«Родители заняли экстремистскую позицию». Три километра грунтовки на границе Керести, Тёсово-Нетыльское

14.10.2019 12:48
«Родители заняли экстремистскую позицию». Три километра грунтовки на границе Керести, Тёсово-Нетыльское Валерий Матыцин/ТАСС
В Новгородской области родителей уговаривают отпустить детей в школу, угрожая лишить их родительских прав. По дороге, где ходят медведи и на которую боится выезжать школьный автобус.

В Новгородской области дети не ходят в школу, потому что школьный автобус не доезжает до их деревни. Пешком идти около часа, но есть риск встретить кабана или медведя. В школе уверены: родители заняли экстремистскую позицию. Отрезок грунтовки в три километра длиной – как зеркало российской действительности, в которой у каждого своя правда, а выхода нет.

Лет тридцать назад в Керести были леспромхоз и своя школа-восьмилетка. Потом не стало ни производства, ни школы. И все же деревня Кересть — место сложное, но не безнадежное. Скорая помощь доезжает сюда в среднем за пять часов. Общественный транспорт — не доезжает вообще. Зато есть собственный центр досуга, в котором на последних выборах организовали участок для голосования. Избирателей насчитали 195. Есть продуктовый магазин. Правда, покупки делать лучше в соседней Рогавке (по железной дороге — всего пять километров, официально поселок сейчас называется Тёсово-Нетыльский). «В местном райпо буханка хлеба стоит 39 рублей, а батон — 38. В Рогавке такой же батон – 15 рублей», – говорят местные жители.

В Керести живут шесть школьников. Школа — в Рогавке. Железнодорожный переезд — в 50 метрах от жилых домов. Раньше ходила пригородная электричка, на которой местные дети катались в школу, но на волне сокращения малолюдных маршрутов РЖД ее отменили. 

Когда в январе 2014 года упразднили 144 пригородные электрички в 26 регионах, можно было предположить, что у жителей небольших деревень возникнут сложности в личной жизни. Новгородская область оказалась в числе наиболее пострадавших от этого решения регионов. Через год железная дорога пообещала отменить еще 220 электричек, потому что местные власти отказывались компенсировать затраты перевозчика на непопулярные направления. В 2015 году губернатор Новгородской области Сергей Митин заявил, что региональным властям выгоднее купить всем, кто пользуется электричками, автомобили за счет бюджета, чем платить ежегодные взносы РЖД. Пока жители деревень пытались привыкнуть обходиться без электричек, решение РЖД раскритиковал президент Путин. После этого пригородные поезда стали возвращать в график движения. Но электричка, которая ходила между Керестью и Рогавкой, не вернулась. 


Зато появился школьный автобус, и жизнь наладилась. Но в 2018 году в РЖД изменили правила перевозки пассажиров через железнодорожные пути. Школьным автобусам запретили пересекать переезды, не оснащенные светофором, звуковым сигналом и шлагбаумом. У переезда в Керести нет ничего из перечисленного, и он теперь считается слишком опасным для детских перевозок.

Казалось бы, в чем проблема — высадить детей до переезда. А проблема в тех самых трех километрах грунтовки. Дорога слишком узкая, чтобы школьный автобус мог на ней развернуться. То есть, если он туда заедет, то ему придется обратно три километра до поселка Чауни, где начинается нормальное дорожное полотно, пятиться задом по не самой приятной местности. Потому что грунтовка не только узкая, но и аварийная: вся в колдобинах. Куда ни кинь — форменные ножницы.

В школе, понимая, что деваться некуда, попытались продолжить возить детей, как ни в чем не бывало. «В прошлом году управление государственного автодорожного надзора оштрафовало нас на 25 тысяч рублей за пересечение переезда в Керести, – рассказала «Фонтанке» директор Тёсово-Нетыльской средней общеобразовательной школы Елена Икконен. – Правила организации перевозки при пересечении железнодорожных переездов изменились, паспорт автобусного маршрута должен быть согласован с РЖД. Один штраф у нас уже есть. Повторное нарушение — и будет второй, но в десять раз больше. Чтобы автобус смог развернуться, дорогу надо расширить на 2 метра».

В 2018 году, когда проблемы с автобусом только начинались, родители возили детей в школу на машине. Как рассказал «Фонтанке» Дмитрий Осипов, у которого двое детей-школьников и еще четверо малышей, разбитая дорога за год изничтожила два автомобиля до полной непригодности. Сейчас у Осиповых новая машина, «Лада Ларгус», которую многодетная семья купила по госпрограмме и бережет, как зеницу ока. Бить и её по колдобинам Осиповы наотрез отказываются: жителям деревни положен школьный автобус от дома до учебного учреждения, и они хотят его получить. А также нормальную дорогу, а не тропу выживания в лесу.

Местным чиновникам боль жителей Керести хорошо знакома и понятна: родители школьников пишут жалобы, писали даже в администрацию президента. А в начале учебного года приезжали в Новгородскую администрацию на прием. «30 ноября 2018 года комиссия РЖД выезжала, чтобы осмотреть железнодорожный переезд в Керести, и подтвердила, что он не соответствует требованиям безопасности движения. Районные власти не имеют права устанавливать семафор или как-то еще оснащать переезд. Мы обратились в «Новгородавтодор» с просьбой внести участок дороги Чауни — Кересть в план по ремонту, они обещают это сделать в 2020 году, – рассказал «Фонтанке» замглавы администрации Новгородского муниципального района по социальным вопросам Сергей Петров. – Пока же родителям в качестве альтернативы предложен рельсовый автобус, который ходит между Новгородом и Рогавкой через Кересть». Рельсовый автобус — это гибрид автобуса и железнодорожного вагона, что-то вроде трамвая, который прикидывается пригородной электричкой. Его пустили с 1 января 2019 года для рабочих, и расписание составлено под них. Если ездить на нем, то приезжать в школу придется в шесть утра. Школа и районная администрация ходатайствовали в РЖД о еще одном рейсе, в 7:30, и были готовы компенсировать родителям стоимость билетов – 17,5 рублей в один конец. «Но в РЖД не согласились на дополнительный рейс», – говорит Елена Икконен.

Родителей вариант с выездом в шесть утра не устраивает. Одна из местных жительниц решила проблему, позволив своему сыну ездить в школу на велосипеде. Но другие семьи менее оптимистичны. «По этой дороге ходят кабаны и медведи. Это не преувеличение. В сентябре этот рельсовый автобус недалеко от Керести сбил медведицу. Я не собираюсь рисковать детьми», – говорит Евгения Бабаева. Её сын и дочь теперь не ходят в школу, и 30 сентября в дом приезжала инспектор по делам несовершеннолетних. «С детьми была бабушка, – говорит Евгения Бабаева. – Школа пожаловалась, что дети не посещают уроки. Мне сообщили, что если я не могу обеспечить детям доступ к образованию, органы опеки могут начать процесс по лишению меня родительских прав. Детей предложили отдать в школу-интернат».


Директор школы отмечает, что школа предложила родителям варианты дистанционного обучения, но для этого родителям надо быть на связи с учителями, а детям по пятницам, с 15 до 19 часов, бывать в школе, чтобы сдать выполненные работы и получить новые задания. «Все приезжают, только до Бабаевой никак не дозвониться, и дети в школе так и не появляются», – сетует Елена Икконен. В школе уверены, что у родителей есть возможность решить проблему, если немного подумать и напрячься: две семьи купили на средства материнского капитала квартиры в Рогавке (400 тысяч для этого вполне достаточно), но не живут там. Родители, с которыми общалась «Фонтанка», парируют: квартиры, действительно, есть, но они непригодны для жилья. «Там нужно еще столько же в ремонт вложить, нет даже электричества и сантехники. Когда я покупала жилье, других вариантов не было, – говорит Евгения Бабаева. – К тому же я работаю в Керести заведующей магазином, найти аналогичную работу в Рогавке не получится. Мои родители больны и нуждаются в уходе, их тоже не оставить».

История с школьным автобусом, который не ходит, потому что не может, кажется, вымотала всех. Вариант с домашним обучением требует высокой дисциплины от всех участников процесса и неизбежно вызывает вопросы к качеству такого образования. Но что делать, если ходить на уроки каждый день дети не могут?

«Родители занимают экстремистскую позицию: сделайте дорогу — тогда отпустим детей, – не выдерживает директор школы. – Надо идти на компромиссы. То, за что они борются – дорога и семафор – с неба не упадут».

«Сейчас, мы, кажется, нашли временное решение — вскладчину наняли человека с машиной, который будет доставлять четверых детей в школу, больше в машину не поместится, — говорит Евгения Бабаева. – Это будет стоить нам 500 рублей в месяц с ребенка. Плюс — запчасти и ремонт машины за наш счет».

Договориться с водителем удалось только до декабря. Окажется ли этот вариант рабочим — покажет время. Что будет после Нового года — неизвестно. В Керести подрастают малыши, которым в ближайшие годы надо будет как-то добираться в школу. И если многострадальную дорогу «Новгородавтодор» хотя бы пообещал включить в план по ремонту, то семафор на железнодорожном переезде пока остается только в мечтах местных жителей. «Мы неоднократно отправляли в РЖД письма о включении железнодорожного переезда в Керести в инвестиционную программу, – сказал «Фонтанке» Сергей Петров. – У нас достаточно большая переписка. Но пока конкретных решений на этот счет нет».

 Венера Галеева

«Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге


      Материалы рубрики

      Cтатьи Новости
        еще новости
        Написать новость
        Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

        Не забудьте указать свои контакты

        Я принимаю все условия Пользовательского соглашения