«Если заложим это в бюджет, нам все поотрывают». Смольный и ЗакС пытаются обойти закон о новой схеме теплоснабжения

14.02.2019 19:21
«Если заложим это в бюджет, нам все поотрывают». Смольный и ЗакС пытаются  обойти закон о новой схеме теплоснабжения Игорь Акимов/Интерпресс
На коммунальную реформу ценой в несколько стадионов, которую для всех затеяли в Москве, остается три года. Городские власти решают — то ли поправить федеральный закон, то ли забыть про него.

Петербургский комитет по энергетике подготовил поправки в закон, который обязывает город к 2022 году радикально изменить схему горячего водоснабжения и теплоснабжения. Поработать придется на 100 – 200 млрд, а коснется реконструкция 90% потребителей. Чиновники предлагают уйти от уравниловки и строить новую систему только там, где на это есть деньги или действительно негодная вода. Впрочем, кто-то видит в невыполнимых задачах великий шанс.

Механизм перевода городских зданий с открытой на закрытую систему водоснабжения обсуждали 14 февраля на заседании комиссии Законодательного собрания по городскому хозяйству. Было оно расширенным; пригласили представителей двух комитетов, теплоснабжающих организаций, в первом ряду с краю скромно уселся новый петербургский вице-губернатор Максим Шаскольский. От участников прозвучало предложение: «Может, сразу скажем, что это ерунда, и не будем тратить время?» Но так не положено; к указанному выше выводу пришли, только заслушав специалистов. 

Принципиально открытая система отличается от закрытой следующим образом: в первом случае горячая вода и для батарей, и для ванных поступает непосредственно с котельных; во втором — холодная вода приходит к дому в индивидуальный тепловой пункт, нагревается в теплообменнике от «отопительной» воды с котельной — и потом уходит в кран по внутренним сетям дома. Обязанность с 2022 года отказаться от открытой системы теплоснабжения как класса установлена в Федеральном законе № 190-ФЗ, а точнее, в поправках в него от 2011 года. 

В том же законе говорится, что с 2013 года подключение новостроек к открытой системе не допускается, и, по словам замглавы комитета по энергетике Светланы Мельниковой, это правило никто даже не пытается обойти. Так что к более или менее новым кварталам вопрос не относится. Зато относится ко всем остальным. Порядка 90% потребителей города исторически получают всю горячую воду с котельных именно по открытой системе. Мало в каком городе эта доля выше, где-то рядом Липецк, Новокузнецк и Кемерово (правда, Смольный оперирует данными 2012 года).  

Всего в  Петербурге 141 теплоснабжающая организация, однако 86% города поделены между тремя компаниями: ГУП «ТЭК СПб», ТГК-1 и «Петербургтеплоэнерго». Если буквально выполнять требования закона, за 3 года предстоит переподключить порядка 14 тысяч жилых домов (больше всего в зоне ТГК-1, около 8 тысяч), не считая учреждений. 

По подсчетам комитета по энергетике, только прямые минимальные расходы составят около 76 млрд рублей: 66 млрд — затраты на установку почти 25 тысяч индивидуальных тепловых пунктов, 8,2 млрд — реконструкция 640 км внутриквартальных сетей. Это не окончательная цифра. Никто еще толком не посчитал, сколько потребуется на обеспечение тепловых пунктов холодной водой (минимум 7,9 млрд) и электричеством. Вся история грозит обойтись городу миллиардов в 100, по некоторым подсчетам — почти в 200. 

Вариантов, откуда взять эти деньги, закон тоже не оставляет. «Затраты на финансирование данных программ учитываются в составе тарифов в сфере теплоснабжения», – говорит № 416-ФЗ. Для  населения действуют льготные цены на тепло, их предельный рост устанавливается на федеральном уровне. Однако расходы на переход к новой системе все равно оплатит бюджет, который за счет субсидий ликвидирует вилку между затратами ресурсников и тем, что они собирают с потребителей. Это вряд ли поможет в обозримом будущем замедлить рост тарифов. 

Необходимо учитывать, что потратиться придется и на реконструкцию внутренних систем горячего водоснабжения зданий. «Водопроводная вода без предварительной подготовки очень активна, если ее просто подогревать, – говорит Светлана Мельникова. – У нас есть случаи, когда застройщики возводят дома со стальными трубами вместо пластика. При закрытой системе за 2 – 3 года диаметр с 76 мм сокращается до 14 из-за отложений». Замглавы жилкома Алексей Бородуля не стал останавливаться на вопросе денег,  его больше интересует отсутствие правовых оснований для реконструкции «внутрянки». Это можно делать по программе капремонта, но критерием для включения конкретных адресов в программу является износ систем, а не чье-то желание реформировать отрасль.

Да и не захотят собственники квартир этим заниматься, говорят чиновники, опираясь на опыт. Сейчас все теплосети  реконструируются с учетом возможного перехода на закрытую схему теплоснабжения в будущем. В 2017 году в качестве пилотного, синхронизированного с жилищниками проекта  ГУП «ТЭК СПб» провел работы в кварталах 19А и 19Б в Кронштадте. Когда пришли к жителям, чтобы получить их согласие на установку тепловых пунктов, понимания не нашли. «Это общее имущество жилых домов, – говорит Мельникова. – Даже если каким-то образом поставить ИТП за счет капремонта, его придется эксплуатировать и содержать за счет средств граждан». 

«В случае технологического нарушения на теплотрассе в домах с закрытой схемой с теплообменником невозможно подать горячее водоснабжение и тепло по резервной схеме, как это делается сейчас в домах с открытым контуром, – рассказал «Фонтанке» инженер одной из ресурсоснабжающих организаций. – При аварии на трубопроводе холодного водоснабжения у потребителей пропадает горячая и холодная вода». 

Вывод простой: переводить все дома с открытой на закрытую систему дорого и бессмысленно, к тому же надо будет снять кучу правовых коллизий. Собственно, примерно это читается между строк в проекте поправок в 190-й закон, который подготовили в Смольном. Там говорится, что срок перехода устанавливается «при условии наличия в схеме теплоснабжения обоснования экономической эффективности реализации мероприятий» или «в случае нарушений требований к качеству и безопасности воды». В целом, по мнению комитета по энергетике, качество воды в Петербурге соответствует нормативам. Максим Шаскольский, в свое время не решившийся глотнуть из-под крана того же самого Мариинского дворца, поддержал коллег во всем. 

Самым ошарашенным выглядел депутат Борис Вишневский. Сначала он, словно не веря, уточнял объем необходимых расходов, хотя пребывавший в кураже его коллега Андрей Васильев рычал, что здесь «не о чем спрашивать». А затем выступил, как он сам выразился, в духе своего коллеги Алексея Ковалева, который снисходительно посматривал на «неофита». «Если это 100 млрд — давайте поделим на 3,5 млн совершеннолетних граждан в Петербург, получим примерно по 30 тысяч, – посчитал депутат. – Если 200 млрд — 60 тысяч. Хочется сказать, что тем, кто это придумал в таком виде, внес в Госдуму, а затем и принял, хорошо бы руки-ноги поотрывать. Если мы это заложим в бюджет, нам тоже все поотрывают, потому что там лишних денег не предвидится. Ситуация создана не нами, но исправлять придется нам».

Зато Андрей Васильев увидел в неловком законе весточку из далекого будущего и повод наконец отказаться от устаревшей системы. «Человек, который это придумал, явился прогрессором, который заставляет власть подумать, как же это сделать, – провозвестил парламентарий. – Но  наши власти  видят решение только в одном: существующие ТЭЦ с их дырявыми трубами приходят к дому, где мы еще построим теплообменник, который надо подогревать, и тепло вырастает в цене. А мозги никто включить не хочет. Наверное, есть какие-то другие способы подогреть воду?» Говорилось, естественно, о мировом опыте. «Не обязательно идти тем путем, которым нас пытаются вести, – рискованно сообщил Васильев. – Весь мир идет к тому, что в дом приходят две трубы: одна с холодной водой, другая с газом. Если не труба с газом, то провод с электричеством. Мы очередной агрегат запускаем на ЛАЭС, куда мы будем электричество девать? Может, выгоднее перейти на электрические системы для отопления и горячего водоснабжения?»

Об общем настроении говорит один факт: отдельно остановились на вопросе – а что нам будет, если мы просто не выполним федеральный закон в срок. «Прямая ответственность не предусмотрена, штрафных санкций нет, — сообщила Светлана Мельникова. – Но, конечно, мы можем получить предписание прокуратуры, если будет заявление, что мы не исполняем закон». 

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения