Гендиректор РУСАДА о перепроверке допинг-проб: Больше Россию прощать не будут, мы сами обострили ситуацию

24.01.2019 13:39
Гендиректор РУСАДА о перепроверке допинг-проб: Больше Россию прощать не будут, мы сами обострили ситуацию глава РУСАДА Юрий Ганус// Кристина Кормилицына/Коммерсантъ
В конце 2018 года ему пришлось обращаться к Путину, чтобы спасти российский спорт. Теперь, казалось бы, все позади, но гендиректор РУСАДА Юрий Ганус в интервью «Фонтанке» пугает новыми разоблачениями российских героев Олимпиады в Сочи и рассказывает, как будет дальше проходить процесс выхода из международной изоляции.

Комитет Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) по соответствию 22 января не стал дисквалифицировать РУСАДА, несмотря на имеющийся для этого повод. Российская сторона хоть и с серьезным опозданием, но передала электронную базу допинг-тестов отечественных спортсменов. Следующий шаг — изучение полученных данных на подлинность, выявление среди них подозрительных и их перепроверка в иностранных лабораториях. Гендиректор РУСАДА Юрий Ганус уже сейчас уверен, что ничего хорошего нас в результате этой перепроверки не ждет, но пройти через это придется.

– В конце прошлого года вы были настолько обеспокоены затянувшимся процессом передачи баз данных московской лаборатории, что даже записали обращение к Путину. Сейчас, когда ситуация разрешена, и РУСАДА сохранило статус соответствия, воспринимаете ли вы это решение как собственную победу? 

– Нет, не воспринимаю. Это нормальный рабочий процесс. Хотя не буду совсем уж кривить душой, есть чувство глубокой удовлетворенности. Нам сохранили статус соответствия, опираясь на то, что РУСАДА — это одно из лучших национальных агентств. Результаты группы аудиторов ВАДА, завершивших свою работу 11-12 декабря 2018 года, указывают на то, что РУСАДА не просто соответствует, а даже усиливает свою операционную деятельность и увеличивает результативность. ВАДА полностью удовлетворено уровнем нашего развития. Более того, в одном из своих интервью глава отдела расследований ВАДА Гюнтер Янгер сказал, что уровень взаимодействия с РУСАДА является образцово-показательным. Это его прямая цитата.

– Вы волновались за итоги голосования или уже всё знали? 

Реклама

– У нас были положительные сигналы, но все, кто сейчас говорит, что всё было понятно, пусть вспомнят 5 декабря 2017 года, когда решался вопрос об отстранении России от Олимпиады. Тогда тоже думали, что все будет хорошо. А как получилось? Поэтому я волновался, несмотря на всю положительную обратную связь. Меня беспокоил пропуск даты предоставления электронных баз данных. Рад, что наши официальные власти все-таки обеспечили передачу этих баз в полном объёме, хотя и со срывом срока, установленного Исполкомом ВАДА . Теперь главное, чтобы эти данные соответствовали требованиям ВАДА и не были изменены, иначе будет новая инициация об отзыве соответствия. Сам факт передачи был воспринят очень позитивно, но важно понимать, что качество переданных данных играет не меньшее значение. Крейг Риди признался, что часть исполкома была, мягко говоря, не удовлетворена тем, что мы просрочили выдачу данных. 

– Известны детали того, как теперь будут передавать реальные допинг-пробы? 

– Сейчас рабочая группа ВАДА от отдела расследования проведет анализ переданных электронных данных на предмет их модификации. После удовлетворительного завершения анализа переданной базы, начнется работа по материалам самой базы и на основании этого ВАДА определит наиболее подозрительные для дополнительной проверки пробы. 

– То есть будут проверять не всю базу? 

– Нет, для перепроверки всей базы потребуется значительное время, и это будет вряд ли целесообразно. 

– Эксперты ВАДА сами будут вывозить и перепроверять пробы или это будут делать в России? 

– Так как у нас нет аккредитованных лабораторий, их будут вывозить и анализировать за границей в аккредитованных ВАДА лабораториях. О технических аспектах этого, кстати, ничего не сказано, хотя процесс передачи подлежит тщательному согласованию как по форме, так и по содержанию и условиям, как именно он будет происходить с учетом дефицита доверия. Главное не затягивать сроки и начинать заниматься согласованием уже сейчас, чтобы опять не сорвать все из-за каких-либо обстоятельств. 

Реклама


– Нет ли опасности, что в процессе перевозки допинг-проб с ними могут произвести разные манипуляции? 

– Вряд ли такое возможно с учетом того, что это будет происходить в рамках официального расследования. Но, чтобы исключить любые подобные события, необходимо детально согласовать все технические вопросы, как это будет происходить от начала и до конца. Мы, конечно, можем использовать и нашу логистическую схему. У нас все проходит без сбоев, но тут все-таки цена вопроса слишком велика. 

– Если у экспертов ВАДА возникнет хотя бы малейшее подозрение, что данные, полученные ими, были изменены, РУСАДА сразу дисквалифицируют? 

– Я верю только в то, что никто не будет производить никаких дополнительных манипуляций, чтобы лишить нас соответствия. Если будут какие-то основания, то они будут носить очень существенный характер. Притягивать факты за уши никто не будет. РУСАДА пользуется уважением, и поэтому никто злонамеренно действовать против нас не будет. 

– Вы уже раньше говорили об этом, и на пресс-конференции по случаю сохранения статуса соответствия вновь повторили, что после перепроверки проб мы, вероятно, потеряем очередные медали Олимпиады в Сочи. Это ваше предположение или вы что-то знаете? 

– Не люблю сослагательные наклонения, тем более что каждая проба — это судьба спортсмена. Но вы и сами можете проанализировать ситуацию. Бывший глава московской лаборатории Григорий Родченков строил многочисленные обвинения на данных лаборатории. Есть обеспокоенность в определенных кругах и другие факторы, о которых я пока не могу говорить. Лично у меня нет информации о состоянии проб, потому что нет доступа к ним. 

– Вице-президент ВАДА заявил, что Россия должна возместить все расходы на расследование. Называлась цифра в несколько десятков миллионов долларов. Это цена за благополучный исход дела? 

– Я не знаю. Еще раз повторюсь, РУСАДА является полностью независимой организацией. Мы не имеем никакого отношения к московской лаборатории. Цена определяется проверками, их количеством, глубиной и различными вопросами, согласованными сторонами. 

– Еще одна ваша цитата: «Аудиторы ВАДА отметили, что мы используем более широкие подходы и возможности, чем многие другие национальные агентства». Что вы имели в виду? 

– Уровень организации процессов, уникальные технические, аппаратные и программные средства. О чем можно тут говорить? 

– Негативная реакция после решения ВАДА была ожидаема. О том, что ВАДА в очередной раз предало свои идеалы, высказались уже многие иностранные эксперты и звезды спорта. В предыдущем нашем разговоре вы отмечали, что российская карта будет разыграна во время предстоящих выборов президента Всемирного антидопингового агентства в 2019 году. По состоянию на сегодняшний день от этих выборов ничего хорошего для нас ждать не приходится? 

– Кто виноват в таком объеме критики? Если бы мы всё сделали в срок, подобных заявлений было бы гораздо меньше. Нам и так дали в сентябре по сути условное соответствие без выполнения предъявленных требований. Что сказал директор американского антидопингового агентства (USADA) Тайгер Трэвес в конце декабря? Что русским верить нельзя. А мы что сделали? Мы подтвердили его слова, сорвав сроки. Это что, такая наша политика? Кому это выгодно, я хочу понять? Поэтому я очень надеюсь, что правильные выводы будут сделаны, и второй этап будет реализован на высоком организационном уровне. 

– И все-таки, предстоящие выборы президента нужно ждать с тревогой? 

– Ну как с тревогой... Мы будем работать с любым президентом ВАДА. ВАДА — это регулятор. Не надо придавать этому политические смыслы. Надо просто понять, что на данном этапе мы выбрали все возможные послабления для нас. Дальше никто прощать не будет. Безусловно, наша карта будет разыгрываться на этих выборах. Мы в этом приняли самое непосредственное участие. Если бы мы всё сделали в срок, было бы всё нормально. Но мы обострили ситуацию. Поэтому я искренне надеюсь, что дальше мы будем работать более дисциплинированно. Мы прошли всего лишь треть пути. Основная работа — впереди. Нас ждет масса вопросов, которые надо урегулировать, и этим нужно заниматься уже сегодня: как будут перевозиться пробы, как их будут передавать, будут ли их возвращать и многие другие моменты. 

– По вашей информации, эта работа уже идет? 

– По моей информации, нет. Но я искренне надеюсь, что она начнется в ближайшее время.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения