14.02.2020 13:16
35

Как пить дать. «Адская скважина» грозит превратить Белозерск в город-провал

История «адской скважины» рискует стать самой эпичной страницей в летописи Белозерска со времен похода Вещего Олега на Киев.

В городе Белозерске, что в Вологодской области, полгода назад открылся портал в «адское озеро». Бьющий из-под земли фонтан воды удалось усмирить, но потревоженный карст начал проседать, угрожая катастрофой далеко не районного масштаба.

Бизнес-леди из Ленобласти купила в Белозерске дачный дом и заказала бурение скважины под воду во дворе. Из скважины вырвался трехметровый фонтан, а спустя пару месяцев дом провалился под землю. Районная администрация пытается решить проблему с помощью петербургского эксперта и привезенных из Петербурга труб. За полгода скважина превратилась в карстовую воронку, из которой отчетливо пахнет сероводородом. А все началось с того, что соседи пожалели воды для приезжей.

Предпринимательница Наталия Огурцова из Ленинградской области купила дом на улице Шукшина в Белозерске, чтобы приезжать в город своего детства и ухаживать за могилами бабушки и дедушки. Ближе к лету встал вопрос водоснабжения. Огурцова пошла к соседям, но те не разрешили ей подключиться к их системе водоснабжения. Опасались, что напора воды на всех не хватит. Видимо, под землей их услышали.

Объявления о бурении скважин под воду были расклеены буквально на столбах. В июне хозяйка заказала работы умельцу из города Бабаево. Тот пробурил 20 метров — из скважины самотеком пошла вода. Так быть не должно, умелец испугался, наскоро заткнул отверстие и два месяца прятался от заказчицы, обещая «приехать завтра». В конце концов женщина обратилась в компанию «Аквамарин» с просьбой довести работу до ума. 9 августа специалисты из «Аквамарина» вскрыли скважину. Вода выстрелила из нее со скоростью около 5 метров в секунду и тут же организовалась в фонтан вроде петергофского «Самсона», только без статуи. Через 20 минут, когда машина специалистов начала тонуть, стало понятно: пора вызывать МЧС. 12 августа глава Белозерска Евгений Шашкин ввел в городе режим чрезвычайной ситуации.

Подлить масла

В зону ЧС попали пять домов на улице Шукшина, шесть домов на улице Коммунистической и один дом на улице Луначарского. До конца октября из скважины выходило около четырех тысяч кубометров воды в сутки. Затопило соседние огороды, подвалы домов, уличные туалеты со всем их содержимым. Наталия Огурцова сразу же предложила соседям компенсировать их ущерб в разумных пределах: погиб урожай картошки и тридцатилетние плодоносные яблони, подвалы затопило водой с нечистотами.

«Я предлагала им компенсацию с первых дней, от 40 до 60 тысяч рублей. Но они хотели больше, чем я могла предложить, – рассказала «Фонтанке» Наталия Огурцова. – Сейчас они уже согласны на мое предложение, и в ближайшее время я с ними расплачусь. Соседи не дали возможности подключиться к их воде, а к колонке, которая есть рядом с домом, не разрешила подключиться администрация. Никто не предупредил меня о том, что скважину здесь бурить нельзя. Никакой информации на сайте администрации не было, местный «Водоканал», когда отказывал мне в подключении, тоже не сообщил об опасности. Если бы я знала, разве бы я пошла на это? Я очень хочу, чтобы все это поскорее закончилось, потому что здоровье дороже».

Только в январе, когда история с белозерской скважиной приняла совсем дурной оборот, департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области направил в муниципалитеты письмо с разъяснениями. Прежде чем бурить скважину на своем участке, надо сделать запрос в областной департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды. Чиновники уточнили, что такой порядок действует с 2009 года. Но раньше никто не следил за его исполнением.

Увидев фонтан, в «Аквамарине» развели руками и сказали, что на такое не подписывались. Администрация начала искать подрядчика, который возьмется затампонировать скважину.

«Желающие в очередь, прямо скажем, не выстраивались, – рассказал «Фонтанке» руководитель администрации Белозерского района, председатель комиссии по чрезвычайной ситуации на улице Шукшина Денис Соловьев. – Вызвался частный предприниматель, Анатолий Смаковский из Псковской области. Он работает на объекте уже полгода. Результат есть: сегодня, после нескольких попыток затампонировать течь, из скважины выходит всего 170 кубов воды в сутки».

Боролись со скважиной всеми средствами. Засыпали щебнем, потом – закачивали тампонажную смесь полимера с растительным маслом, которая должна была расшириться под землей и перекрыть воду. Осенью поток удалось уменьшить до 518 кубов, но не остановить. В начале октября дом Наталии Огурцовой начал уходить под землю. Так скважина сообщила людям, что превратилась в карстовую воронку. Карст — это подземные пустоты, которые образуются в результате вымывания породы движущимися водами. Когда дом провалился по самые окна, администрация связалась с хозяйкой и, заручившись её разрешением, снесла его. У скважины провели молебен «на начало благого дела в усмирении подземных вод». В ноябре рядом с ней пробили две дополнительные скважины, в которые установили зацементированные трубы для закачки смеси. Смесь и трубы диаметром 168 и 127 мм прибыли из Санкт –Петербурга. Разработкой проекта восстановления водоупорного горизонта, который был нарушен скважиной, занялась кандидат технических наук, доцент кафедры бурения скважин Горного университета Елена Цыгельнюк.

участок Наталии Огурцовой после сноса ее дома
участок Наталии Огурцовой после сноса ее домаФото: читатель "Фонтанки"

Ничего не помогло. В январе из скважины показалось закачанное туда растительное масло и отчетливо потянуло сероводородом.

Чрезвычайная ситуация в кредит

Администрация города потратила на борьбу со скважиной 2,9 млн рублей из собственных средств. Когда деньги ушли в землю, администрация района взяла у Вологодской области кредит на 20 миллионов рублей на борьбу со стихией. Для сравнения — бюджет всего Белозерского района составляет 400 миллионов в год.

С подрядчиком заключили договор на 10,4 млн рублей (которые закончились еще в ноябре прошлого года). Эти деньги чиновники рассчитывают вернуть. «Мы подали ходатайство губернатору Вологодской области, так как Белозерский район имеет право на компенсацию 80% расходов в связи с чрезвычайной ситуацией, – говорит Денис Соловьев. – Решение о компенсации принято».

отведение воды от скважины в октябре-ноябре 2019 года
отведение воды от скважины в октябре-ноябре 2019 годаФото: читатель "Фонтанки"

Предприниматель Анатолий Смаковский уже высыпал на месте бедствия 1000 кубов щебня, закачал в скважину 43 тонны тампонажной смеси и планирует закачать в 2020 году еще около 60 тонн. За свою работу он рассчитывает получить оставшиеся от кредита 10 миллионов, но администрация хочет снизить цену. Чтобы удешевить работы, Смаковский даже начал замешивать тампонажную смесь для «кормления» скважины вручную, а не строительным миксером. Согласование сметы все еще продолжается.

«Я была на месте, где стоял дом, три недели назад, – говорит Наталия Огурцова. – Там никто не работает. На участке набурены еще четыре скважины, от которых тянутся такие же ручейки, как от самой первой. Странно, что у подрядчика ничего не получается, но администрация продолжает с ним сотрудничать».

 

Брался за скважину и следственный комитет. Он провел проверку действий заказчицы и бабаевского умельца, но в итоге возбуждать уголовное дело не стал, потому что никаких нарушений не нашел. Федеральный закон, который регулирует работы по скважинам под воду, позволяет бурить на глубину до 100 метров без разрешительных документов. А чтобы на улице Шукшина случился потоп, оказалось достаточно 20 метров.

Денис Соловьев в беседе с «Фонтанкой» не исключил, что администрация все же попытается взыскать с хозяйки дома компенсацию ущерба в гражданском суде. Ведь, даже если область вернет Белозерску обещанные 80%, потраченных на скважину в 2019 году, сиквел этой истории тоже требует многомиллионного бюджета. Который, напомним, был взят в кредит. 

Доказать вину Наталии Огурцовой можно попытаться по местному законодательству. «По правилам благоустройства хозяйка дома была обязана получить разрешение на земельные работы у районной администрации, – отмечает Денис Соловьев. – А также экспертное заключение от археологов, которые, прежде чем его выдать, пробивают шурфы. Такое заключение стоит порядка 80 тысяч рублей. До ситуации на улице Шукшина горожане игнорировали это правило, бурили на страх и риск. И самоизливы скважин случались. Но адекватные, профессиональные подрядчики быстро останавливали воду».

Правда, получалось не всегда. На набережной Георгиевского, в 700 метрах от злополучной скважины на Шукшина, аналогичная течь самоизливается с 80-х годов прошлого века: копнули неудачно при строительстве водоперекачивающей станции, пробурили дополнительно 6 скважин, чтобы снять давление, с тех пор вода идет верхом через открытые канавы.

Карст оживает

Сегодня ни один официальный подрядчик не соглашается бурить скважину под воду в Белозерске. Все ссылаются на то, что там после событий на улице Шукшина «запретная зона». Правда, если поискать на сайте бесплатных частных объявлений, добровольца можно найти. Цена вопроса — 100 тысяч рублей. Как объяснил мастер по бурению скважин Василий, в эту сумму входит бурение — 2400 рублей за метр, 5 тысяч за установку фильтрационной колонны, 5 тысяч на транспортные расходы и еще около 30 тысяч — на заливку цемента в пространство между земляной стенкой скважины и трубой, то есть, цементирование обсадной колонны.

Именно на цементе сэкономил мастер, который пробурил злополучную скважину на улице Шукшина. Но главная его ошибка была не в этом.

Двор дома на улице Шукшина оказался уникальным местом, под которым скрывался не только водонапорный горизонт под давлением в 10 атмосфер, но и сразу три тектонических трещины и в придачу карст, который трогать вообще нельзя.

«Этот регион входит в первую категорию карстоопасности, – сказала «Фонтанке» Елена Цыгельнюк. – Там вообще нельзя бурить скважины. В августе из скважины в Белозерске изливалось 400 кубов воды в час, это очень много. Я подключилась к решению проблемы в октябре, когда произошло обрушение карста и возникла карстовая воронка. Никто в мире такими воронками не занимается: с карстом не борются, его наблюдают. Если карст приходит в движение, огораживают и выселяют целые жилые массивы. Весь город не уйдет под воду, но несколько районов могут».

По словам Елены Цыгельнюк, под участком, на котором стоял дом Огурцовой, находится мощный массив известняков, пропитанных водой. Этой воды так много, что течь из-под земли она может приблизительно вечно.

Фото: скриншот поста в соцсетях

Скважина, пробитая в таком удачном месте, была обречена с самого начала. Если бы первый подрядчик сразу зацементировал обсадную колонну, как положено, карстовой воронки могло и не случиться. Но с октября ситуация стала развиваться по непредсказуемому сценарию. На холоде закачиваемая под землю тампонажная смесь становится вязкой. Из-за бюрократических сложностей с согласованием расходов работы то и дело останавливались. А вода и растущий под землей карст — нет.

Утром 13 февраля на месте «адской скважины» прошло очередное совещание ответственных лиц. Очевидцы рассказали корреспонденту «Фонтанки», что на участке отчетливо видны новые трещины в грунте.

Именно карстовая воронка превратила Березники в «город-провал». «Разница лишь в том, что в Белозерске карст карбонатный, а в Березняках — соляной, он размывается быстрее, – говорит Цыгельнюк. – Карст на водонапорном горизонте – это аномально тяжелая ситуация. Бюджет городской и областной не способен вытянуть такую проблему. Дело в том, что сейчас на участке в Белозерске сделано три инъекционные скважины для закачки в карст тампонажной смеси. Но этого недостаточно. Таких скважин нужно около 200, их надо бурить по сетке с интервалом в метр. Это нужно для спасения города и жителей».

А дальше — арифметика. Для заполнения инъекционных скважин нужны полиуретановые смолы. Заливка одной скважины будет стоить около 1 миллиона рублей. Проблему пора заявлять на федеральном уровне, потому что областной бюджет таких расходов не потянет.

В настоящее время Елена Цыгельнюк намерена инициировать общественные слушания, чтобы объяснить жителям Белозерска, что происходит в их городе. «В Белозерск нужно пригласить специалистов из Москвы и Петербурга, геологов-карстовиков, геомехаников, проектировщиков, которые в курсе сметной стоимости такого рода работ, – говорит эксперт. – Все успокоились, как только увидели, что из скважины стало вытекать значительно меньше воды. Но нужно срочно блокировать большой карстовый провал. С проблемой еще можно справиться на данном этапе. Я не хочу никого пугать и давать какие-либо прогнозы, но, если ее запустить, случится беда».

А пока местные жители шутят в социальных сетях, что лучше бы из их «адской скважины» била не вода, а чистая нефть. Природа отвечает на человеческий юмор по-своему. «Сероводород, который пошел из-под земли, когда напор воды спал, является косвенным признаком того, что по геоморфологии там должна быть нефть или газ, – говорит Цыгельнюк. – Но не стоит даже фантазировать о том, что на месте карстовой воронки когда-нибудь можно будет поставить нефтяную вышку».

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

участок Наталии Огурцовой после сноса ее дома
участок Наталии Огурцовой после сноса ее домаФото: читатель "Фонтанки"
отведение воды от скважины в октябре-ноябре 2019 года
отведение воды от скважины в октябре-ноябре 2019 годаФото: читатель "Фонтанки"
Фото: скриншот поста в соцсетях

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (35)

Как к коллектору прицепились ;) А как-же "Закон о недрах"?

krasnonosov
Предлагаю ротенбергам начинать строить водовод Белозерск - Крым. Там люди мучаются от жажды.

aaignat
профессиАНАЛьные бурильщики

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор