ЦБ говорит об удешевлении обналички, специалисты смеются: предпосылок для этого нет

04.04.2019 15:23
ЦБ говорит об удешевлении обналички, специалисты смеются: предпосылок для этого нет Александр Миридонов/Коммерсантъ
Зампред правления ЦБ Дмитрий Скобелкин выступил с обнадеживающим заявлением: стоимость теневой обналички денег снижается. «Фонтанка» поговорила с теми, кто в теме, и они не разделяют оптимизма регулятора: проблемы в экономике никуда не деваются, гайки закручиваются, с чего наличным дешеветь?

Скобелкин, выступая 2 апреля в Совете Федерации, привел данные: если еще год назад обменять виртуальные цифры на банковском счете на реальные деньги стоило 17%, то сейчас это «всего» 14–15%. Смотря в каком случае, – возражают эксперты: шкала стоимости «живых» наличных очень сложная, где-то это 8%, а бывает, что и 20% – мало. 

Сколько на самом деле денег крутится в «серой» зоне экономики — вопрос полемичный. Тот же ЦБ оценивает ее объем по итогам 2018 года в 176 млрд рублей. Но нетрудно догадаться — это только те объемы, что были замечены регулятором. 

Евгений Виноградов, глава компании Crime Finance, говорит, что речь о сотнях миллиардов шла еще лет десять назад. С тех пор потребность в наличных только росла, и сейчас общий оборот рынка обнала может приближаться к триллиону. Сам он прославился на всю страну после того, как дал интервью, своеобразную «исповедь» обнальщика, выходца из полиции, который несколько лет доставал для заказчиков наличные деньги, затем оказался за решеткой, а после занялся легальным консалтинговым бизнесом.

«С чего бы стоимости обнала падать? Разве у нас изменился 115-й закон о противодействии легализации преступных доходов? Поменялась 54.1 Налогового кодекса? Как-то по-другому стали работать службы финмониторинга? Может, банки перестали по поводу и без повода блокировать счета?» — задается риторическими вопросами другой собеседник «Фонтанки». Он работает главой службы безопасности в крупной федеральной компании и изучил тему обналички, как сам говорит, ради интереса, однако не хочет, чтобы его имя упоминалось в СМИ.

Реклама

«Цифры, которые озвучивает ЦБ — это только верхушка айсберга. У нас же созданы все условия для дефицита наличных денег, по законам рынка это неминуемо приводит к росту цены. В Telegram полно каналов, где люди обсуждают эту тему в практическом ключе. Судя по ним, самые большие деньги крутятся вовсе не в сфере взяток, а в строительных подрядах», — говорит эксперт.

О том, что обналичка нужна далеко не только для взяток, а давно и прочно встроена в реальную экономику страны, говорит и Евгений Виноградов. По его мнению, значительная ее часть идет на вполне легальные цели вроде покупки машин и квартир. С учетом того, как легко банки сейчас блокируют счета, ссылаясь на инструкции ЦБ по противодействию легализации преступных доходов, куда проще расплатиться наличными.

С вас 15%

Ситуация с «банковским экстремизмом» уже много раз поднималась и в СМИ, и в соцсетях.

К примеру, гуляет история о том, как ИП всего с 1,5 млн рублей на счету совершенно легально расплатился за поставки, а банк заблокировал счет, и деньгами стало невозможно пользоваться. Через некоторое время якобы поступило предложение: можно перевести деньги на любой другой, не заблокированный счет, но с 15%-ной комиссией. 

Другая история: предприниматель со своего счета купил машину. И в тот же день перевод заблокирован, счет заморожен. В банке говорят: мол, нам ваша операция показалась подозрительной. Аргументы, что все документы о зачислении денег — в наличии, а машина куплена совершенно реальная — по выставленному автосалоном счету, не принимаются во внимание. 

Такие примеры совершенно реальны. И уже породили индустрию по вызволению денег с замороженных счетов. Что это, как не легальная схема виртуальной обналички, с теми же тарифами, но под строгим контролем законопослушного банка и службы финмониторинга, — задаются вопросом собеседники «Фонтанки». 

«В нормальной ситуации каждый должен заниматься своим делом: банки вести расчетно-кассовое обслуживание, а расследованием законности финансовых потоков и тем более карательными функциями должны ведать правоохранительне органы», — возмущается собеседник «Фонтанки». Пока же такие вещи в нашей стране происходят, люди будут искать способ обезопасить себя, переходя на наличные расчеты. 

Реклама


Способов обналичивания — десятки, и большинство из них уже давно широко известны. Из относительно нового (но все равно хорошо известного рынку) эксперты перечисляют операции в странах ЕврАзЭС. Там якобы стоимость услуг заметно дешевле, чем в России: около 8%. Но и риски заметно выше.

«Обналичивание «вдалеке», в восточных странах или, сейчас много информации, что какие-то варианты есть, на Донбассе, — это всегда разовые, сложные истории. Не каждый туда поедет за мешком денег. Вдруг тебя на границе остановят, — ты их потом не вынешь никогда, — говорит Евгений Виноградов. — Может, там дешевле, но туда далеко не все рвутся, это очень опасно».

Куда проще, хоть и подороже, пользоваться местными сервисами. Благо в Петербурге, как в крупном мегаполисе, источники наличных всегда близко. 

«В розничных продажах все деньги лежат: продуктовые сети, хозтовары, АЗС, городской транспорт, — объясняет Евгений Виноградов. — Но и там в последнее время все туже закручиваются гайки, регуляторы все настойчивее спрашивают, куда идут наличные, и у розничных игроков цены постепенно тоже вырастают».

На передовой

О стоимости услуг специалисты вести диалоги с журналистами не торопятся. Слишком разные бывают условия сделок. Большинство настаивают на строго белом происхождении денег, с самого начала разговора предупреждают: с «серыми» и тем более «черными» деньгами работать не будут ни за какие проценты. 

«Обналичиваем денежные средства только по назначениям: продукты, стройка и реклама. Сумма разовой транзакции не должна превышать 500 к (тыс. рублей). НДС подтверждаем в начале отчетного периода. Стоимость фиксированная – 9% (не зависит от режима налогообложения). Срок отдачи – 12 часов с момента поступления денег на р/с контрагента, вне зависимости от времени суток», — такое объявление доступно любому посетителю одного из совершенно открытых форумов. 

Но в личных беседах участники рынка предупреждают: 8–9% — это «замануха». «Такой процент — без НДС, примерно», — говорит человек, скрывающийся за ником «Обнал-сервис». Реальные тарифы — 14–17% в среднем, подтверждает он расчеты ЦБ. 

Но ни о каком снижении цен и тем более сокращении спроса сегодня речь не идет, говорят те, кто на передовой этой войны. «Себестоимость дорожает, игроков на рынке меньше становится, банки палки в колеса суют», — перечисляют они.

Высокий спрос подтверждается выходящими в открытый доступ объявлениями. «Уважаемые клиенты, нынешние и будущие, просим формировать заявки немного заранее, спрос на наличные и транзит сильно возрос в последнее время, и мы стараемся заранее распределять потоки, это в первую очередь требуется для вашего же удобства и максимально быстрого возврата», — это январское объявление работающего с 2015 года «обнальщика» на одном из популярных в узких кругах тематических интернет-форумов. 

«По наличным просьба стараться писать заранее, особенно это касается новых клиентов, так как загрузка сейчас очень плотная», — пишет в марте другой специалист, тоже с солидным опытом. Он характеризует себя как старейший из работающих сейчас на площадке сервисов по белому обналу.

Так что слова топ-менеджеров Центробанка о снижении цен на обналичку вызывают у специалистов непонимание. 

Не очень белые деньги или совсем не белые, в теории, тоже можно обналичить. Но сколько это будет стоить — вопрос открытый. «Какой верхний потолок? 20? 25? 50?» — интересуется редакция. «По-разному. Каждый случай индивидуален», — уходит от ответа специалист и ставит подмигивающий смайлик.

Преступление без наказания? 

В самом по себе переводе денег с расчетного счета в наличные состава преступления нет, как нет и уголовной статьи, описывающей его. Чтобы привлечь компанию, которая обналичила средства, надо, чтобы такой вывод соответствовал признакам определенных статей Уголовного кодекса.

Наиболее распространенная претензия — уклонение от уплаты налогов, статья 199 УК РФ. Ведь, как правило, в схемах обналички речь идет о несуществующих сделках. А создание неоправданно высоких затрат приводит к незаконному снижению налогооблагаемой базы: раз вы деньги «потратили» на какие-то мнимые товары и услуги, платить с них налоги уже даже при желании не получится. В теории, это может проследить ФНС и предъявить претензии.

Причем преступлением такие операции становятся, только если суммы недоплаченных налогов превышают 5 млн рублей за три года и только если это превышает 25% от тех выплат, что вы по закону должны сделать. Если меньше, то преступления никакого нет. Примечательно, что при этих рассчетах не имеет значения, сколько было именно обналичено. Наказывают не за это, а за не уплаченные налоги. И состав преступления будет называться не собственно «обналичивание», а «включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений».

Серьезный риск наступает, когда сумма сэкономленных налогов превышает 15 млн рублей. Максимальное наказание — два года лишения свободы. Если недоплатить государству более 45 млн рублей , то уже шесть лет. Хорошая новость: если вас на таком поймали впервые, и вы возмещаете государству весь ущерб, то освобождаетесь от ответственности.

Куда проще правоохранителям работать с теми, кто оказывает услуги по обналичиванию. Через их руки, как правило, проходят очень большие деньги, которые легко переваливают за обозначенный УК РФ порог. Самая ходовая статья — 172-я, незаконная банковская деятельность. Но наказания там лишь немногим серьезнее, чем по налоговой 199-й статье: четыре года за крупный размер и семь — особо крупный. Чтобы понимать, как это работает на практике: тот же Евгений Виноградов, написав признательные показания, провел в тюрьме в общей сложности год.

«Скрупулезно работать и доказывать такие преступления — это очень сложно, и так могут очень немногие, у кого есть чувство экономики, кто понимает, что к чему», — говорит Евгений Виноградов, который успел хорошо познакомиться с системой расследования «обнальных» преступлений.

«В правоохранительных органах есть отдельные люди, которые понимают, как работает экономика, как надо правильно что-то доказывать. Но часто бывает так, что наскоком пришли, забрали печати, наличные деньги и кучу документов, а что с этим делать, как собрать доказательную базу — не знают, — расстраивается эксперт. — Остается говорить c прокуратурой, чтобы прокурор сказал: "Ну ладно, давайте, этого хватит"».

Собеседники «Фонтанки» в экономической полиции Петербурга, к слову, тоже не видят никаких признаков снижения цен на рынке обнала: «Ерунда», — говорят они.

Растет ли спрос на наличные? «И да и нет, в силу того, что уменьшается число точек съема. Запрос остался такой же, но нагрузка выросла. Если раньше звонили в десять «дверей», то сегодня их осталось три. Плюс хеджирование рисков. Если работать в тупую, то налоговая быстро к вам придет со встречной проверкой. В крупную клетку — 18 процентов сегодня. Если меньше, это зона риска, то есть осторожно, мошенники!» – объясняют полицейские.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения