10.01.2020 18:33
30

Удваиваю! Петербургская IT-отрасль готова дать бой экономическому застою, но куда проще может быть уехать в Калифорнию

Новость о продаже за 5 миллиардов долларов IT-компании Veeam, центр разработок которой расположен в Петербурге, породила бурю эмоций в самом широком спектре. От гордости за державу до злости на чиновников.

Андрей Баронов (слева) и Ратмир Тимашев / фото с сайта veeam.com / коллаж
Андрей Баронов (слева) и Ратмир Тимашев / фото с сайта veeam.com / коллаж

«Фонтанка» внимательно пригляделась к IT-отрасли Петербурга и увидела практически идеальный с точки зрения чиновника бизнес: не требует дотаций, постоянно растет, платит налоги. Жаль только, подавляющая часть, по сути, является иностранными фирмами и большинство корпоративных вопросов решает в иноземных юрисдикциях. 

Назвать Veeam петербургской компанией тоже можно лишь с натяжкой. Её основали бывшие московские студенты, которые с середины 1990-х годов жили в США. Головной офис в Швейцарии. Но в Петербурге зарегистрированы два её подразделения с общей выручкой в 3,2 млрд рублей в год, а один из основателей, Андрей Баронов, много времени проводит в Петербурге. Так что как бы то ни было, две фирмы с Малоохтинского и Кондратьевского проспектов (ООО «Интервим» и ООО Эмаст софтвер корпорейшн») по праву могут считаться заметной частью успешного проекта стоимостью 5 млрд долларов.

Говоря о том, какое отношение успех двух эмигрантов имеет к экономике Петербурга, можно смело оперировать цифрами. Во-первых, они трудоустроили около тысячи горожан. На зарплаты им они направили за три минувших года больше 4 млрд рублей. Платежи поставщикам и подрядчикам за тот же период — около 1,2 млрд рублей. То есть они создают у нас в городе продукт, продают его на международных рынках, а вырученные деньги — где-то по полтора миллиарда в год – пускают в оборот городской экономики. Ведь зарплаты петербургских программистов тратятся в городских магазинах, а платежи подрядчикам тоже идут в общую копилку петербургской денежной системы. 

Есть чем порадовать и чиновника. Городской бюджет почти на три четверти состоит из налогов на доходы физлиц (44%) и на прибыль организаций (28%). Так вот по первому показателю понятно: вклад Veeam в бюджет это плюс-минус 500 млн рублей за три минувших года (если очень грубо, то 13% от тех самых 4 млрд рублей). По второму показателю расчеты будут чуть сложнее, но если округлять, то никак не меньше 100 млн рублей. Федеральным чиновникам должно быть приятно, что в Пенсионный фонд две эти компании послали за три года больше 500 млн рублей, а в фонд ОМС — еще не меньше 150 млн рублей. 

На острие атаки

Примерно такая же ситуация и в целом в IT-отрасли города. Если взять почти 2,5 тысячи действующих в Петербурге компаний, у которых основным видом деятельности указана «Разработка компьютерного программного обеспечения», они показывают завидный рост вообще всех значимых для экономики показателей и заметно опережают темпы роста экономики в целом. 

Так, их совокупная выручка, согласно последним годовым отчетам (за 2018 год), выросла сразу на 35%, до 188 млрд рублей. Чистая прибыль — аж в полтора раза, до 19,7 млрд рублей. Средняя по отрасли рентабельность по чистой прибыли — 11%, что для нашей далеко не самой эффективной экономики — отличный результат. 

Когда чиновники говорят о росте доходов в стране, обычно все думают, что это они сами про себя говорят. Но нет, это еще и петербургских программистов касается. В 2018 году рост отчислений на оплату труда в IT-фирмах составил 22%, а годом ранее — вообще +38%. Да, это, конечно, не как у структур «Газпрома», некоторые из которых в прошлом году увеличили этот показатель вдвое, но тоже, согласитесь, весьма достойно. В конечном итоге за три минувших года компании, производящие в нашем городе ПО, направили на зарплаты 108 млрд рублей. А разнообразных взносов в фонды (ОМС, ПФ, ФСС), НДФЛ и налога на прибыль за этот период набежало больше чем на 40 млрд рублей. 

Хит-парад

Крупнейшая по выручке компания, занимающаяся по своему основному профилю «разработкой компьютерного программного обеспечения» в Петербурге, — АО «Нексайн» – 13 млрд рублей. Это если не считать ООО «В контакте», которое указывает, что в основном занимается «созданием и использованием баз данных». «Нексайн» было основано в Петербурге еще в 1992 году и до недавних пор называлось АО «Петер-сервис». С прошлого года основной владелец фирмы (через «ИКС холдинг») – Антон Черепенников. Сегодня это крупнейший поставщик биллинговых систем для телекоммуникационных компаний в России. К слову, игрок этого рынка №2, НПФ «Беркут», также зарегистрирован в Петербурге.

Второе и третье места по выручке (и по уплаченному в бюджет города налогу на прибыль) занимают тесно связанные с «Газпромом» компании «ИТСК» и «Газинформсервис». Первое принадлежит «Газпром нефти», второе — частное (Валерий Пустарнаков). Большая часть их работы связана с автоматизацией процессов добычи полезных ископаемых, но достижений программистов этих компаний это ничуть не умаляет. 

На четвертом месте — ООО «Т-системс рус» (4,7 млрд рублей), подразделение германского Deutsche Telekom AG. Эта компания, работающая на глобальном рынке для самых именитых корпораций, дает работу 1600 петербуржцам, которые в год получают больше 3 млрд рублей. С отчислениями в фонды и налогом на прибыль у этой фирмы тоже все очень достойно. 

Замыкает пятерку лидеров городского рынка ПО фирма «Интиллиджей лабс» (3,6 млрд рублей) – подразделение теперь уже международного проекта JetBrains. Несмотря на размещение головной структуры в Праге, год назад JetBrains сообщило о покупке двух строящихся как гостиницы зданий у Парка 300-летия и переделал их в собственные офисы. 

В числе крупнейших компаний отрасли есть и примеры прямых инвестиций иностранных корпораций в петербургских программистов. Кроме «Т-системс рус» это, к примеру, АО «Вяртсиля Цифровые Технологии», еще недавно известное как «Транзас» (выручка 2 млрд рублей). Еще больше — тех, кто начинал тут, а теперь стал частью глобального рынка: Grid Dynamics (1,4 млрд), OpenWay (2,1 млрд) и те же Nexign. Есть копании, которые изначально создавались за границей нашими земляками, но со временем открывшие тут свои центры разработок. Кроме Veeam это, к примеру, Wrike (2,3 млрд). Есть и выходящие за рамки классификации белорусы из Wargaming, которые в 2013 году купили в Петербурге компанию «Леста» (1,5 млрд) и теперь разрабатывают тут компьютерные игры.

Тут вам не здесь

«Российская государственная венчурная инфраструктура во многом уступает практически всем развитым странам мира и даже многим нашим соседям – Прибалтике, Финляндии, Польше, а её обособленность от мира является реальной проблемой для стартапов. У нас настоящая беда с инвестиционной привлекательностью, судебной системой, защитой интеллектуальной собственности. И наша юрисдикция не подходит для реализации международных айти-проектов. Более того – на самом деле Россия очень активно представлена в венчурном бизнесе. И связанные с россиянами фонды участвуют в глобальных мировых стартапах – только делают они это не в российской юрисдикции», – напоминает создатель клуба венчурных инвесторов «IT Leaders» Егор Клопенко.

«Если предложить им остаться тут и платить не 20-процентный налог с прибыли, а меньше, то народ этого просто не поймет. Наше общество не воспринимает бизнес как нечто естественное и само собой разумеющееся. Мы выросли в другой ментальности. Даже молодое поколение немножко притравлено недоверием к тем, кто может иметь успех. А успешный человек не готов работать в среде, где все институты заточены на то, чтобы душить бизнес», – сетует директор Института нового индустриального развития Сергей Бодрунов. 

В нулевые годы он инвестировал в петербургский IT-стартап «Алкор-М», который был продан западным инвесторам – акционерам «Яндекса» и со временем трансформировался в проект «Яндекс.Деньги». «Такие инвестиции могут приносить сотни процентов в год, и, конечно, это направление очень привлекает иностранных венчурных капиталистов, – говорит Сергей Бодрунов. – Если у  человека есть хороший товар или компетенция, он едет туда, где готовы за это платить. А у нас за это сейчас не хотят платить, хотя готовы просто взять». 

По подсчетам эксперта, за минувшие 6 кварталов в России было принято 165 законов, регулирующих работу бизнеса, и лишь 28% из них облегчали её. Остальные делали только сложнее. «Большей зарегулированности бизнеса, частоты проверок нигде в мире я не видел. У нас любая транзакция, любые договоры подлежат проверке практически любым количеством структур. Сейчас их больше 170, – удивляется Сергей Бодрунов. – Общее представление у нашего государства в том, что бизнес – это нечто враждебное. Не то, что соответствует духу и ментальности нашего народа». 

«Та или иная юрисдикция выбирается исключительно из соображений безопасности инвестиций или налоговой целесообразности. Более того – вы не сможете построить международный IT-бизнес исключительно из России. Вам не привлечь инвестиций и не найти клиентов, это против философии IT-бизнеса, так как он строится на принципе глобализации и объединения, а не на принципе разделения», – объясняет природу вещей  Егор Клопенко. 

Куда ж нам плыть

«Петербург действительно является родиной многих стартапов и IT-проектов, и это связано не столько с экономикой, сколько со сложившейся школой программистов. Здесь, наряду с Новосибирском, исторически очень сильная школа программистов – это и ИТМО, и матмех и Политех – и только это и имеет значение, ведь именно экономически Петербург мало чем помогает IT-проектам, – уверен эксперт. – Если говорить о венчурной системе в России в целом, то здесь важно понимать, что она также не может работать вне глобального мирового пространства. Российский рынок – это очень незначительная доля от мирового, и если замкнуться на нем, то ничего глобального и интересного сделать нельзя». 

Да, у нас останутся те, кто обслуживает потребности оборонной промышленности и нефтегазового сектора, кто-то будет разрабатывать и улучшать автономную от всего мира платежную систему «МИР», серьезные компетенции потребуются даже для создания системы СОРМ и «суверенного интернета». 

Но объем потребления таких услуг внутри страны, несмотря на кажущуюся огромность госинвестиций, ничтожно мал по сравнению с объемами глобального рынка. А значит, кормиться ими смогут лишь пара десятков избранных, проверенных и приближенных участников рынка. Но создать целую индустрию, которая породит тысячи стартапов, чтобы высасывать действительно большие деньги — десятки миллиардов долларов — со всего мира и снабжать ими семьи живущих в нашем городе инженеров и программистов, а заодно и не то, что удваивая, а утраивая бюджет города, таким путем не удастся. 

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (30)

Kruger
Этот директор потерял свою должность в качестве председателя комитета по экономике после хамского интервью на тв. А ранее разорил предприятие на Петроградской стороне.

Wm_destroy
"...где все институты заточены на то, чтобы душить бизнес», – сетует директор Института..."

Неплохо!

Avs7153
Если IT-отрасль, то не "удваиваю", а "двачую".

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор