«Красный Бор» не влезает в «Чистую страну». Токсичный полигон Петербурга ждет волшебной палочки Москвы

22.03.2019 18:08
«Красный Бор» не влезает в «Чистую страну». Токсичный полигон Петербурга ждет волшебной палочки Москвы Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив
«Красный Бор» пообещали разминировать к 2025 году. Вот только зависит это не от Смольного, а от Минприроды, которое не спешит принимать «командирское решение».

Неделя «Красного Бора» началась с того, что администрация губернатора рассказала о встрече Александра Беглова и гендиректора ГК «Росатом» Алексея Лихачева, которые обсудили судьбу полигона. «Я считаю, что правительство страны должно принять участие в его рекультивации, – заявил врио губернатора. – У города нет возможности решить эту проблему в одиночку». «Росатом», в свою очередь, готов подключиться, если будет выбран оператором процесса и получит финансирование. Это может быть сделано в рамках  федерального проекта «Чистая страна», нужно только распоряжение правительства.

На случай, если глава Минприроды Дмитрий Кобылкин не считал намек на расстоянии, ему передали все лично и прямым текстом. В тот же день, 18 марта, прошла его встреча с сенаторами, на которой министра попросили поторопиться. Глава Совфеда Валентина Матвиенко вспомнила, что обсуждение вопроса длится лет 50, что когда-то проблемой занимался обком партии, потом Петербург и область сообща, — и произнесла долгожданное: «Санкт-Петербург не имеет никакого отношения к этому полигону. О том, что Петербург не будет этим заниматься, заявил исполняющий обязанности губернатора, сказав, что это ответственность федеральной власти. И совершенно справедливо, на мой взгляд».

«Примите командирское решение, – обратилась экс-губернатор города к Кобылкину. – Дискуссию пора заканчивать, пора принимать решение. Я надеюсь, оно будет в ближайшее время принято, дальше затягивать эту историю нельзя». В общем, не хватало только заявления о времени на раскачку.

К среде стали палить уже из всех орудий. Глава городского комитета по природопользованию (того самого, который, по выражению Валентины Матвиенко, не имеет отношения к полигону) Игорь Григорьев заявил, что в рамках федерального проекта рекультивацию планируется закончить в 2024 году. Затем в прессе и вовсе появились заявления чиновников о том, что процесс уже начался, выделены 5,1 млрд федеральных денег, выполняются два проекта — по фильтрации отходов в открытых картах и созданию стены в грунте.


По данным «Фонтанки», пресловутый межбюджетный трансферт в 5,1 млрд рублей вписан только в 2021 год, однако это не главная проблема создавшегося информационного хаоса. Что понимать под рекультивацией полигона, каждый, конечно, может решать для себя сам. Но коль скоро ее везде привязывают к проекту «Чистая страна», можно ориентироваться на него. Официальное его название – «Снижение негативного воздействия на окружающую среду путем ликвидации наиболее опасных объектов накопленного вреда окружающей среде (ОНВОС) и несанкционированных свалок в границах городов» – это часть еще большего национального проекта «Экология». «Красный Бор» после долгих уговоров все-таки включили в реестр ОНВОС приказом Минприроды от 25 сентября 2018 года, проект стартовал с началом октября.

В «Чистой стране» полигон «Красный Бор», как и его товарищи по проекту, присутствует инкогнито, без указания на конкретный адрес. Просто в приложении указано, что по Санкт-Петербургу вписан лишь один объект: площадь знакомая — 67,4 гектара, в общем под ориентировку портрет подходит. Правда, пролистав паспорт проекта, сложно понять, на каких основаниях полигон включили в список. Критерии отбора там довольно жесткие, и «Красный Бор», очевидно, соответствует не всем.

В частности, объекты должны находиться в собственности субъектов Российской Федерации или муниципалитетов. У полигона в этом смысле явно не все в порядке: городу принадлежат только пять открытых карт и два канала, территория под ними — в федеральной собственности, у незакрытых карт и недостроенного завода по обезвреживанию отходов имущественный статус не определен. Еще в январе Минприроды заявляло, что без передачи земельного участка Смольному открыть финансирование по проекту не представляется возможным. Если же город решено оставить в стороне, то чиновники не понимают, как можно проводить рекультивацию полигона на участке, где самые опасные объекты — на балансе субъекта и не переданы федералам. Между строк в объяснениях министерства читалась позиция: определитесь уже.

Схожая ситуация сложилась с требованием по уже готовой проектно-сметной документации и наличию необходимых экспертиз. Два проекта, на которые ссылаются в комитете, говоря об уже начатой рекультивации, на сегодня не прошли экспертизу. Первый – очистные сооружения для канализационных и сточных вод полигона за полмиллиарда рублей. Если все пройдет нормально, то комиссия может дать положительное заключение уже на следующей неделе. Но «Фонтанка» подробно рассказывала о злоключениях этой документации: сначала городу напророчили 20 тысяч тонн опасных отходов в год, а после того, как «техническую ошибку» устранили, проект споткнулся об экологическую экспертизу и пошел на новый круг.

Второй — стена в грунте, которая  дотянется до синих кембрийских глин, прикроет полигон с юга от поступления грунтовых вод и, наоборот, не позволит загрязнителям уходить на север. В этом направлении проводятся изыскания, до прохождения экспертизы далеко. Оба проекта содержатся в документе под названием «Концепция ликвидации накопленного вреда окружающей среде на полигоне «Красный Бор», разработанном еще в 2017 году, до всякой «Чистой страны». В теории и то, и другое может стать составной частью проекта по рекультивациии — но может и не стать, если у исполнителя будет иной подход и технология. Поэтому пока непонятно, как проводить финансирование этих пока что комитетских планов через «Чистую страну».

С финансированием вообще мало что ясно. По данным «Фонтанки», «Красный Бор» включали в проект авансом, чтобы застолбить строчку, отсюда и нули в графах вплоть до 2024 года. Делали это, что называется, зажмурившись: городу в проект хотелось, однако брать на себя 63% расходов на рекультивацию он был не готов, — а именно такой показатель был установлен для Санкт-Петербурга в правительственных правилах софинансирования. В декабре долю города в национальных программах и федеральных проектах разрешили снизить до 51%, однако это небольшое утешение, региональный бюджет такое тоже не потянет. 18 марта Кобылкин говорил, что из 37,9 млрд предполагаемой стоимости на данный момент региональная часть составляет 15,9 млрд. Неясно, как это увязывается с «Чистой страной» и правилами распределения расходов. Тем более неясно, как это будет увязываться, если долю Петербурга снизят еще сильнее — например, до 10%, как предлагалось ранее.

Указанная сумма — 37,9 млрд рублей  — тоже еще может поменяться. В 2017 году в концепции рекультивации говорилось: «Достоверно оценить стоимость реализации мероприятий по ликвидации негативного воздействия на окружающую среду более 2 млн тонн токсичных отходов можно только после выполнения комплекса изысканий, исследований и проектирования». Там же назывался примерный объем расходов — 43 млрд рублей. Прикидывали просто, методом прямой аналогии: взяли свалку токсичных промышленных отходов «Черная дыра» в Дзержинске с ее 1,6 млрд и составили пропорцию с учетом показателей «Красного Бора».


При этом предварительные расчеты от финских Fortum (которые брали пробы из карт и проводили исследования) и Северной экологической финансовой корпорации (НЕФКО) приводят к сумме в 9,2 млрд. Сейчас есть консенсус: «Росатом» хотят сделать оператором по обращению с опасными отходами в целом — и с отравой «Красного Бора», в частности. Однако финские выкладки никто не хоронил, об их разработках по-прежнему говорит и Минприроды, и Валентина Матвиенко — что не мешает ориентироваться на почти 40 млрд.

Вывод один: разрубить этот гордиев узел проектов, оценок, имущественных противоречий и требований финансового законодательства, что бы ни звучало на региональном уровне, может только постановление федерального правительства. Этот почти магический документ должен наделить «Росатом» полномочиями исполнителя по рекультивации полигона и определить порядок финансирования, судя по всему, отличный от общего порядка в проекте «Чистая страна». «По состоянию на сегодня, проект такого постановления правительства не поступал, – рассказал «Фонтанке» депутат Михаил Романов, который активно занимается темой «Красного Бора» в Госдуме. – Есть один аналогичный проект по Челябинску, по Петербургу и Ленобласти — нет».

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

Полигон «Красный Бор» ввели в эксплуатацию в 1969 году, он предназначен для размещения отходов 1-4 классов опасности. Занимает 67,4 га, на 70 карт приходится 46,7 га, в них содержится 2 млн тонн высокотоксичных отходов. Сейчас открыты пять, самая большая — 64-я глубиной 24 метра и площадью 26 тысяч квадратных метров. В конце 2014 года полигон перестал принимать отходы. В середине февраля 2017-го по иску Росприроднадзора у полигона была отозвана лицензия. После этого сменилась форма организации — вместо унитарного предприятия появилось Санкт-Петербургское государственное казённое учреждение «Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор».

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения