---

Сергей Семак: «Что касается разговора про чемпионов по игре, то мы все показали в Краснодаре»

30.05.2019 11:45
Сергей Семак: «Что касается разговора про чемпионов по игре, то мы все показали в Краснодаре» Сергей Семак//Сергей Михайличенко/"Фонтанка.ру"
Звонок Миллера, будущее Анюкова и важность Инстаграма: отдел спорта «Фонтанки» обсудил с главным тренером «Зенита» итоги чемпионского сезона. Сергей Семак рассказал, почему «Зенит» не играет, как «Барселона», и о многом другом.

- Время после чемпионства вы провели в марафоне по четырем петербургским радиостанциям. Это такая высшая точка безумия, которое на вас навалилось с золотыми медалями. Как прошли эти две недели с момента оформления титула в самолете?

– Сдержанная радость. Чемпионство было ожидаемым. Вопрос был только в том, когда это произойдет. Отрыв был достаточно серьезный, оформить титул хотелось как можно быстрее. И когда это все-таки случилось, пришла радость, а затем — опустошение. С одной стороны, сделали. С другой — еще 3 игры оставалось, которые нужно было провести достойно.   Кому-то нужно было дать отдохнуть, кому-то, наоборот, сыграть; уже нужно было начинать планировать летнюю трансферную кампанию. Плюс к этому огромное количество поздравлений, мероприятий, на которых нужно было присутствовать. Поход на радио действительно стал апогеем: 2 часа беготни и переключений с одного формата на другой, с серьезного на шуточный, плюс Детское радио подразумевало отдельную интонацию. Естественно, это часть работы, которая не всегда приносит удовольствие, но это нужно делать.

- Вы сами сказали про эмоциональное опустошение. Понятно, что адреналиновая яма после огненной встречи в аэропорту была неизбежной. Но потом вас все равно ждало возвращение на базу и еще 3 матча. И как дать волшебный пендель футболистам, чтоб не было потом 3 раза по 0:3?

– Только пытаться донести, что в таком клубе можно прогрессировать исключительно тогда, когда при любых обстоятельствах выкладываешься на 100%. Тем более что в первом круге ЦСКА проиграли, были разговоры, что после чемпионства бросим весла. Нам хотелось опровергнуть это мнение и сыграть достойно. Я не говорю про результат. Главное — показать желание играть и настрой. Та же игра в «Ростове»: невыразительный матч с точки зрения игры, но желание и движение все равно было. Мне как тренеру это было приятно, и я рад за команду, что все 3 чемпионских матча провели на уровне. Это меня радует наряду с теми волевыми победами, которые были по ходу сезона.


- Сезон действительно получился рекордным с точки зрения волевых побед. Это характеристика этого «Зенита». Крик в раздевалке в перерыве?

– Крик бывает, но не часто. Если есть проблемы эмоционального плана, то тогда действительно надо встряхнуть команду. Если сложности в тактике, то мы обсуждаем, как перестроить игру. Если нужны замены, то мы их делаем. Мы не анализируем первый тайм в присутствии ребят — сами-то мы понимаем, что случилось, – на ошибки указывать бессмысленно. Нужно говорить, что изменить, что сделать лучше. Я говорил в начале сезона, что мы не топ. Это может быть обидно ребятам, но это факт. Мы должны понимать, что дожимать мы можем за счет характера, а не потому, что мы на голову сильнее. На данный момент такого нет.

- В каких матчах кричали?

– Уже не помню. Было несколько раз. Я не пытаюсь выдавить из себя искусственно такие реакции. Я могу предъявить претензии и не думаю об обидах футболистов. Если я не прав, то я могу через день извиниться. Я как тренер всегда пытаюсь объяснять игрокам. Есть ребята, которые совсем не понимают, и в таком случае объясняться не стоит. Но подавляющее большинство легче воспринимают информацию, когда обсуждаешь с ними, почему заменили, почему не выпустили.

- У вас за 2 года тренерской карьеры очень сильно сел голос.

– Мороженого на ночь поел.

- А я думал, что говорить стали больше.


– Это тоже. Должен говорить много, и это откладывает отпечаток.

- В нашем городе есть старая шутка: золото «Зенита» в 84 году праздновали так долго, что в итоге вылетели из элитного дивизиона. Вы такие риски держите в голове?

– Надеюсь, что до этого не дойдет.

- «Зенит» по ходу сезона пережил смену руководства клуба. Как это отразилось на вашей работе?

– У нас в любом случае разделены обязанности. С клубом по большей части контактирует спортивный директор Хавьер Рибалта. На базе у нас своеобразный оазис, в котором мы занимаемся ежедневной работой. Как работает генеральный директор, коммерческий директор — это совершенно точно не мое пространство. У меня был рабочий, нормальный контакт с Сергеем Александровичем Фурсенко. Такой же сейчас с Александром Ивановичем Медведевым. Дележки полномочий у нас нет. Я приехал в «Зенит», заключил контракт, а дальше — если есть вопросы, я знаю, к кому обратиться. Со своей стороны я постарался рабочие отношения вертикализировать, чтобы все знали, к кому обращаться в том или ином случае. Чтоб все знали, кто за что отвечает и кто кому звонит. Наши двери на тренировках всегда открыты, просто я считаю, что президент должен говорить тогда, когда это нужно. Присутствие президента в тренировочном процессе не обязательно. Если он хочет вникать в занятия, то, конечно, милости просим. В клубе просто намного больше сотрудников, и там работы тоже хватает.

- Вас на работу в «Зените» лоббировал Алексей Миллер. Вы обратили внимание на его речь перед награждением золотыми медалями? Меня в этом параде идеологем зацепила формулировка «Семак был выбран единодушно».

– Формулировка красивая. Выбирали душой, а не по другим критериям. Понятно, что в приоритетах могли быть более именитые тренеры. Но с другой стороны, в тот момент влиял финансовый фейр-плей, который необходимо было соблюсти, приглашая нового тренера.

- То есть вас выбрали из-за дешевизны?

– Я этого не знаю, возможно, такая проблема была. Может, изыскали бы нужные финансы для приглашения другого тренера, но это было бы сложнее. Алексей Борисович позвонил, когда мы прилетели из Грозного. Этот разговор запомнится надолго. Это была речь человека, который искренне и фанатично предан родному городу и «Зениту». Мне казалось, что слезы выступали от радости за наш клуб. Это говорит очень о многом.

- Ваши первые кадровые назначения в «Зените»: главный врач, начальник команды и капитан команды. Это был сознательный менеджерский ход?

– Не совсем так. Я пытался укрепить те позиции, которые нуждались в усилении. С предыдущим доктором я не работал, его не знаю, поэтому мне намного проще было взять Михаила Гришина, которого я знаю и которого знает команда. Времени вникать не было. У Манчини с начальником команды была другая ситуация: был Оресто Чинквини, который решал многие вопросы, и был Илья Писарский, который выполнял больше административные функции. И вместо двоих мы поставили одного человека — Евгения Кошелева, который трудяга, пунктуальный, будет выполнять все, что от него требуется.

- Отъезд Анюкова в «Зенит-2» оптимизма петербургским любителям футбола не добавил. Но возвращение его в основу выглядело символическим жестом. А он сыграл в итоге под 20 матчей в сезоне, и в ключевой эмоциональной точке сезона — во время драки в технической зоне в Краснодаре — Анюков был одним из лучших.

– Совершенно верно. У меня есть определенное преимущество: я очень хорошо знаю Сашу. Кого-то его возраст может вводить в заблуждение. Кто-то может его не понимать, потому что он не самый разговорчивый и улыбчивый парень. Я знаю его человеческие качества, и это одна из причин, по которой он стал капитаном. Я понимал, что все матчи он не сможет сыграть физически, поэтому изначально было понимание, что капитанов будет два: Иванович и Анюков. Я не сомневаюсь в квалификации Саши как футболиста: да, он не так активно играет в атаку, как раньше. Тем не менее я понимал, что в его функциональном состоянии его опыта хватит, чтобы выйти и помочь. В чемпионате России он справился, а в Лиге Европы нам всем пришлось непросто. Там все-таки другие скорости. Саша внес огромный вклад в чемпионство, и этот сезон стал прекрасной нотой. Я за Анюкова очень рад.

- Зимой пришли 3 новичка. После прихода Ракицкого, Азмуна и Барриоса «Зенит» продолжил оставаться средней командой?

– Мы прибавили в качестве, естественно. Эти новички нам были нужны. При этом более проблемными были другие позиции. Но нужно понимать, что это всегда вопрос предложения. Если у нас есть возможность взять качественного игрока, я всегда за с закрытыми глазами. Всех этих футболистов я прекрасно знал, и никаких сомнений у меня не было. С Барриосом тревожило только то, с какой скоростью он адаптируется в России: пресловутый снег, все дела. Не всем удается легко подстроиться к новой лиге, и просчитать это невозможно. Вспомните Кавенаги. С приходом этих футболистов мы прибавили в вариативности. У нас появился быстрый форвард, который может открываться за спины. До этого у нас такой опции не было. Прибавился баланс: мы смогли использовать более атакующего футболиста в полузащите за счет того объема работы, который выдавал Барриос в центре поля.

- И все 3 новичка — легионеры.

– Да, мы должны были это учитывать, особенно с учетом травм Ерохина, Шатова и Кузяева. Было непросто. Появился шанс у Оздоева, которым он блестяще воспользовался. Изменилась роль Дзюбы на поле. Многое от игры к игре приходилось менять, но появился баланс. Все-таки в осенней части чемпионата мы практически каждый матч подстраивались под соперника, думали-искали, как побеждать с минимальной вариативностью. 

- Вы упомянули осенний отрезок: тогда ваш «Зенит» впервые столкнулся с валом критики. Мол, нет игры, несмотря на отрыв в турнирной таблице. Этот пресс общественного давления влиял на ощущения внутри тренерского штаба?

– Абсолютно нет. То же поражение от «Рубина» – это стечение обстоятельств, это наши ошибки. Играют люди. «Рубин» приехал побеждать любой ценой, желание было огромное. Я бы так сказал: не «Рубин» забил, это мы пропустили. Где-то невнимательность, где-то технический брак, где-то неправильные решения. Мы отыграли 1 мяч, могли сравнять. Катастрофы по игре не было.

- Первый гол с углового, повтор из-за ворот. У казанцев есть стандарт, натренированный Виталием Кафановым, называется «фаланга»: когда игроки блокируют вратаря соперника. До игры вас Александр Дорский спросил про эту манеру «Рубина» подавать угловые, вы сказали, что в курсе, начало игры — вытаскивай пятнистого. И на повторе прекрасно видно, что защитники «Зенита» вообще ничего не делают, чтобы разрушить эту блокировку.

– Конечно, это потеря концентрации. Просто пододвинься на 30 сантиметров и помоги вратарю. Это человеческий фактор. Невозможно пройти 30 матчей без ошибок. Да, привезли себе 2 мяча. Мы много смотрели, много обсуждали такие подачи, много тренировали.

- Самоуверенность?

– Есть и такой момент. Команда идет на первом месте, «мы все знаем, нам не забьют». Когда ты догоняешь первое место, то шанса на ошибку нет. А когда ты наверху турнирной таблицы, то возможны варианты.

- Поражение в Минске стало последним матчем для Юрия Лодыгина в «Зените».

– По одному матчу мы никогда не судим. Просто Юра из тех футболистов, для которых очень сложно быть на скамейке запасных. Ему всегда хочется играть, он всегда номер 1. Если он не попадает в состав, то расстраивается, ему тяжело сидеть и ждать своего шанса. Мы поговорили и решили, что если есть вариант играть постоянно, то надо им воспользоваться. Футболист должен быть счастливым. При этом внутри команды Лодыгин был абсолютно «своим парнем». 

- Еще одна точная формулировка из Миллера: «Игра в Краснодаре вошла в золотой фонд российского футбола». При этом для меня, как для болельщика, эта игра воспринималась бы с большей радостью, если бы «Зенит» набросал «Краснодару» полную кошелку в первые 20 минут.

– Но тогда бы мы не получили столько эмоций от этой игры! На мой взгляд, до игры против «Краснодара» мы могли обыграть «Локомотив»: были моменты. Со «Спартаком» получилась более равная игра, но мы в любом случае хотели обыграть конкурентов, чтобы сделать рывок к золотым медалям. Мы приехали в Краснодар и хотели доказать, что мы лучше: можем играть активно, можем атаковать, можем прессинговать. Да, жаль, что мы не забили в начале игры, а «Краснодар» использовал один из своих немногочисленных моментов. Нам иногда не хватает чувства ритма игры: когда взвинтить, а когда придержать. Это чувство пришло после, с уверенностью. Это было видно в финале чемпионата. Что касается разговора про чемпионов по игре, то мы все показали тем матчем в Краснодаре.

- Зачем вы в этом сезоне завели аккаунт в Инстаграме? Вы даже с болельщиками переписываетесь.

– Ну, это  общение фрагментарное. Для переписки на постоянной основе времени нет. Профиль завел потому, что это часть моей работы; это важно клубу; это позволяет мне узнавать новости из жизни близких и футболистов.

- Вы же там даже отвечали на вопросы, почему «Зенит» блекло играет: мол, чего вы ждете с таким составом…

– По сути, для меня при необходимости это площадка, на которой я могу своим языком изложить свои же мысли. Это как рупор, которым я могу пользоваться вне зависимости от того, спросили ли меня о чем-то. Иногда своевременный ответ помогает объяснить или направить мысли в правильное русло. Спрашивают: почему мы не играем, как «Барселона»? Я не говорю, что  у нас слабые футболисты. Но нужно понимать, что игра выстраивается в соответствии с сильными качествами имеющихся игроков. В этом и заключается работа тренера: как и у дирижера. Все хотят яркой игры и забитых мячей. У нас не самый огромный ресурс, но по итогам чемпионата мы забили больше всех мячей. На мой вкус, это важное обстоятельство.

- Вы выложили ролик о том, как Заболотный врезался в манекен на тренировке. Мне говорили, что Антона это задело.

– Да нет, конечно. Антон прекрасно знает, что у меня ничего за пазухой нет. Если это смешной момент, то это смешной момент. Заболотный очень адекватный человек, и мне хотелось бы, чтоб таких людей было как можно больше. И в дебрях Инстаграма, и вообще. Нужно правильно понимать, как реагировать на высказывания.

- После игры с «Енисеем» Антон ходил с баннером «Антошка, давай забей немножко». 

– Да, и это характеризует его как удивительно самоироничного человека. Просто молодец. Стоит ему поаплодировать. Он может делать, что может. Выкладывается на тренировках, растет. Требовать от него невозможного — бессмысленно. По мне, он молодец, профессионал и свою работу делает хорошо. Не зря все его любят в команде.

- Неслучайно, что именно Антон сделал золотую голевую передачу в Грозном.

– Ничего не бывает незаслуженно.

- Вы видели кладовую футболок Лучано Спаллетти, которую он выложил в Инстаграме? Там из «Зенита» двое: Кришито и вы.

– Я в ней даже был несколько лет назад, когда заезжал в гости. Я тогда пошутил: мол, ждал нас в гости и достал мою футболку. А тут вижу фотографию и понимаю, что, похоже, действительно там лежит все время. Великий человек и великий тренер для меня. С огромной душой и большим сердцем. Я ценю его отношение и всегда стараюсь ему об этом говорить.

- Вас ждет третья серия перестройки «Зенита». Гендель звучит где-то за кадром: 6 матчей Лиги чемпионов у вас уже в кармане.

– Да, мы это понимаем, но осознаем, что в это трансферное окно невозможно решить все наши вопросы, связанные с видением нашей игры и составом. Мы будем постепенно двигаться и будем решать вопросы по мере их поступления. Наше выступление в Лиге чемпионов зависит от того, что мы можем сделать сейчас. Я стараюсь всегда ставить адекватные задачи. Выход из группы — это очень сложно. Потом мы будем смотреть и на жеребьевку, и на форму, и от удачи много зависит. В группе лучше иметь сильную команду, которая всех будет обыгрывать.

- А вы за ней в кильватере. Понятно, что 3 фамилии стоят особняком. Анюков, Жирков, Иванович. Инна Жиркова уже попрощалась с Петербургом в сториз. 

– Я с ней разговаривал: на момент публикования снимка предложения от клуба не было, и был вариант, что придется уезжать из Петербурга. Она его озвучила. И Юра, и Инна привыкли к городу, они хотели бы остаться. Сейчас ведется работа по продлению соглашения с Жирковым еще на год. Юра еще в силах помочь команде, главное, чтоб у него не было рецидива травм. У Ивановича автоматическая пролонгация: он должен был сыграть определенное количество матчей, и он их сыграл. Форму к концу сезона набрал невероятную.  Для меня это был сюрприз. Это было видно и по тренировкам: вообще, последние занятия прошли в таком режиме, что мне никогда бы в голову не пришло, что эта команда доигрывает сезон.

- Анюков?

– Тут ситуация сложнее. Вероятность непродления контракта как игрока сейчас очень высока. Контракт тренера сейчас обсуждают. Саша большой человек, он участвовал во всех чемпионствах в новейшей истории. Я сказал ему, что как тренер готов обсуждать любое его новое качество. У нас был предварительный разговор: что может быть приемлемо для него, что для нас. Главное, чтоб он был счастлив.

- Тренер правых защитников.

– Правых, левых, центральных. Работы много.

- Действительно, у вас тренерский штаб всего 12 человек. Будет 13 — никто не заметит. Одна из характеристик «Зенита» в этом сезоне: атмосфера таинственности. Сперва убрали списки вылетающих на выездной матч. Затем полностью исчезли диагнозы травмированных.

– Все, что я не могу сказать на 100%, я предпочитаю не говорить. Примет тот или иной футболист участие в матче или не примет… Я пытаюсь говорить только то, в чем я уверен. Что касается вылетов, то я особой разницы не вижу: в любой команде все знают, кто тренируется, а кто нет. Я не вижу смысла в особом афишировании, в суете. Полетела команда, не игроки. 

- Лазарет «Зенита» в этом году не пустовал вообще. Это результат тренировочного процесса или сверхинтенсивного сезона после чемпионата мира?

– Ерохин и Жирков в первой части сезона — да, это последствия чемпионата мира. Нобоа — футболист немолодой. Травмы 2019 года — это рецидивы, не последствия тренировочного процесса. Меня как тренера настораживает то, что футболисты оперируются в разных местах, но процесс реабилитации сложно контролировать. Мне было бы проще, если бы все игроки восстанавливались в одном месте. Это вопрос, который требует серьезной доработки. К сожалению, в этом сезоне сроки восстановления ряда футболистов увеличились намного. В этом мы будем разбираться.

- Кто из футболистов удивил вас с точки зрения прогресса?

– Никто. Потому что мы каждый день видим этот рост на тренировках. Каждый наш футболист нашел свое место на футбольном поле. Я говорил с Бердыевым про Азмуна, и Курбан Бекиевич спрашивал: «Азмун будет играть вместо Артема?». Я отвечал: «Нет, они будут играть вместе». По-хорошему меня удивил Оздоев: он прибавил в уверенности, футбольную наглость, энергетику он передал полузащите. Весеннюю позицию Дзюбы я считаю идеальной для него: именно в подыгрыше. Та же история с Дриусси: он же нападающий второго темпа, который играет на фланге и учится отрабатывать в обороне. Есть вопросы к оборонительным действиям, есть еще вопросы, которые предстоит решить.

- Маркизио — трагикомический трансфер?

– Не думаю, что это правильный эпитет. Его приход — в плюс городу, клубу. Это очень известный футболист, через которого распространяется много информации по Европе. К сожалению, не получилось реализоваться быстро. На мой взгляд, Клаудио привык играть в команде, где из 11 футболистов топовыми были 11. Не нужно было брать на себя бремя лидерства, вести за собой. Многие же ждали от него этого и в «Зените». Но другая игровая схема, иначе держится мяч, чужая страна. Из-за рецидива травмы шансы проявить себя у него небольшие. К сожалению, в футболе такое тоже случается. Мы ожидали большего, да и он ожидал большего.

- Еще год контракта. 

– Мы обсудим. Если восстановление будет затягиваться, то будем обсуждать.

- То есть возможен вариант, при котором вы пожмете друг другу руки и разойдетесь?

– Возможен. Это спорт. Мое лично мнение к Клаудио как к человеку тут не имеет отношения. Он суперпрофессионал: даже когда он был заменен в перерыве матча с ЦСКА, прошел по раздевалке и пожал руки всем игрокам, которые выходили на второй тайм.

- Было бы странно в нашем диалоге избежать словосочетания «тюремный романс»: впервые в истории российского футбола чемпионом страны стал игрок в тюрьме. Кокорин выйдет на свободу в декабре, контракт у него заканчивается в июне. И как будут развиваться события?

– Я надеюсь, что до декабря дело не дойдет. Я надеюсь, что клуб предложит Саше новый контракт. Саша очень талантливый футболист, который сможет помочь команде. Конечно, никто не защищает Кокорина. Есть хорошо и плохо, события в октябре — это плохо. Все мы люди. Мое мнение: если человек раскаивается, то наказание чрезмерное. Я живу на Мойке в Санкт-Петербурге. Слышу и мат, и драки. Если взять статистику по пятнице и субботе, то пара десятков драк такого масштаба будет. Но никто не получает реальные сроки. Мы имеем дело с выборочным показательным правосудием, и это лишнее напоминание: известным людям нельзя это делать. Каждый в жизни сталкивался с пьянкой и с драками. Но если это не повлекло серьезных последствий для здоровья, то наказание должно быть адекватным. В случае Кокорина наказание неадекватное. И тут сыграло роль отношение общества к молодым состоятельным спортсменам, у которых много денег.

- Вы в последний раз дрались в Раменском? Во время матча «Сатурн» – ЦСКА?

– Были в юности потасовочки. Серьезных не припомню, без поножовщины.

- Вы весною подарили болельщикам серию из 9 матчей с 9 разными образами.

– Я на эту тему точно не заморачивался. С нового сезона у клубного руководства появилась идея: чтоб главный тренер представлял команду не в спортивном костюме, а в какой-то сносной одежде. Была сформулирована задача поддержать реноме серьезного тренера, не только в плоскости профессиональных результатов, но и с точки зрения телевизионной картинки. На мой взгляд, это правильно, и если это не мешает работе, то это можно делать. С моей стороны негатива не было. Почему нет? Если я могу помочь клубу такими простыми шагами.

- У Бердыева был фартовый пиджак. В этом параде тряпочек, который вы провели по весне, у вас есть удачные? И сейчас у меня вырастут половые органы на лбу за этот вопрос.

– Не, такого нет. Я никогда о таком не думаю. Любая серия рано или поздно начинается и рано или поздно заканчивается. На выездные матчи я предпочитаю ездить с чем-то обычным, чтоб в самолете было удобно. На домашних матчах может быть костюм, что-то более солидное. Я пытаюсь сейчас сделать так, чтобы весь тренерский штаб на матчи выходил в чем-то более официальном, нежели спортивные костюмы. Спортивный костюм и кроссовки — это неплохо, но штанишки и поло выглядят лучше. Солидно. Мы большой клуб и большая команда.

- В прошлом году отпуск у футболистов сборной был в 5 дней. Сейчас у сборников отпуска не будет вообще. У остальных игроков — 2 недели. Это плохо?

– Да. Все любят отдыхать много. Мы дали максимально возможное время в зимнюю паузу. Чего бы нам это ни стоило: мы начали сезон первыми, закончили чуть ли не последними. Естественно, мы пытаемся давать футболистам отдыхать. 14 июня мы начинаем тренироваться на базе в Удельном парке.

- Повторение всегда тяжелее.

– Конечно. 

- В прошлом мае вы были «молодым, неопытным» Семаком, который возглавил «Зенит».

– Я не могу согласиться. К тому моменту у меня были 1,5 года самостоятельной работы за спиной. Работы очень много. Куда двигаться — мы тоже понимаем. Нужны вызовы, да, несмотря на то, что уйму эмоций выплеснули в этом году. Наша задача как раз в том, чтобы работать и в следующем году: чтоб были другие эмоции, но не менее слабые. Нам нужно двигаться. К победам привыкнуть невозможно. 

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

---

Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

    ---