«Выбирайте выражения». Как критиковать власть, не переходя на оскорбления

25.06.2019 17:11
«Выбирайте выражения». Как критиковать власть, не переходя на оскорбления Михаил Огнев, "Фонтанка.ру"
Владимир Путин выразил убежденность, что так называемый закон об оскорблении власти не может быть направлен против критически настроенных граждан. Практика пока говорит об обратном.

В первую тройку оштрафованных по новой норме Административного кодекса вошли авторы постов с упоминанием президента в негативном ключе. Сам Владимир Путин уверен, что наказания достойны не те, кто критикует власть, а те, кто покушается на государственные символы — то есть герб, флаг и гимн. Российский лидер обещал, что попросит Генпрокуратуру обратить внимание на правоприменительную практику. Опрошенные «Фонтанкой» эксперты напоминают, что еще на стадии обсуждения закона указывали на размашистость формулировок, дающих почву для злоупотреблений.

Административная ответственность за распространение в Интернете «информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам России, Конституции России или органам, осуществляющим государственную власть» была введена федеральным законом от 18 марта. Авторам таких публикаций грозит штраф до 100 тысяч рублей, а за повторные проступки – пятнадцать суток ареста и трехсоттысячный штраф. Кроме того, по указанию Генеральной прокуратуры Роскомнадзор в течение суток блокирует сайт с «оскорбительным» контентом.

Президент Владимир Путин, отвечая 20 июня на вопросы «Прямой линии», заявил, что наказывать граждан за критику власти недопустимо. «Закон направлен на оскорбление символов государства, народа, всех нас. Такая практика не какая-то квасная российская. В некоторых странах несколько лет лишения свободы дается, например, в ФРГ. Но вы правы, никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, чтобы ограничить людей в их праве критиковать власти любого уровня. Я попрошу Генпрокуратуру обратить на это внимание. Правоприменительная практика должна соответствовать смыслу и назначению этого закона», – сказал он.

За три месяца действия закона как минимум пять раз. По первым трем судебным решениям оштрафовали граждан, которые написали о Владимире Путине. О свежем протоколе по статье по ч. 3 ст. 20.1 КоАП 25 июня сообщил глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков. В постах архангельского электромонтера местный участковый увидел оскорбительное для губернатора и президента. 

Реклама

Опрошенные «Фонтанкой» эксперты неоднозначно оценивают высказывание президента. «Оно вполне ожидаемо, но, к сожалению, на практике мало что значит. Например, мы много лет слышим о недопустимости "кошмарить" бизнес, но с каждым годом ситуация ухудшается. Я почти уверена, что дел об оскорблении власти будет много, и практика будет складываться не в пользу свободы слова. Не исключено также, что разработчики спорной нормы специально сделали ее «резиновой», и применяться она будет широко. Совет здесь может быть простой: "выбирайте выражения", любую критику можно изложить, по меньшей мере, соблюдая цензурную лексику», – убеждена партнер юридической фирмы Capital Legal Services Ирина Оникиенко.

По мнению представителя Движения гражданских инициатив Владимира Соловейчика, обещание главы государства – полумера. «Спорная норма сковывает всякую гражданскую активность, поскольку она никак не возможна без оппонирования власть и деньги имущим, без критики ошибок власти, злоупотреблений тех или иных чиновников. Правоприменительная практика последних месяцев наглядно показала, что новый закон служит по факту "для затыкания рта" и является орудием для преследования недовольных и несогласных, для ограничения в политических правах оппозиции. Фактически Владимир Путин вынужден был это признать, пусть и иными словами. Полагаю, что данная норма, напоминающая позорные законы "об оскорблении величества" времен проклятого царизма, должна быть отменена, и как можно скорее!» – убежден правозащитник.

А вот партнер Центра цифровых прав Саркис Дарбинян полагает, что выводы пока делать рано, так как практика только началась. «Конечно, президент вряд ли знает ситуацию на земле и может ее хоть как-то контролировать. Птичка выпущена из клетки, а значит, непременно статья будет набирать обороты и возбуждаться в отношении локальных активистов и оппозиции. Так происходит со всеми другими уголовными и административными нормами. Стоит также отметить, что ожидаемой либерализации антиэкстремистских статей не произошло, а теперь появился куда более богатый правовой арсенал против инакомыслия в сети. Принимая также во внимание, что власти на местах сейчас пытаются автоматизировать процесс поиска незаконного контента путем закупки специализированного программного обеспечения, полагаю, что административные штрафы будут расти по экспоненте», – говорит Саркис Дарбинян.

Еще на этапе принятия эксперты критиковали формулировки закона. Даже в официальном отзыве правительства России признавалось, что они могут привести к «неоднозначному толкованию и, соответственно, повлечь проблемы в правоприменительной практике».

В Совете при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) указывали на нарушение свободы слова и неопределенность многих норм, «открывающих дополнительное пространство для произвольных действий». «Неясно, будут ли подпадать под действие проектируемой статьи карикатуры, анекдоты, скетчи, репризы, пародии. Соответственно, непонятно, в чем должно выражаться неуважение к государственным символам и тем более к Конституции. В обществе есть немало тех, кто резко критикует и отдельные статьи Конституции, и документ в целом. Сама Конституция и создала правовую основу для свободы подобных дискуссий. Попытка государственного регулирования стилистических особенностей общения между гражданами в Интернете потребует неоправданного вложения огромных средств в борьбу с повседневной грубостью, которая не может быть искоренена средствами административной или уголовной репрессии», – отмечается в экспертном заключении СПЧ.

По словам главы Совета Михаила Федотова, законы об оскорблении власти приняты во многих странах, они предусматривают административную и даже уголовную ответственность. «Но если посмотреть правоприменительную практику – эти нормы или мертвые, или полумертвые, или едва живые. Они практически не применяются. Это связано, в том числе, с культурой общества. Очень рассчитываю, что у нас культура правоприменения обеспечит разумное исполнение странного закона. Сейчас слишком все расплывчато, человек не понимает, за что он может понести наказание», – пояснил Михаил Федотов в кулуарах Петербургского международного юридического форума. По его словам, спорные нормы имеют большие перспективы оспаривания в Конституционном суде России.

В свою очередь, по мнению лингвистов, исчерпывающего списка инвективной – потенциально оскорбительной – лексики не существует. «В первую очередь к ней относится нецензурная лексика – четыре матерных слова и производные от них. Также оскорбительными являются слова с ярко выраженной негативной оценкой: «расист», «предатель», «негодяй», «мерзавец», «хам» и подобные, а также метафоры, отсылающие к названиям животных: например, когда мужчину называют «козлом». К перечню оскорбительных могут быть отнесены специальные негативно-оценочные каламбурные образования: «коммуняки», «дерьмократы» либо обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность, в том числе глаголы «воровать», «мошенничать», существительные «взяточник», «жулик», «проститутка» и тому подобные. В зависимости от контекста оскорбительным может признаваться и обозначение «политическая проститутка», – пояснила «Фонтанке» член Гильдии лингвистов-экспертов Светлана Мачульская.

Реклама


Эксперты также напоминают, что и действующие до принятия закона от 18 марта нормы предусматривали административную ответственность за оскорбление любого гражданина, а также уголовную за неуважение к судьям и участникам судебных споров, за оскорбление представителя власти, за надругательство над государственным гербом или флагом России. Преступлением являются и «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Всего в 2018 году по «оскорбительным» статьям было осуждено почти 10,3 тысячи человек, в том числе 12 – к реальному лишению свободы.

Вместе с тем Верховный суд России уже неоднократно указывал на право граждан и средств массовой информации критиковать действия должностных лиц, а иногда и вторгаться в их частную жизнь. «Политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики», – отмечается в постановлении высшей инстанции.

Павел Нетупский,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии


Материалы рубрики

Cтатьи Новости
    еще новости
    Написать новость
    Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

    Не забудьте указать свои контакты

    Я принимаю все условия Пользовательского соглашения