Доля риска. Михаил Осеевский стал крупнейшим частным акционером своей госкомпании

04.10.2019 18:06
Доля риска. Михаил Осеевский стал крупнейшим частным акционером своей госкомпании Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Президент «Ростелекома» петербуржец Михаил Осеевский последние полтора года планомерно увеличивает свою долю в холдинге. Сейчас принадлежащий ему лично пакет стоит больше 350 млн рублей. «Фонтанка» присмотрелась к активам топ-менеджеров других госкомпаний.

«Ростелеком» 3 октября отчитался об очередном увеличении пакета акций во владении своего президента. Сейчас у него в руках сосредоточено 0,174% акционерного капитала компании.

Телекоммуникационный монополист в последнее время часто оказывается в гуще событий. Из последнего — передача рукой Владимира Путина крупного пакета «Ростелекома» банку ВТБ в обмен на акции сотового оператора Tele2. До этого сообщалось, что государство готовится продать долю в нем частникам

Перед этим были новости о внедрении «Ростелекомом» дорогостоящей технологии распознавания лиц, инвестиции в установку дорожных камер для сбора штрафов с нарушителей, многомиллиардные закупки смартфонов на российской операционной системе для чиновников и вызвавший самый большой интерес у инвесторов вопрос о размере дивидендов госкомпании.

Все это было фоном для крепнущих на глазах котировок акций «Ростелекома», которые летом 2018 года, что называется, пробили дно. Цена обыкновенной акции тогда опустилась до 64 рублей. Так дешево они не стоили с начала 2006 года, а на пике — в марте 2009 года — за них давали больше 300 рублей. 


С тех пор акции подорожали больше чем на 20%. Сегодня, 4 октября, они торгуются по 78,5 рублей.

Как работал, так и заработал

Топ-менеджмент «Ростелекома» получает акции по утвержденной советом директоров программе стимулирования, пояснил «Фонтанке» Михаил Осеевский. Это довольно сложная схема, по которой компания выкупает определенную часть акций с рынка, затем они попадают в специальный фонд, из которого уже и расходятся по менеджерам. Кому сколько и на каких условиях — зависит от результатов работы компании и должности. 

«Часть акций мы получаем по результатам работы за год, в зависимости от выполнения бизнес-плана. При условии, что мы часть премии направляем на покупку акций, компания доплачивает за другую часть», – объясняет Михаил Осеевский. 

Придя на работу в «Ростелеком» в марте 2017 года, первые акции — 0,015% уставного капитала — он получил лишь в конце мая 2018 года. Тогда они, отталкиваясь от данных Московской биржи, стоили около 25 млн рублей. Через полтора месяца котировки акций подскочили на 15%, и топ-менеджеры должны были на личных кошельках оценить качество своей работы.

Спустя год Михаилу Осеевскому принадлежало уже 0,167% акций «Ростелекома», и на пике котировок, вызванных разговорами о повышении дивидендов госкомпаний, этот пакет стоил 365 млн рублей. Но к концу лета холдинг растерял часть капитализации, и сейчас его президент владеет чуть большим пакетом, но стоимостью заметно меньше — 352 млн рублей. 

Михаил Осеевский верит в то, что его акции продолжат дорожать: «компания развивается, и повышается ее маржинальность».


Аналитики в целом согласны с его прогнозами.

«Ростелеком» сейчас находится на стадии трансформации. Сделка с Tele2 может принести около 500 млрд рублей годовой выручки. Стоит отметить и структурные изменения в «Ростелекоме»: компания превращается в технологичный бизнес. Я не думаю, что она может продемонстрировать бурный рост в ближайший год. Однако на более длинном горизонте компания весьма привлекательна для включения в портфель», – говорит Всеволод Зубов, эксперт отдела инвестиционных стратегий «БКС Брокер»

Михаил Осеевский не смог уточнить, какую максимальную долю в компании он может получить по программе стимулирования, но уточнил, что ее горизонт — три года. Будет ли она продляться по окончании, решать совету директоров, который сейчас возглавляет Сергей Иванов, экс-министр обороны РФ. 

Стоит отметить, что предшественник Михаила Осеевского в кресле президента «Ростелекома» Сергей Калугин за четыре года работы в компании сумел накопить куда больше — 0,453% акций. Когда он увольнялся, по всей видимости, акции остались у него, так как, по словам Михаила Осеевского, возвращать их никто от увольняющихся топ-менеджеров не просит. На момент ухода из компании они стоили больше 900 млн рублей.

Государевы дольщики

Стимулирование топ-менеджеров акциями управляемых ими компаний — дело распространенное. Даже если речь идет о госкомпаниях, их управляющие нередко оказываются в списке крупнейших частных владельцев. 

Так обстоят дела в «Газпроме», где в раскрытии информации владельцем самого большого частного пакета указан член совета директоров Виталий Маркелов. По последнему отчету у него было 0,0062% капитала газовой монополии, что по сегодняшним ценам — 327 млн рублей. На втором месте — еще один член совета директоров, министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев. У него акций на 52 млн рублей. Стоимость пакета Алексея Миллера, главы компании — около 50 млн рублей. 

Входящие в органы управления «Газпрома» менеджеры иногда удивляют неожиданными покупками. Так, член совета директоров «Газпрома» и глава Газпромбанка Андрей Акимов  4 апреля этого года отчитался о приобретении 0,008631% акций монополиста. В тот день на бирже этот пакет оценивался примерно в 325 млн рублей. Уже на следующий день он удвоил ставки, доведя свою долю до 0,017666%. Котировки были примерно такими же, то есть всего банкир потратил за четверг – пятницу 660 млн рублей. Уже в понедельник он продал все, что было, зафиксировав довольно скромную прибыль в 0,88%, или около 5 млн рублей. Подожди он с продажей хотя бы месяц, до 16 мая, заработать бы удалось миллионов двести. Но не сложилось.

Еще одна госкомпания, где топ-менеджеры активно стимулируются акциями, – «Роснефть». У ее главы Игоря Сечина, согласно последней информации, скопилось уже 0,12%. В переводе на рубли это примерно 5,3 миллиарда. У первого вице-президента Эрика Лирона — 0,0051% (230 млн рублей), у Дидье Касимиро, вице-президента по переработке, нефтехимии, коммерции и логистике, — 0,0043% (около 200 млн рублей).

У главы ПАО «Газпром нефть» Александра Дюкова скромные по меркам коллег по отрасли 0,0053% своей компании примерно на 100 млн рублей. У Виталия Савельева, главы «Аэрофлота», доля в своей компании такого же размера, как у Сечина, — 0,12%. Но летает «Аэрофлот» чуть пониже «Роснефти», так что пакет Савельева стоит всего 130 млн  рублей. 

У Германа Грефа доля в Сбербанке – 0,003096%. Много это или мало, и достаточно ли хорошо стимулирует его, – непонятно, но прямо сегодня эти акции на бирже можно продать за 145 млн рублей. Причем впервые о покупке пакета такого размера Герман Греф отчитался еще в лохматом 2011 году, когда цена акций Сбербанка была почти в три раза ниже, чем сейчас.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге


      Материалы рубрики

      Cтатьи Новости
        еще новости
        Написать новость
        Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

        Не забудьте указать свои контакты

        Я принимаю все условия Пользовательского соглашения