза. Гогланд также наиболее удобен для организации пункта пропуска. «Сейчас основная масса яхт из Финляндии идёт в пункт пропуска «Форт Константин», но расстояние до него – 70 миль, что не слишком комфортно для дневного перехода», – отмечает он.

За открытие Гогланда ратует и бизнес. Так, генеральный директор компании «Яхтенные Сезоны» Ольга Придорогина в ходе «Форсайт-флота» 2018 года предложила превратить остров в туристический центр с экопарком, портом, зоной duty free и кластером петербургской моды. Мимо острова, который находится между Эстонией и Финляндией, по словам авторов проекта, проходят все корабли, которые направляются в Петербург. «Хочется создать безвизовую и беспошлинную зону, в которую могли бы заходить прогулочные суда и круизные лайнеры», — поясняла она.


Южный Гогландский маяк
Южный Гогландский маяк
Фото: Ксения Потеева


Но развитию туристического потенциала территории мешает статус погранзоны и природоохранной территории (в 2017 году вместе с еще несколькими внешними островами Гогланд вошел в состав заповедника федерального значения «Восток Финского залива». – Прим. ред.). Сейчас на Гогланде установлено оборудование для электронной разведки и находится военная часть. Чтобы посетить его, необходимо запрашивать разрешение у пограничной службы ФСБ России в Санкт-Петербурге.

Основные посетители острова — это участники научно-исследовательских экспедиций Русского географического общества. К примеру, в 2018 году на Гогланде, Большом и Малом Тютерсах проходили раскопки немецкой артиллерийской батареи — находки разместят в кронштадтском парке «Патриот».


маяк на Большом Тютерсе
маяк на Большом Тютерсе
Фото: Ксения Потеева


Поскольку общественный транспорт до острова не ходит, туристы сейчас попадают на Гогланд в составе организованных групп — около 200 человек в течение летнего сезона, стоимость недельной путевки — 12-15 тысяч рублей при проживании в палатке. В течение сезона заходит с десяток российских яхтсменов. Иностранцы теоретически тоже могут получить разрешение, но успешно пройти бюрократическую процедуру удается не всем. Финское издание Yle приводит историю жителя Котки Вейо Парвиайнена, который уже семь лет не может получить разрешение на то, чтобы пристать к Гогланду.

По словам Владимира Иванкива, в 2018 году два финских яхтсмена все же смогли получить разрешение, но один из них не попал на остров из-за погодных условий. «Бюрократическая процедура занимает больше месяца, причем пройти ее самостоятельно, без агента в России нереально», – говорит он.

По словам Сергея Ковалева, команда проекта «30 миль РусФин» повторно подаст свою заявку на рассмотрении комитета программы «Россия — Юго-Восточная Финляндия». Ближайшее заседание состоится в марте. Он не исключил, что упоминание Гогланда исчезнет из новой версии документа.
 
По мнению Владимира Иванкива, альтернативой Гогланду в программе «30 миль» могло бы стать возвращение пункта пропуска в Выборге. «Его закрытие привело к тому, что недоступными для яхтенных туристов оказались семь малых портов на пути следования до Петербурга», – говорит он. Сейчас областные чиновники продолжают вести переговоры с ФСБ по этому вопросу. «Но получается замкнутый круг, нам говорят, пункт не востребован потому, что туристов нет, а их нет именно потому, что таможенный пост закрылся», – заключает Владимир Иванкив.

Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.