"Конкуренция мнений". В Смольном нет единства по объединению комитетов, проект обрастает таинственными справками

07.03.2019 15:38
"Конкуренция мнений". В Смольном нет единства по объединению комитетов, проект обрастает таинственными справками pixabay.com/thedigitalartist
По чиновникам Смольного законопроект о слиянии комфина и комитета по госзаказу ходит вместе с негативной юридической справкой. Вот только юрком ее не писал, и нестыковок в документе хватает.

О том, что в Смольном запланировано слияние комитета по госзаказу и комитета финансов (под эгидой последнего), стало известно в начале марта. Предположительно, это может произойти уже в августе, осталось подготовить документы. Если одновременное слияние «промышленных» комитетов означает возвращение к управленческой модели времен Валентины Матвиенко, то госзаказ и финансы даже в тот период были разделены, а за закупки отвечал многоглавый КЭРРПиТ. Чиновники готовятся к смене полномочий, а кто и к увольнению, но появление странного приложения к законопроекту говорит о том, что единства в Смольном по поводу слияния нет. 

По данным «Фонтанки», со справкой ознакомились и чиновники Смольного, в том числе профильный вице-губернатор Евгений Елин. Ссылка в ней идет в основном на два документа: 44-ФЗ – «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг...», и постановление Смольного от 2013 года № 1095 – «О системе закупок товаров, работ, услуг для обеспечения нужд Санкт-Петербурга». 

Логика в следующем: закон дает четкое разделение уполномоченного органа в сфере госзаказа и контрольного. Первый занимается централизованными закупками, определением поставщиков, приемкой товаров и услуг. Нельзя сказать, чтобы в постановлении о комитете по госзаказу все это цитировалось буквально. Но «определение поставщиков» при осуществлении закупок дороже 40 млн рублей и «организация централизованных закупок» там фигурируют, так что в этой системе координат именно комитет является «уполномоченным органом».

С другой стороны, есть «контрольный орган в сфере закупок». Им, согласно 99-й статье закона, может быть выбран финансовый орган субъекта Российской Федерации. В комфине существует Управление по осуществлению финансового контроля в сфере закупок. Возможности у него широкие: управление проверяет информацию об объеме финансового обеспечения, сверяет максимальную цену контракта с планом закупок, следит, чтобы суммы бюджетных обязательств тех же ГУПов не превышались, и другое.  

Закон в общей публичной логике власти призывает отделять мух от котлет. На уполномоченные в сфере госзаказа органы нельзя возлагать «полномочия на обоснование закупок, определение условий контракта, в том числе на определение начальной (максимальной) цены контракта и подписание контракта». Зато именно этот орган создает комиссию по осуществлению закупок — и входить в нее запрещено как раз лицам, которые осуществляют контроль за закупками. 

«Таким образом, объединение в одном органе власти, а также при курировании одним вице-губернатором указанных полномочий ведет к конфликту интересов и повышению коррупционной емкости всей конструкции органов власти в целом, – подводится итог в справке. – Также подобная конструкция приведет к потере эффективности управления ввиду отсутствия принципиальной здоровой конкуренции мнений при руководстве городом».

О здоровой конкуренции мнений в Смольном в преддверии осенних выборов промолчим. Но, похоже, вокруг проекта объединения комитетов она каким-то чудом возникла. То, что на первый взгляд смотрится как заключение юридического комитета, таковым не является. «Фонтанка» направила запрос в ведомство, ответа пока нет; но вице-губернатор Евгений Елин уточнил, что юрком еще не составлял заключения, законопроект только проходит антикоррупционную экспертизу. 

Сам текст «справки» и вовсе заставляет Елина думать, что составлял его человек, далекий от юриспруденции и госзаказа. Например, странен тезис об объединении под началом одного вице-губернатора, потому что два комитета и сейчас курирует один чиновник. Конфликт интересов, при котором госзаказчик контролирует сам себя, тоже кажется ему надуманным. «Есть три вида контроля — казначейский, финансовый и процедурный, – объясняет Елин. – Комфин контролирует именно заказчиков, у которых все подписи и лимиты. А уполномоченный орган, то есть комитет по госзаказу, к деньгам отношения не имеет, он не распорядитель, он даже контракт не подписывает, только обеспечивает процедуру. За процедурой присматривает другое ведомство – комитет государственного финансового контроля, а не комфин. Для тех, кто мало-мальски в теме, это очевидно».

Тем не менее документ неясного происхождения гуляет по Смольному. Собеседник «Фонтанки» в финансовом блоке считает, что это «внутричиновничьи разборки». «Что-то вроде подметного письма с расчетом на то, что его воспримут как официальную позицию юристов», – говорит он. Еще один источник издания утверждает, что, даже если это не официальное заключение, юристы администрации могут иметь отношение к составлению справки. 

В комитете по госзаказу, где накануне драматичных новостей был освобожден от должности председатель, пока от комментариев воздерживаются. Однако финансовый комитет, насколько можно судить, не видит никаких проблем в том, чтобы укрупниться за счет новых полномочий. Там рассчитывают, что это позволит им наконец состыковать пожелания органов власти с тем, как эти пожелания реализуются. «Важно смотреть, насколько совпадает то, что мы запланировали, с тем, что мы реально приобрели, – говорит глава комфина Алексей Корабельников. – Нам важно рассказывать об этом и жителям города, чтобы они понимали: есть определенный объем финансовых ресурсов, сформированный в основном за счет налоговых поступлений, в том числе от жителей, – и есть планы по приобретению товаров и услуг. Потом у жителей есть возможность проверить, насколько мы обманули их или не обманули».

Возможность оценить, обманули их или нет, будет также у самих чиновников, которых обещают не выгонять на улицу при неизбежной ликвидации дублирующих функций. В частности, комитету придется заниматься такими новыми для себя направлениями, как совместные и централизованные закупки. «Это инструменты, которые дают существенную экономию, а также позволяют стандартизировать качество услуг, – объясняет Корабельников. – Это большая задача, под которую человеческие ресурсы необходимы». Совместная закупка происходит в ситуации, когда несколько комитетов или ведомств понимают, что им всем требуются товары одинаковых характеристик — например офисная бумага. Вместо того, чтобы объявлять сотню схожих аукционов, уполномоченный орган собирает один лот на основании соглашения, которое подписано между всеми заказчиками, и включает в комиссию представителей от каждого. 

Бюджет комитета финансов на 2019 год превышает 7 млрд рублей, большая часть — это обслуживание внутреннего долга города и отчисления в резервный фонд. Комитет по госзаказу живет на 300 с лишним миллионов в год, примерно поровну распределив их между собой, Центром мониторинга и экспертизы цен и СПб ГБУ «Информационно-методический центр». Количество сотрудников тоже различается радикально — 380 против 61. Однако сравнительно небольшие расходы не должны вводить в заблуждение, комитет по госзаказу «ворочает» большими суммами. За 2018 год как уполномоченный орган он провел 213 закупок на общую сумму (по начальной цене) 56,3 млрд рублей, контрактов заключено на 47 млрд. При этом пресловутых  совместных закупок в городе было проведено полторы тысячи на 21 млрд рублей, однако через комитет — лишь 12 на миллиард.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения