29.03.2020 17:32
5

8 тысяч морских миль на край света, а в конце — карантин

Вот вы сидите в квартирах, у батареи, в обнимку с гаджетом, и жалуетесь на карантин. А почитайте, как химик из Петербурга переживает пандемию в самом южном городке мира. На яхте, оставшись без команды...

Пока весь мир охвачен коронавирусом и кто мог, успел вернуться в Россию и рассесться по домам, в маленьком чилийском городке, самом южном в мире, на своей лодке вынужден был остаться пережидать карантин моряк из Петербурга. До заветной Антарктиды его не пустила погода, домой — пандемия.

Через полгода в море, переживая шторма и меняя команду, яхта «Ксанаду» оказалась в месте, где есть указатели на край света. Даже не город, а скорее, деревня — Пуэрто-Вильямс, на ближайшее время стала ей пристанищем. Дожидаться возобновления экспедиции в Антарктиду она, одна из трех участниц, должна была в одиночестве, но пока не закончится коронавирусный карантин, вместе с ней на суше оказался заперт капитан, морской химик из Петербурга Максим Озерной.

Экспедиция в честь 200-летия открытия русскими моряками Белого континента стартовала прошлым летом. Организовали ее «Санкт-Петербургские мореходные классы» и «Всероссийское движение поддержки флота». Из Омска вышла «Сибирь» и в июле в Петербурге встретилась с яхтой «Русь». «Ксанаду» под руководством Максима Озерного была спущена на воду в Ла-Рош-Бернар (Бретань, Франция) и присоединилась к экспедиции в середине сентября 2019 года. «Русь» прошла балтийскую часть плавания Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева 200-летней давности и вернулась в Северную столицу. «Сибирь» не без труда дошла-таки до Антарктиды (до Большой земли обратно самостоятельно дойти не смогла, но это уже другая история), «Ксанаду» остановили поломки и непогода уже в проливе Дрейка, когда до Белого континента оставалось 500 морских миль из 8 тысяч уже пройденных.

Фото: Максим Озерной

«Размолотило внутренности муфты, остались без механического хода. Не стали рисковать и развернулись. Муфту удалось снять и разобрать прямо в море, натолкать туда винтов, заблокировать проскальзывание внутренних колец, и проливом Бигля зашли в Ушуайю», — рассказывает «Фонтанке» капитан из Петербурга с другого конца света.


В Ушуайе, а этот аргентинский город соревнуется за звание самого южного с чилийским Пуэрто-Вильямс, капитану и 5 членам команды пришлось провести несколько дней, пока не нашелся местный механик с генератором и новым подшипником. Тогда еще надежда воочию увидеть южный континент моряков не покидала.

«Мы сразу отошли, прямо в ночь, в сторону острова Горн. Полсуток шли по спокойной воде, все на энтузиазме, а после поворота собственно на мыс Горн началось... прям все как мы любим. Ветер повернул на встречный и усилился до свыше 40 узлов, волна очень быстро разошлась. Мы еще полночи поборолись, некоторые укачались и, решив, что против природы не попрешь, единогласно повернули назад. До мыса Горн оставалось 30 минут. Географических. Дальше начались неприятности — ветер подвернул так, что нам было не зайти в канал Бигля на Ушуайю. Убежали в противоположную сторону, пытаясь спрятаться в бухтах, где я раньше останавливался. В ближней оказалось невозможно стоять на якоре, в ней также свистело больше 40 узлов, удрали за угол, к военным на буй-мертвяк. Вот и стоим на нем привязанные, переночевали, я сварил щи по-магеллански, высушили вещи и одежду. По свежему прогнозу погоды мы сможем выйти по направлению Ушуайи сегодня в 21 час по Москве. Но, как показывает практика, прогнозы здесь весьма условные», — пророчил капитан «Ксанаду» 22 февраля.

Погода поблажек не сделала.

«Стало ясно, что для того, чтобы пробираться по каналам, нужно оборудовать лодку канатами, цепями и тяжелыми якорями. А экипажу — иметь в запасе 2 месяца, чтобы ждать редких попутных ветров. Поэтому было принято решение на этом этапе отменить переходы до Вальпараисо и совершить плавание до мыса Горн, а по возвращении в Пуэрто-Вильямс временно оставить там «Ксанаду» на хранение», — на такой ноте временно завершилось плавание яхты.

«Бигль сегодня добрый, пропустил попутным (восточным) ветром. Поверил наконец, как мы с лодочкой устали. Встанем через полчаса», — это сообщение с борта яхты от 3 марта.

На следующий день экипаж улетел домой, в Пуэрто-Вильямс остался капитан Максим Озерной и его лодка.

Дел у него было немало: пристроить «Ксанаду» на зимовку, оформиться в таможне и в санитарной службе, не забыть про военных, которые, шутит капитан, охраняют Чилийскую Патагонию «от нашествия китов и пингвинов».

Фото: Максим Озерной

«Ждал места на площадке, крановщик был в отъезде до 16 марта. Было все спокойно, вытащили меня на берег 17-го числа, и я собирал вещи к самолету».


18 марта, как и многие страны, чилийские власти закрыли границы и отрезали петербургскому капитану хоть какие-то надежды на скорое возвращение домой. На тот момент он успел раздать припасы (в основном российскую тушенку) другим немногочисленным морякам, которые оставались в городе. Все сообщение Пуэро-Вильямс с Большой землей (а он находится на острове) — это один самолет и водный транспорт.

«Самолет отменен, паром на Ушуайю отменен, в море никого не выпускают, тут военно-морская база, катера и корабли армады Чили, не проскользнешь. Да и некуда идти, в 20 километрах — аргентинская Ушуайя, но там тоже карантин, въезд запрещен. Местные власти очень рады гостям. Вот и меня приняли настолько хорошо, что не хотят отпускать», — рассказывает Максим Озерной.

Когда стало ясно, что единственный самолет отменили и из города ему не уехать, стоящую на берегу «Ксанаду» подключили к электричеству и пресной воде. «Живу в лодке, продуктовые магазинчики периодически работают, все остальное закрыто. Два заболевших коронавирусом, оба доктора местной больнички, но заразился один в Пунта-Ареносе, куда летал недавно, а другой от него. Карантин пока до 4 апреля, дальше никто не знает», — писал капитан 25 марта.

Фото: Максим Озерной

Еще через несколько дней в городке с населением около трех тысяч человек объявили «глухой карантин» — сидеть можно только по домам (или на лодке). «Нужно научиться продукты заказывать по телефону. Но местные по-английски почти не говорят, а я не очень-то знаю испанский. Сегодня (и завтра) густой фасолевый супчик на тушенке, — старается не унывать питерский моряк. — Мне на самом деле неплохо живется пока, просто я устал и соскучился. Домой хочу».

В Чили на 28 марта зарегистрировано 1610 случаев заболевания коронавирусной инфекцией, пять человек погибли. Количество зараженных в мире превысило 600 тысяч человек.

Надежда Мазакина, «Фонтанка.ру»

Фото: Максим Озерной
Фото: Максим Озерной
Фото: Максим Озерной
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (5)

sextan
Завидую. Жалею, что не могу присоединиться.

260767801
В море соли и так до черта
Морю не надо слез,
Морю не надо слез.
Наша вера вернее расчета,
Нас вывозит "АВОСЬ",
Нас вывозит "АВОСЬ"!

Нас мало, нас адски мало,
А самое страшное, что мы врозь,
Но из всех притонов, из всех кошмаров
Мы возвращаемся на "АВОСЬ"

Вместо флейты подымем флягу,
Чтобы смелее жилось,
Чтобы смелее жилось.
Под Российским небесным флагом
И девизом "АВОСЬ",
И девизом "АВОСЬ".

Нас мало, и нас все меньше,
И парус пробит насквозь,
Но сердца забывчивых женщин
Не забудут "АВОСЬ"!
Источник teksty-pesenok.ru
Не забудут "АВОСЬ"!

В море соли и так до черта
Морю не надо слез
Морю не надо слез...
Наша вера вернее расчета
Нас вывозит "АВОСЬ",
Нас вывозит "АВОСЬ"!

От ударов о наши плечи
Гнется земная ось,
Гнется земная ось!
Только наш позвоночник крепче
Не согнемся, авось!
Не согнемся, авось!

Вместо флейты подымем флягу,
Чтобы смелее жилось,
Чтобы смелее жилось,
По Российским Андреевским флагом
И девизом "АВОСЬ",
И девизом "АВОСЬ"!
И девизом "АВОСЬ",
И девизом "АВОСЬ"!

sektor7
Многие лета — Тем, кто поет во сне! Все части света Могут лежать на дне, Все континенты Могут гореть в огне, — Только все это — Не по мне!
Парус! Порвали парус!
В.Высоцкий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор