«Дай показания на Оганесяна. Ну хотя бы на Янчика». В Петербурге начался суд над бывшим вице-губернатором

18.09.2019 19:05
«Дай показания на Оганесяна. Ну хотя бы на Янчика». В Петербурге начался суд над бывшим вице-губернатором Давид Френкель/Коммерсантъ
Куйбышевский суд провел первое слушание по делу о разнотканных эпизодах, вмененных Марату Оганесяну. Прокуратура считает его создателем трех преступных групп, а он себя - крайним в чужих передрягах.

Бывшему вице-губернатору Петербурга в общей сложности насчитали взяток и мошенничество на 70 млн рублей, он не признает ни копейки. Второй арестованный по делу, предприниматель Василий Сливкин, вспоминал, как следствие якобы упрашивало его дать показания против Оганесяна. На худой конец сошел бы и оговор бывшего зампреда комитета строительству Петербурга Александра Янчика.

Дело Оганесяна лежит в Куйбышевском суде с июля 2019 года, но первое слушание прошло 18 сентября. За пару месяцев можно было досконально изучить обвинительное заключение, но представлявшему обвинение прокурору было не до того, кажется. Она путала фамилии подсудимых – а их всего девять – и спотыкалась на названиях юрлиц. Монотонная речь не передавала страстей, которые кипели вокруг влиятельного Оганесяна после его ареста в ноябре 2016 года. Настроения добавили подсудимые.

По мнению обвинения, в октябре 2014 года Оганесян и Янчик пообещали фактическому руководителю компании «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5) Василию Сливкину контракты на художественную подсветку футбольного стадиона и на строительство школы в Приморском районе в обмен на взятку в 20 млн рублей. Следственный комитет обрисовал изощренную схему передачи денег с участием сына Сливкина и его друга детства Николая Хрипунова. Сложности заключались в том, что живой наличности не видел никто, в деле ее нет, а отношения Сливкина-старшего и Оганесяна оказались куда крепче, чем могло предположить следствие.

«Почему я не дал взятку лично? – риторически вопрошал из клетки Василий Сливкин. – У меня было три варианта: доехать 2–3 километра до его дома в Одинцово (я жил в Валуево). Второе: близкий родственник Оганесяна работал у меня. Третье: я каждую неделю ездил на «Сапсане» первым классом. Мы ездили – я, Оганесян, жена. А получается, я [передачей взятки] подставил своего сына и близкого друга. Взятка абсолютно выдуманная. Ничего в деле не вяжется».


По словам Сливкина, следствие торговалось с ним – обещало закрыть еще одно уголовное дело по мошенничеству, но за услугу:

«Я сделал запись, как оно [следствие] меня упрашивало дать показания на Оганесяна. Уж если на Оганесяна не получится, ну дай хоть на Янчика, говорили мне. Наверное, следовало соглашаться, не идти против власти».

Сливкин-младший, Кирилл, и Хрипунов вину не признают.

Если верить обвинению, Оганесян прямо-таки специализировался – в свободное от вице-губернаторства время – на создании организованных преступных групп. Вторую он якобы сколотил, чтобы распотрошить аванс в 50 млн рублей, выделенных стадионным подрядчиком «Инжтрансстрой-СПб» компании «Театрально-декорационные мастерские», фактически принадлежавшей экс-директору Александринского театра Григорию Попову. По мнению обвинения, Попов дал взятку в 28 млн рублей Оганесяну и Янчику, а остальное все вместе с участием еще нескольких человек – они тоже выделены в самостоятельную преступную группу – мошенническим образом похитили. Если верить прокурору, чиновники Смольного прямо наплевательски относились к взятке. Янчик забрал себе 2,5 млн рублей, а основную сумму закинул в банковскую ячейку и вспомнил о ней чуть ли не через год, передав Оганесяну ее часть на Московском вокзале в марте 2015 года.

Янчик вину не признал. Григорий Попов отрицает участие в даче взятки, против мошенничества он вроде ничего не имеет.

Наиболее оболганным чувствует себя Оганесян.

«Все присутствующие в зале прекрасно понимают, что стали участниками сфабрикованного дела. На мой взгляд, не секрет, что это заказной характер. Когда на стадионе начались проблемы, и чтобы не было скандала, руководство города написало заявление в правоохранительные органы. Быстро определились с крайним. К сожалению, в моем лице», – объявил бывший вице-губернатор, подглядывая в записи. Он выглядел то ли больным, то ли обреченным.


Адвокат Дмитрий Попов напомнил, что ранее следствие обвиняло Оганесяна в мошенничестве на 28 млн, а после заключения экс-чиновником досудебного соглашения о сотрудничестве неожиданно переквалифицировало эпизод на взятку.

«Это заведомо необоснованное обвинение», – резюмировал защитник.

Суд взял паузу до 2 октября. Повестки на допрос в качестве свидетелей получат десять бывших и действующих чиновников и топ-менеджеров Петербурга. Игорь Албин, о возможной заинтересованности которого в уголовном деле прозрачно намекал Оганесян, пока приглашение не получал.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге


      Материалы рубрики

      Cтатьи Новости
        еще новости
        Написать новость
        Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

        Не забудьте указать свои контакты

        Я принимаю все условия Пользовательского соглашения