08.02.2020 18:25
44

«Правовой беспредел». Ответ сенатору Клишасу

6 февраля сенатор Андрей Клишас, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству, один из трёх сопредседателей рабочей группы по подготовке предложений о поправках в Конституцию РФ, заявил: «Авторы Конституции 1993 года, скажем так, забыли о преамбуле, и у нас четко сейчас не написано – можно ее поменять, нельзя ее поменять, в каком порядке ее менять, если можно».

Первое. Клишас не понимает ситуацию. Или делает вид, что не понимает. Он задаёт странные для юриста вопросы. Конституция – документ, санкционированный всенародным голосованием. Он чётко описывает, что можно, а чего нельзя. Там написано, как менять главы Конституции, причем первая (Основы конституционного строя), вторая (Права и свободы человека и гражданина) и девятая (Конституционные поправки и пересмотр Конституции) главы не могут изменяться иначе, как принятием новой Конституции(!). Там не написано, что преамбулу Конституции можно менять. Вывод однозначный – никаким органам государственной власти право менять преамбулу не предоставлено. И расширительное толкование «раз не написан запрет – значит, можем менять» – совершенно неверное. Создатели Конституции не предполагали, что вообще может быть нужен процесс редактирования преамбулы. Если вам очень нужно менять преамбулу, то механизм только один – принятие новой Конституции. Схема известна – Конституционное собрание или всенародное голосование. Но сейчас президентом Владимиром Путиным исходно было заявлено – мы не лезем в «защищённые разделы», работаем только с 3 – 8-й главами, он не внес предложений по изменению преамбулы Конституции. В правовом государстве гражданам можно делать всё, что не запрещено законом, но не органам власти. Им можно делать только то, что законом разрешено. У власти нет права менять преамбулу. Точка. Происходящее похоже на малоквалифицированную и конъюнктурную юриспруденцию, которая разрушает столь важный для государства столп, как незыблемость Основного закона. Уважение к Конституции и её стабильность – самостоятельная ценность.

Второе. Последнее слово о легальности процедуры действительно за Конституционным судом. Если вообще такая необходимость возникнет.

Третье. Обсуждение изменений Конституции должно включать в себя все точки зрения, а не только точки зрения тех, кого специально отобрали. Поэтому и начинаются разговоры, что «если нет запрета, то мы можем заходить и в такие вещи, как преамбула».

Четвёртое. Будет сложная дискуссионная ситуация, потому что предполагается запуск механизма «общероссийского голосования» по закону о поправках в Конституцию. Процедура не отрегулирована никаким законом, пока неясно, чем «общероссийское» отличается от «всенародного», процедура которого прописана в Конституции. Будет попытка представить ситуацию так, что «общероссийское голосование» позволит менять преамбулу. Этот вариант тоже неприемлем, так как фактически означает вмешательство в защищенную девятую главу, определяющую порядок внесения поправок в Конституцию. Нельзя ни убавить, ни прибавить, ни выдумать обходной маневр. Иначе мы имеем правовой беспредел.

Само по себе общероссийское голосование – отдельная тема. Порядок внесения изменений в Конституцию полностью определён девятой главой. По главам 3 – 8 решение принимает Федеральное собрание (не менее двух третей в Государственной думе и трех четвертей голосов в Совете Федерации), далее одобрение не менее двух третей парламентов субъектов Федерации. Точно и ясно. Дальше идут экзерсисы: «да, мы знаем, кто принимает решение, но это же не мешает позвать ещё и этих, расширить список принимающих решение, это сделает поправки еще железобетоннее». Попытки расширения списка участников изменения Конституции совершенно недопустимы. Девятая глава неприкосновенна. Представим, что поправки легализованы парламентами страны, а «общероссийское голосование» говорит «нет». Что тогда должен сказать Конституционный суд? Он должен сказать, что новые нормы – действующие. «Всероссийское голосование» как институт, принимающий решение, – совершенно порочная идея. Такое голосование может иметь консультативный статус. Не более. И это нормально. В мире существуют «консультативные референдумы». Но делать это надо после голосования Федерального собрания (Государственная дума и Совет Федерации) перед процедурой одобрения региональными парламентами. Если граждане на этой стадии говорят «нет», а мы должны исходить из того, что все варианты возможны, то парламенты в регионах могут это услышать. Но представлять это «всероссийское голосование» как процедуру, имеющую «решающую силу» – это прямое противоречие девятой главе. Её изменение возможно только через принятие новой Конституции. Увы, Клишас и другие официальные лица убеждают граждан в обратном.

Пятое. Бог, верховный правитель, семья, брак, что теперь все стремятся вписать в текст Основного закона, это именно то, чего я всегда опасался. В своё время ряд демократических политиков предлагали устроить «учредительное собрание», чтобы принять «правильную» Конституцию вместо этой. Я всегда говорил, что этого делать у нас нельзя. Войти в такую широкую дискуссию легко. Выйти оттуда можно уже без России. Это ящик Пандоры, когда со всех сторон сыпятся тысячи предложений, которые противоречат друг другу. Понятное дело, что каждая религия будет настаивать на упоминании себя. Клишас говорит, что «Бог» – это и есть «Аллах»? Клишас теперь толкователь Корана? А нерелигиозных людей России уже можно ни о чём не спрашивать? Россия перестала быть светским государством? Вытаскивание религии в Конституцию – лучший способ для начала развала страны. Когда было Конституционное совещание 1993 года, то с утра все республики и автономии требовали контроль над Советом Федерации либо они покидают Конституционное совещание. На следующий день края и области говорят: либо равноправие всех субъектов, либо мы покинем совещание. Сейчас это всё приоткрыли. Вот оно и поехало в разные стороны. Представителям религий судьба религий важнее судьбы нации, судьбы страны. Это надо понимать отчётливо. Это путь к серьезным проблемам. Для сохранения единства нации не трогайте преамбулу.

Вывод. Меня возмущает бессмысленность происходящего. Если это попытка консолидации общества, это очень плохая и опасная затея. Вы перепишете Конституцию, и страна начнёт думать по-другому, действовать по-другому? Все резко рванёт вперёд и заиграет красками? Вот это вызывает крайнее удручение. Думать надо, как сделать так, чтобы люди чувствовали себя комфортно, чувствовали себя хозяевами своей жизни, хотели трудиться здесь, здесь строить своё будущее. «Социальные обещалки» – это хорошо. Но материальные ценности не возникают из конституционных текстов, как из скатерти-самобранки. Они создаются трудом нации.

Я вам уже говорил, что единственная существенная и полезная вещь в предложенных поправках – исключение слова «подряд» из статьи про ограничение в два президентских срока.

Возникает подозрение, что кому- то очень хочется войти в историю как людям, которые «модернизировали» Конституцию. Это не про модернизацию системы. Это про комплексы и психологию.
 

Сергей Цыпляев, декан юрфака Северо-Западного института управления РАНХиГС, полпред Бориса Ельцина в Петербурге в 1992 – 2000 годах, соавтор Конституции РФ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (44)

Al265
Когда изменят Конституцию водка подорожает? Подешевеет?

altron
Клишуса попрошу не трогать! Он почти что святой.

MAGDANOZA
Я правильно понимаю, что если в Конституции поменять хоть слово, то это будет уже другая Конституция, и счетчик президентских сроков обнулится? Смысл предложенных Путиным изменений в этом?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор