Елена Градинарь: После боя вся в синяках ехала в поезде со своим молодым человеком. Соседи по купе решили, что это он меня избил

20.01.2019 13:02
Елена Градинарь: После боя вся в синяках ехала в поезде со своим молодым человеком. Соседи по купе решили, что это он меня избил Елена Градинарь//Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"
Петербурженку Елену Градинарь признали самой перспективной женщиной-боксером мира. Отдел спорта «Фонтанки» встретился с ней и узнал, переживает ли она за свою внешность во время боев, жалеет ли ее мама и почему у нее в Инстаграме нет фотографий в купальнике.

Одно из главных мировых изданий о профессиональном женском боксе Women Of Boxing назвало самой перспективной спортсменкой петербурженку Елену Градинарь. Сейчас она вообще единственная россиянка в мировом рейтинге. На счету Елены девять побед в девяти боях. В последнем из них, в марте 2018-го, она побила канадку Оливию Герулу, по прозвищу Хищница, завоевав пояс интерконтинентальной чемпионки по версии IBF. Следующий бой будет уже за звание чемпионки мира.

Бокс как фитнес

Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Что-то материальное звание самой перспективной боксерши в мире дает? Может, теперь гонорары вырастут?

Реклама

– Посмотрим. Наверное, это добавит мне известности. Попасть на страницы этого издания очень почетно. Когда об этом объявили, меня сразу начали все поздравлять. Было приятно.

– Слышал, что вы довольно поздно пришли в бокс.

– Я из Тольятти и начала заниматься там в 19 лет. Сначала не думала добиваться каких-то высот. Идея была просто прийти и позаниматься с ребятами. Мне повезло попасть к очень хорошему специалисту, заслуженному тренеру РСФСР Евгению Подрезову.

– То есть до 19 лет вы не занимались вообще никаким единоборством?

– Нет. Ходила на танцы, волейбол, футбол. Бокс сначала был просто хобби. Пришли с подружкой в зал для себя. Так получилось, что для меня это стало серьезным делом.

– Пришли, чтобы уметь постоять за себя в случае опасности?

– Мне было просто интересно, что такое бокс. Идеи заниматься этим, чтобы защищать себя, не было. Меня позвали ребята со двора, с которыми я общалась. В компании они часто рассказывали о том, что занимаются боксом. Ну и позвали меня.

Реклама


– Для вас это было из разряда «а не сходить ли мне на фитнес»?

– Да. Но Евгению Николаевичу как-то сразу удалось мне привить любовь к боксу. Как педагог и тренер он очень грамотно к этому подошел. Во мне быстро появилось желание добиться каких-то высот.

– За собственную внешность не переживали?

– Да нет. Стараюсь хорошо защищаться. Хотя бывает, пропускаю удары.

– Не сейчас, а когда впервые решили пойти на бокс.

– Тогда я это воспринимала как игру. О том, что может как-то пострадать внешность при этом, вообще не думала.

– В женских драках за углом школы участвовали?

– Ну, может, были какие-то мелочи, но не серьезно. Без излишней агрессии.

А если гематома?

Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Наверняка кроме тренера было еще что-то, что заставило вас начать относиться к этому более серьезно, чем к хобби.

– Когда начала тренироваться, тренер предложил выступить на чемпионате города. Девочка попалась почти моего уровня. Я ее победила и тогда почувствовала мотивацию продолжать. Тренер сказал: «Хочешь серьезно заниматься, значит, будем работать».

– В Петербурге как оказались?

– Приехала поступать в институт после колледжа. Мне на тот момент был 21 год. Тут познакомилась с Игорем Борисовичем Шафером и продолжила у него свою любительскую карьеру. А он еще менеджер в профессиональном боксе. Мне стало интересно.

– Самый жесткий удар, которые вы пропустили.

– Не было такого момента, чтобы я упала или потеряла сознание. Пока, по крайней мере, не было, тьфу-тьфу-тьфу. Это очень опасно. Женщины бьют не так сильно, как мужчины. У меня еще весовая категория не самая тяжелая.

– Вы-то несколько раз своих соперниц хорошо прикладывали.

– Были такие моменты, да. Но сама не пропускала.

– Нос ломали?

– Ни разу. И не хочу этого. Не дай бог.

– Вы ожидали от себя такого результата: девять побед в девяти боях?

– Конечно. Я была настроена побеждать и подойти к бою за пояс чемпиона мира как можно быстрее. Потому что, когда я ушла в профессионалы, понимала, для чего я это делаю. Проигрывать нельзя, рейтинги сразу падают. В планах стать абсолютной чемпионкой мира. Многие девочки боксируют неплохо, но они боксируют технически. А я сейчас активно работаю над тем, чтобы бить сильно, чтобы побеждать досрочно. Очень хотелось бы этого.

– Перед самым первым профессиональным боем было страшно?

– Было страшновато, да. Все-таки уже без шлема, другие перчатки, другие тейпы. Удары более жесткие, потому что перчатки восьмиунцовые, а не десятки, как в любителях. Из-за отсутствия шлема все время волновалась: а вдруг сечка будет или царапина. А если головами столкнемся? Вдруг гематома?

– С кем боксировали?

– С девочкой из Петербурга Ольгой Забавиной. Я у нее выиграла, потом было что-то вроде матча-реванша, и я снова победила.

– Как всё прошло?

– Без повреждений. Больше волновалась.

– С мужчинами спаррингуетесь?

– Да, постоянно, но, когда начинается более целенаправленная подготовка к бою, обязательно ищем женщину.

– Как ощущения от спарринга с мужчинами?

– Они меня жалеют, естественно. Бывают моменты, когда пропускаешь более серьезные удары от них, но что делать? Женщин-боксеров гораздо меньше.

Ну ты держись, доченька

Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Бой, после которого ваше лицо пострадало сильнее всего.

– Предпоследний, скорее всего. Было рассечение брови, но неглубокое. Даже не зашивали. Просто заклеили медицинским клеем, и все. Ну гематомы были — попадали локтями. Но во время боя на адреналине не замечаешь этого. Это уже после боя подходишь к зеркалу и видишь все эти синяки. А вообще всегда переживают за лицо.

– Как родные в Тольятти воспринимают вашу работу?

– Кстати, была у меня одна комичная ситуация. Ехали с молодым человеком дня через три после последнего боя в поезде к родственникам в Тольятти. На лице еще оставались чуть-чуть гематомы. Ехали в купе с пожилой парой. С какой жалостью они смотрели на меня и с какой ненавистью на моего молодого человека, думая, что это его рук дело! Потом, когда он вышел из купе, женщина мне сказала: «Ну ты держись, доченька». А родственники про меня все знают. Мама вообще нормально к этому относится. Она знает мою мечту и тоже хочет, чтобы я стала чемпионом. Конечно, она очень эмоциональна. Переживает за каждый синяк. Но она меня любит и с самого начала была на моей стороне.

– Ваш следующий бой должен быть в Америке. Впервые там будете выступать?

– Да. Надеюсь, что следующий бой все-таки состоится там. Мы очень к этому стремимся. Но на самом деле это еще под вопросом. Ждем, кто будет моей следующей соперницей.

– Разве не Дженнифер Хан?

– Была она, да, но почти в последний момент она забеременела, чемпионский пояс стал вакантным, и соперница, соответственно, сменилась. Теперь должна быть аргентинка Бренда Карабаджан. Думаю, бой состоится в конце февраля — начале марта.

– Разочаровало ли вас, что с Хан не получится сразиться?

– Что ни делается, все к лучшему. Дай бог, чтобы она родила здорового ребеночка.

– Часто ли в женском боксе бои срываются из-за беременности?

– Не сказала бы.

– Вы детей планируете?

– Сначала хочу выиграть пояса, а потом уже буду думать о детях. Я хочу детей, наверное, как и любая женщина, но попозже.

– В том же журнале, который признал вас «проспектом года», вас сравнивали с Микаэлой Майерс, действующей чемпионкой Североамериканской боксёрской федерации. На ее счету восемь подряд побед, у вас девять. Но у нее в Инстаграме почти 80 тысяч подписчиков, а у вас всего 42 и ни одной фотографии в купальнике, в отличиие опять же от американки. Как-то несправедливо.

– Инстаграм я завела недавно. Вообще к соцсетям отношусь без ажиотажа. А по поводу фото в купальнике — обязательно выложу, когда наступит лето.

– Вы продолжаете работать тренером. Значит ли это, что профессиональный бокс вам пока не приносит нормального заработка?

– В женском боксе гонорары на порядок меньше, чем в мужском. Но женский бокс сейчас очень сильно развивается, особенно после того, как его включили в Олимпиаду в 2012 году. Но это все еще не очень выгодно. Приходится работать, искать спонсоров. За чемпионский бой можно получить до миллиона рублей — это в разы меньше, чем у мужчин. Больше начинаешь зарабатывать, когда бои показывают по телевидению.

– Боксировать за пределами ринга приходилось?

– Вы имеете в виду, дралась ли я на улице? Нет, такого, к счастью, еще не было.

– Если вдруг какая-то конфликтная ситуация начнет переходить в физическую плоскость и вы будете с молодым человеком, позволите ему вас защищать или сами вступите в бой?

– Конечно дам ему защитить себя, если он будет рядом. Но, если буду одна, придется ударить. Все бывает в жизни.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения