Красимир Врански рассказал, зачем собрался в губернаторы. «Я не иду разрушать систему, я иду ее улучшать»

25.03.2019 10:12
Красимир Врански рассказал, зачем собрался в губернаторы. «Я не иду разрушать систему, я иду ее улучшать» Красимир Врански, фото - Роман Пименов/Интерпресс
Активист и основатель движения «Красивый Петербург» рассказал о том, почему вместо «русского богатыря» город должен возглавить болгарин с сербской фамилией.

Защитник зеленых насаждений и профессиональный активист Красимир Врански уже несколько месяцев готовится к губернаторской гонке: нашел спонсоров, ведет переговоры с муниципальными депутатами и собирается отказываться от болгарского гражданства. «Фонтанка» поговорила с ним о том, как он из общественника стал политиком.

- Сразу хочу забежать вперед и представить, что вы – зарегистрированный кандидат. Что будет написано на плакате с биографией, который обычно висит на каждом избирательном участке?

– Я сейчас точно не помню, как эта форма выглядит. Но там будет написано: Врански Красимир Христов. Родился в 1981 году в городе Старая Загора в Болгарии. Хотел уже сказать – в Санкт-Петербурге. Просто у меня родители познакомились здесь, а туда поехали меня рожать. Написано будет, что у меня образование высшее, по профилю менеджмент организации. И будет указано... не знаю, что... Я практически до 30 лет занимался всякой ерундой... ну как ерундой: был и грузчиком, и логистом, и дворником, и торговым представителем. Моя общественная, или значимая для меня, жизнь началась с 2011–2012 годов, после массовых фальсификаций на выборах. Я даже помню этот момент. Тут, у Гостиного двора, за этой колонной, стояла девушка – она хотела отойти, а полиция за кем-то гналась. Она сделала шаг, и полицейский споткнулся и конкретно так упал. В этот момент подходят трое и волокут за волосы эту девушку в автозаки на Невский. За неё заступился дедушка с палкой, но его тоже быстро унесли. В этот момент, в 2011 году, я испытал шок, попал под холодный душ, я проснулся. Поэтому в моей биографии будет написано, что с 2012 года я стал активистом и основал движение «Красивый Петербург», затем еще и «Петербургский гражданин», проект, который решает проблемы экологии, городской среды.
  
Место работы будет указано?

Я сейчас безработный, ушел с работы ради кампании.
 
- Откуда?
 
– С 2012 года я занимался исключительно общественной деятельностью. Формально я числился в ТСЖ.
 
- А за счет чего вы жили?

– Ну, сейчас я живу на собранные на кампанию средства, фактически я занимаю в собственном штабе должность руководителя. До этого я занимался согласованиями разных мероприятий. Например, бизнесу нужно было что-то благоустроить или посадить, или детскую площадку сделать. Не поверите, для этого нужно 5 инстанций пройти. Кроме того, я вел лекции про краудфандинг, про общественную деятельность – рассказывал, как вовлекать людей в активизм. Для того же РАНХиГСа вел эти лекции. Но я не жил богато, приоритетом всегда была общественная деятельность.
 
- В 2014 году вы были привлеченным экспертом в газете «Невские новости».

– Да, в течение трех месяцев. Это издание только создавалось и должно было оказывать поддержку участникам муниципальных выборов. Это была возможность писать об активистах и акциях.
 
- Вас не смущало, что это издание имеет отношение к медиаимперии Евгения Пригожина?

– Тогда оно к нему не имело отношения. Тогда оно имело, наверное, к другим людям отношение. Вроде Сергей Шатуновский запускал его... Или я что-то путаю. Публично стало известно о причастности Пригожина позже. А тогда, в 2014-м, я пытался запустить проект «Петербургский депутат» о муниципальных депутатах, но не пошло – выяснилось, что тех, кто что-то делает, совсем немного. В «Невских новостях» мне сказали, что они будут, как и я, поддерживать депутатов, подчеркивали, что это будет касаться всех. Там была печатная версия – сотни тысяч тираж.
 
- Такой тираж и неясно, кто инвестор проекта?

- Ну да...

 - В 2015-2016 годах вы активно работали с вице-губернатором Игорем Албиным, вы были его советником?

- Нет, советником по велосипедизации была Дарья Табачникова, а я тогда не стремился к этому, воспринимал чиновников скорее как врагов, чем союзников. Хотя Албин был исключением. Он пришел с министерского уровня и часто обращался к общественности.
 
- В чем заключалось ваше сотрудничество?

– Я организовывал встречи, они были не частыми – раз в год. Он был реальным инструментом, с помощью которого можно было решить проблему. С Николаем Бондаренко (вице-губернатор по ЖКХ. – Прим. ред.) мы тоже пытались сотрудничать. Мы состояли в общественном совете по ЖКХ. В 2016 году я оттуда ушел – совет к этому времени состоял из чиновников и лояльных общественников, проблемы не решались.
 
- С Бегловым как-то уже пытались взаимодействовать?

– Пытались через обращения. К сожалению, не получилось. Нас сливали на подчиненных. Мы отправили ему обращения по 10 проблемам, на которые надо обратить внимание, но ответа не получили. Я ждал реакцию, за три месяца так ничего и не пришло. Новая власть появилась, а проблемы остались старые, и ничего не происходит. Замена Полтавченко на Беглова не многое изменила: они похожи не только по манере управления городом, но даже внешне – оба седые, с усами. Поэтому я и решил пойти в губернаторы.
 
- Каковы три главные заслуги «Красивого Петербурга» и три главные нерешенные проблемы в городе?

– Основной наш вклад нужно оценивать не по количеству решенных проблем, в первую очередь мы создаем гражданское общество. Мы показываем людям, что у них есть права, есть инстанции, которые должны устранять проблемы. Это – важный вклад в развитие страны (движение «Красивый...» работает в 60 городах). Ну и я думаю, что важно, что наши ребята (Стив Каддинс и Валентина Соловьева) пошли дальше: поступили в ИТМО, получили образование транспортных инженеров, и теперь наши исследования научно обоснованы. Взять хотя бы Большую Морскую, ставшую пешеходной...
 
- Это ваша заслуга?

– Да, мы проводили исследование еще в 2013 году, считали людей, машины: 80 парковочных мест и 45 тысяч туристов ежедневно. Посчитали, провели опросы. И уже в 2015–2016 годах улицу закрыли от транспорта. Если говорить о том, что не реализовано пока… Это – пешеходный Невский проспект. Летом прошлого года мы видели, как это круто выглядит. А могло бы так быть каждый выходной день в летний период. Еще из нереализованного – защита зеленых территорий. Хотелось бы придать всем паркам Петербурга охранный статус и нормально их благоустроить. Другая проблема – транспорт. Водный транспорт загубили, выделенные полосы для общественного транспорта не поехали у нас нормально. Много чего еще нереализованного, и это как раз и было той причиной, которая подтолкнула меня на выдвижение.
 
– Как вы предполагаете вести кампанию? Что в плане на 5 месяцев?

– В конце февраля начал работать штаб, ищем помещение. Люди боятся пока нас поддерживать. Мы еще в поиске финансов. Но ведем работу – каждый день встречаемся с людьми, поднимаем проблемы, вырабатываем решения. Кроме того, мы собираем команду. Есть желание собрать максимальное количество людей. Я обратился в партии и попросил прислать мне представителей. Став губернатором, я же буду работать с партиями, почему бы не начать сейчас. Плюс – это будущие советники, члены правительства. Хочется создать некую коалицию, чтобы добиваться честности выборов, отмены муниципального фильтра или его снижения. Сейчас это не ограничение и не барьер, а пропуск сверху. В ходе кампании я буду говорить и об этом, и о той ситуации, которая сложилась в обществе, а именно о пропасти между властью и жителями. У нас же живут неглупые люди, есть крупные инвесторы с опытом реализации масштабных проектов, но даже они не могут ничего нормально воплотить в жизнь, потому что они приходят к чиновникам, а те их отфутболивают. Говорят: «а вы сначала договоритесь с жителями». Сами же чиновники этот канал общения организовать не могут. В итоге происходит конфликт. Так уже было с парком на Смоленке, парком Интернационалистов. Последний пример показателен: московский инвестор готов был вложиться в наш город, жители были не против, но просили не строить торговый центр в парке. Диалог жителей и инвестора никто не организовал. В итоге мы потеряли инвестора, а парк остался, как и был, люди только нервы потратили, выступая за его сохранение. Вот об этом я хочу на кампании говорить.
 
- Вы пойдёте от партии или самовыдвиженцем?

– Самовыдвиженцем. В ближайшее время начнём предварительно собирать подписи.

- Это же недешевая история?

– Я ищу инвесторов.

- Успешно? Кого-то уже нашли?

– Пока есть, но мало. Назвать их не могу. Существует аппарат, который будет давить на этих людей.

- Какой резон им вкладывать в вас деньги?

– Людям надоело болото, и они хотят изменений.

- Но ведь существующие реалии таковы, что муниципальный фильтр пройти можно только при договоренности с «Единой Россией». Зачем инвесторам вкладываться в кандидата, который может даже регистрацию не пройти?

– Те люди, которые вкладываются в кампанию, считают, что я способен организовать команду, программу, предложить решения, которые помогут городу выйти на новый уровень. Когда я объявил о своём выдвижении, то был удивлён количеству людей, которые выразили готовность помогать.

- И все-таки про фильтр. Вы готовы договариваться с партией власти или нет?

– Я готов общаться со всеми. Мы работаем над вопросом, чтобы пройти этот фильтр. Мне уже звонят муниципальные депутаты и предлагают поддержку. В нынешней ситуации 160 подписей муниципальных депутатов – не такая беда. Гораздо сложнее набрать их в 2/3 муниципальных образований. И еще: хочу, чтобы все понимали, что я не иду разрушать систему, я иду ее улучшать. Я не конкурент... Кто-то считает, что я политический конкурент, но это не так. Я просто люблю этот город, и это мой дом.
 
- Я слышала, что у вас есть гражданство Болгарии, это так?

– Да, но я не виноват. Я родился с ним.

- Что будете делать с гражданством?

– Буду отказываться. Этот процесс занимает до месяца. К моменту регистрации я этот вопрос решу.

- Не думаете, что этим могут воспользоваться, чтобы снять с выборов?

– Если захотят, то снимут. У них есть весь ресурс. Вот к Максиму Резнику пришел Олег Глущенко и сказал, что он ему с 2016 года должен миллион, так ведь может быть с каждым. Что же до болгарского происхождения. Я – Красимир Христов. Врански моя фамилия, кстати, сербская. Может быть кто-то хотел видеть русского богатыря, но я такой, какой есть.
 
- Как вам кажется, кто будет в бюллетене? Кого зарегистрируют?

– Пока не знаю. Я не уверен даже в том, что будет Беглов. И те люди, которые заявили о себе сейчас. Про себя могу сказать: буду пытаться попасть в бюллетень.

- Наблюдатели неоднократно говорили о нарушениях на выборах прошлых лет в Петербурге. Как думаете, кто виноват в них и ждать ли повторения в сентябре 2019?

– Скорей всего, нарушения на предстоящих выборах будут. Потому что система всячески пытается сохранить свой статус. На выборах 2014 года ни одного несогласованного муниципального депутата не пустили. Как будет на этих выборах? Будут стараться, чтобы было как можно меньше независимых депутатов. Все помнят, что 3-5 независимых депутатов в прошлые созывы успевали озвучивать серьезные проблемы и решать их. Поэтому будет много нарушений. Надеюсь, что общественные наблюдатели это зафиксируют.
 
- Если выборы были и есть нечестные, то можно ли на них честно победить?

– Почему происходят нарушения? Система пытается себя сохранить за счет административного ресурса. Мы же идем по-честному – других возможностей у нас нет.
 
Беседовала Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость

    Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения.