Операция-ликвидация: как АСВ доедает миллиарды рублей мертвых банков

28.12.2018 12:26
Операция-ликвидация: как АСВ доедает миллиарды рублей мертвых банков Светлана Холявчук/Интерпресс
На ликвидацию почивших банков государственное «Агентство по страхованию вкладов» расходует до 98% оставшихся в них средств. Искреннее удивление «Фонтанки» в агентстве парировали вопросом— а вы как хотели?

За 2018 год АСВ потратило более 12 млрд рублей на завершение дел мертвых банков. Эти деньги в значительной части ушли на услуги бухгалтеров, юристов и хранителей документов, водителей и прочих специалистов, нанятых для «конкурсного производства». По словам опрошенных «Фонтанкой» экспертов, в агентстве сложились особые для рынка порядки этой процедуры, не сравнимые с делами в рядовых компаниях.

Информация о ликвидационной жизни АСВ доступна в отдельном разделе на сайте агентства. Из него можно узнать, что в 306 кредитных учреждениях процедура уже завершилась, а в 358 — находится «в процессе». В основном это московские кредитные учреждения, региональных в общей массе около трети. Согласно отчету за 9 месяцев 2018 года, средний срок проведения ликвидации около 3 лет, в течение которых агентство, как правило, обильно тратит деньги.

Показателен пример первого же банка из раздела ликвидируемых в настоящее время – «1Банка» из Владикавказа. Согласно отчету за период с 19 мая 2016 года по 31 октября 2018 года расходы на конкурсное производство в нем составили 98% от конкурсной массы – всех средств с корреспондентских счетов, денег, полученных из резервов в Банке России, погашенных заемщиками кредитов, от реализованного имущества и так далее. В денежном выражении это 83 млн рублей. Причем только 960 тыс. рублей ежемесячно уходило на услуги московской коллегии адвокатов «Кворум» за «юридическое сопровождение конкурсных процедур». Сумма, направленная на расчеты с кредиторами, – 0%.

Или, например, печально известный банк «Югра». Конкурсная масса – 5,8 млрд рублей. Из них кредиторы получили 0%. Зато АСВ уже успело освоить 2,8%, или 163,4 млн. Из них 8 млн рублей в месяц платится за юруслуги Московской коллегии «Яковлев и Партнеры», бухгалтерские услуги  «Финконсалтсервис» – 2,6 млн в месяц, выделено до 28 млн рублей ООО «Созидание и развитие» на инвентаризацию, еще почти 160 млн суммарно на научно-техническую обработку документов  и 35 млн рублей на оценочную деятельность НАО «Евроэксперт». И это отчет только за срок с 25 сентября по 31 октября 2018 года.

За более длительное время расходы набегают более внушительные. Например, за 3 года расходы на проведение конкурсного производства в банке «Российский кредит» – 1,7 млрд рублей (15,4% конкурсной массы). Кредиторам направили 8,8 млрд. Во Внешпромбанке на процедуры АСВ ушло 17,9% от конкурсной массы — более 3,5 млрд рублей. Кредиторы увидели 13,5 млрд. Банк «Связной» – траты более 1,2 млрд на конкурсное производство, а кредиторам – 5,5 млрд.

При этом средний процент удовлетворения требований кредиторов банков за все время действия агентства – 41,5%. 

Узкий подряд

Значительная часть средств уходит на заказ юридических услуг, оплату ведения бухгалтерского учета и сопровождение реестра требований кредиторов, проведение оценки имущества, обработку архивных документов, проведение электронных торгов, организацию хранения имущества и других задач. Для всего этого нанимаются подрядчики. 

Список допущенных к работе лиц довольно узкий: зачастую в отчетах о конкурсном производстве можно встретить одни и те же названия. Что не удивительно – на 30 сентября 2018 года при АСВ для оказания услуг в ликвидируемых кредитных организациях было аккредитовано всего 114 компаний на всю Россию.

Например, на хранение документов банков аккредитованы всего две московские организации: ООО «Орб» и ООО «Профархив». На организацию торгов также две  – ООО «Центр реализации имущества должников. Центр – Р.И.Д.» и ЗАО «Объединенная Торговая Площадка». В разделе про транспортных подрядчиков – шесть компаний. На Северо-Западе это, например, ООО «ПДК-Запад» из Кудрово. Самый длинный список — юридические услуги, где обозначены 25 компаний. Почти все они из Москвы. Чаще других «Фонтанке» в отчетах АСВ встречались московская коллегия адвокатов «Яковлев и Партнёры», ООО «Созидание и Развитие» (оно оказывает АСВ еще и бухгалтерские услуги) и московская коллегия адвокатов «Кворум». В большинстве из них на тему отношений с АСВ говорить затруднились — где-то сразу после обозначения вопроса отъехал нужный сотрудник, в некоторых просто больше не подняли трубки.

Директор ООО «АрхиВВажно», которое занимается для АСВ упорядочением архивных документов банков, Сергей Кушнарев рассказал «Фонтанке», как распределяются «заказы».

– Рассылаются письма среди аккредитованных компаний, что «банк такой-то ликвидируется, вы можете принять участие в обработке той или иной кредитной организации». Иногда мы говорим, что не можем принять участие — у нас просто физических возможностей нет. А когда можем, то сообщаем в агентство, и оно создает комиссию и присылает нам потом сообщение, что мы выиграли конкурс по той или иной организации, – рассказал Сергей Кушнарев.

По его словам, нахождение его организации в Москве не несет проблем в работе с регионами — массивы документов везут в столицу. 

Насчет «узкого списка» подрядчиков в АСВ заметили, что разработали гибкую двухэтапную систему отбора поставщиков услуг. Попасть может любой. «В отборе может участвовать любая компания, удовлетворяющая необходимым квалификационным требованиям вне зависимости от места ее нахождения и регистрации. В ходе конкурентной борьбы победителем становится компания, предложившая наименьшую цену оказания услуг», – отметили в агентстве.

Сами участники не были так оптимистичны и сказали, что требования крайне высоки.

АСВ и лимиты

Президент Российской гильдии арбитражных управляющих Станислав Клейменов констатировал, что объем расходов в конкурсном производстве, конечно, напрямую зависит от того, насколько много активов у компании. Но в законе «О несостоятельности (банкротстве)» в статье «Расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве» есть четкие ограничения расходов.

При балансовой стоимости активов должника до 250 тысяч рублей – не более 10% от его активов. А если более 1 миллиарда рублей, то не более 2,995 млн рублей и 0,01% процента размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над одним миллиардом рублей. И в эту сумму управляющим приходится включать все: организацию торгов, привлечение юристов, проведение оценки, аренду офисов, машин  и так далее. 

«Контроль за конкурсным управляющим в последние 2-3 года со стороны налоговой службы, суда, со стороны кредиторов такой, что случаев необоснованных трат  практически не осталось. Проблема склонилась на другую сторону весов: управляющим приходится быть одновременно и охранниками, и юристами, и почтальонами-курьерами, потому что нанять специалистов  невозможно», – отметил Клейменов. 

По его словам, действительно, у АСВ существенно меньше контроля и надзора – «суды относятся к ним более лояльно». И ситуация напоминает ту, что была на рынке рядовых банкротств еще 10-15 лет назад, когда расходы были целиком отданы на откуп управляющему. 

Сергей Прудников, который в октябре возглавил топ-20 арбитражных управляющих страны по версии ФНС, также подтвердил в разговоре с «Фонтанкой», что АСВ с банкротством банков живет своей жизнью по сравнению с рядовыми компаниями.  

– Я об этом тоже читал и слышал от окружающих, кто сталкивался с АСВ и банкротством банков, что там ничего обычно не остается простым кредиторам. Всё уходит, – рассказал Сергей Прудников.

По его словам, в законе прописано, что любые расходы сверх лимитов согласовываются с кредиторами. И это может стать проблемой для агентства в будущем. 

– Я вам скажу так — они могут и не согласовывать, но любой кредитор потом вправе АСВ предъявить, если будет в суде доказано, что траты были необоснованными и что они превысили лимиты. Кредиторы конкретных банков должны работать с АСВ в деле о банкротстве, – считает эксперт.

Вероятно, присмотреться к ситуации могли бы и в Центробанке РФ, но там заявили «Фонтанке», что не будут комментировать ситуацию с агентством. Судя по отчету АСВ за 9 месяцев, говорить там и не о чем -  за это время банком России было проведено 115 проверок работы агентства, из них 48 – в Москве, 67– в регионах РФ, в том числе 4 внеплановые проверки: «Нарушения, повлекшие ущерб для хода ликвидационных процедур в отношении кредитных организаций, не выявлены».

Сами-то как себе представляете? 

В агентстве «Фонтанке» рассказали, что все текущие расходы на проведение ликвидационных процедур разделяют на три группы.

Первая -  задолженность банка по ранее заключенным (до отзыва лицензии) и расторгаемым договорам. К таким договорам относятся, например, договоры аренды помещений для структурных подразделений банка, договоры на их охрану, коммунальное содержание и тому подобное. Также к таким расходам относятся выплаты бывшим работникам банка, связанные с их увольнением в соответствии с трудовым законодательством. Задолженность банка такого характера в общих текущих расходах за 2014-2018 годы составляет около 36%, из которых 30% – это расходы, связанные с увольнением бывших работников банков, а 6% – расторгаемые договоры.

Вторая группа – расходы на обеспечение конкурсного производства (ликвидации). Это траты на научно-техническую обработку документов и размещение архивов, расходы по оказанию бухгалтерских услуг и ведению реестра требований кредиторов, расходы на выплату заработной платы работникам, сопровождающим ликвидационные процедуры, арендная плата, почтовые, телефонные расходы и так далее. Это еще около 22 %.

Третья группа – издержки, связанные с возвратом, обслуживанием, сохранением качества и реализацией активов. Это судебные расходы, связанные с юридическим сопровождением взыскания активов, расходы по охране, содержанию зданий, расходы по хранению, транспортировке, оценке, продаже имущества. Они в общих текущих расходах составляют 42%.

«В среднем доля текущих расходов в сформированной конкурсной  массе кредитных организаций, в отношении которых ликвидационные процедуры завершены, составляет 17,6%. Данная величина существенно колеблется от банка к банку и зависит от качества активов. При этом агентство прикладывает все усилия, чтобы держать расходы на минимальном уровне», – заверили «Фонтанку» в АСВ.

На дополнительный вопрос, почему в АСВ при лимитах в законе в 2,9 млн рублей на конкурсные процедуры тратят порой на два порядка больше и чем это регламентировано, «Фонтанке» порекомендовали изучать параграф закона о банкротстве финансовых организаций. А когда там не удалось найти ничего о каких-то особых привилегиях для ликвидируемых банков (как, впрочем, и ограничений), резко ответили:

«А как вы видите расходы в 2-3 млн рублей на ликвидацию финансовой организации с сотней допофисов, тысячей сотрудников, имуществом, хранение и перевозку которого нужно обеспечить? Научно-технической экспертизой документов, которую необходимо проводить для подачи исков и заявлений в органы?».

Илья Казаков, 

«Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.