22.05.2020 16:43
17

«Я слишком долго боролся за право говорить. Теперь глупо его использовать, чтобы обзывать кого-то»

Автор шоу #гребанныйпаралитикжжёт и петербургский программист рассказал «Фонтанке», как обрёл собственный голос и почему важно шутить над людьми с инвалидностью.

Фото: из личного архива Ивана Бакаидова

Петербуржец Иван Бакаидов мечтает, чтобы на федеральном канале появился «слюнявый» ведущий, человек, который не контролирует сокращение мышц лица и туловища. Это поможет людям с ДЦП понять, что они существуют, уверен Иван. 21-летний программист-самоучка вошёл в список самых перспективных россиян до 30 лет по версии Forbes. Он разрабатывает программы, которые позволяют общаться людям с проблемами речи. Свой же софт помог и самому Ивану обрести голос. Теперь он шутит в YouTube об инвалидных колясках «карма», доказывая, что мир людей с особенностями, как и весь остальной, обладает долей трагикомизма.

— Иван, изменил ли режим самоизоляции распорядок вашей жизни?

— Это неоднозначный вопрос. Да, изменил, так как изменился мир, а я, как человек, на мир влияющий, строю жизнь согласно миру. Я по-прежнему работаю из своей «кельи», важные встречи провожу дома, гости сразу идут мыть руки. У меня отменились тренировки по бочча (паралимпийский вид спорта. — Прим. ред.), и я не езжу на работу в реабилитационный центр Приморского района, но в целом быт слабо поменялся.

Отменилась поездка в Москву, я стараюсь проводить неделю в месяц в столице. У меня там друзья с «Эха Москвы», дружу с Машей Парфеновой и многими другими представителями «тусы». У меня были планы на вишнёвые майские булгаковские сады. Но увы...

— О переезде в столицу задумывались?

— Думаю об этом, но пока выбираю тактику суслика.

— Какой город более гостеприимен для людей с ДЦП — Москва или Петербург?

— Барселона:). Мне кажется, Питер, но я по Москве не ездил на коляске. То, что я езжу в Москве без коляски, о многом говорит. Но в столице круче сопровождение в метро. У нас только по телефону можно их вызвать, и они только сажают в вагон, а там пишешь смс за час, за тобой приезжает дядька в желтом жилете, берет тебя за руку, и вы едете весь маршрут.

— Многие люди с ДЦП в нашей стране, к сожалению, вынуждены были сидеть дома и в докарантинный период. Мне кажется, в этом плане они оказались более подготовленными эмоционально к заточению, чем остальные. Согласны с этим?

— Я согласен, я даже об этом писал пост. Мы с московским Политехническим музеем запустили акцию #амывсегдадома. Под этим хэштегом люди с ограниченными возможностями здоровья пишут посты о прелестях доступной среды. В «Инстаграме» больше 100 постов уже.

— Что нужно изменить, чтобы люди с ДЦП были более социализированы и их жизнь не ограничивалась стенами квартиры?

— Я верю в двухсторонние отношения. Нельзя только со стороны власти вносить изменения, по которым люди будут счастливо жить в обществе. Я живу один, я снимаю квартиру в доступом районе, у меня крутая инвалидная коляска с очень мощными моторами. То, что я живу так, — моя заслуга. Могло ли помочь мне в этом государство? Да, определенно мило было бы, если бы оно взяло на себя аренду или хотя бы поиск квартиры. Но этого нет. И это не повод не вести социальную жизнь. Дорогу осилит идущий.

— Немногие рассуждают подобным образом. Почему-то у нас принято в первую очередь ругать государство.

— Я слишком долго боролся за право говорить. Теперь глупо его использовать, чтобы обзывать кого-то [человеком низких моральных принципов]. Например, власть. Я как-то пришел к выводу, что со всеми надо разговаривать, используя понятный им язык. Власть, конечно, привыкла, что к ним как к [людям низких моральных принципов] относятся, но как-то это не конструктивно.

— У меня сложилось впечатление, что для того, чтобы заговорить, вам пришлось самому написать программу для этого. Так?

— Программы — это 5 процентов успеха, главное — психология. У вас в жизни жопа, вашу речь понимают только мама и брат. Что делать? Пахать у логопеда, ходить везде с мамой, как вообще жить? Мама никогда не переведет твоим друзьям слово [свистоплясы], а оно такое смешное. Я попробовал жить, используя АДК [альтернативная и дополнительная коммуникация], мне понравилось. Это выбор, и он требовал усилий. А то, что пришлось написать софт, — дело пары дней. Главное — выбор, что я говорю сам.

— Насколько такие программы для коммуникации доступны в России?

— Такие программы существуют в мире. Но они больше говорят на английском и нацелены на карточки и обучение.

— То есть пофлиртовать в баре с девушкой с их помощью трудно будет?

— Да, и делать карточку «я тебя хочу» в детском коммуникаторе с мишками как-то странно.

Есть программы и на русском. И, наверное, я мог бы ими пользоваться, но удобно же, когда ты можешь в любой момент поправить свой коммуникатор. Это как если бы маляр нанял другого маляра для покраски кухни.

— Что вас подтолкнуло к созданию юмористического блога?

— Собственно в Москве, хорошо выпив и закурив, я травлю шутки, за это меня и любят и зовут. Тут я не поехал в Москву и записал в стендап для YouTube. Меня привлекает YouTube как платформа, которую я могу завоевать тем, что, как мне кажется, я делаю хорошо.

— Я на планерке сказала, что вы к своему видео ставите тег гребанныйпаралитикжжёт, и мне ответили, что многие могут обидеться на такое. На вас обижались?

— Естественно, есть люди не с моим чувством юмора. Вот есть шоу «Уральские пельмени» — по-моему личному мнению, их юмор губит Россию. Но каждый имеет право голоса и свою аудиторию. Тем более я говорю про себя «гребанный», а не про других.

— А что в их юморе губительного для России?

— Это низкопробный, низкокультурный юмор. У меня есть такое ощущение, что объект искусства служит удобрением для ростка. Я считаю, что «Уральские пельмени» удобряют ростки плохого вкуса. А тот же альбом «Тату» (который того же качества) в 2000-х удобрял ростки принятия проблемы. В человеке живет плохое и хорошее, и, по-моему, тут удобряют плохое. Ссылаться на Бродского полезно, кто-то пойдет, да и загуглит.

— Если говорить в целом, смеяться можно над всем?

— Смеяться можно, если стороне, над которой смеются, смешно. Когда мне моя подруга говорит, что я пью громче её собаки, мне смешно. У нас такие отношения, и она может это позволить. Исламские товарищи прямо заявляют: «Над Мухаммедом не шутим, дадим [побьём]». Ну значит, нельзя шутить над этим. Шутить нельзя над теми, кто не может объяснить, что ему обидно.

— Вы рассказываете в своём стендапе про фаллоимитатор на присоске, который используется в коррекционной школе в качестве поручня. Это правда?

— Сам не видел, но мне рассказывали. И правда, у нас жопа с дешевыми поручнями, а тут готовое мягкое изделие.

— Наверное, если такой фаллоимитатор существует, человек, который придумал так его использовать, обладает живым умом. Но печально, что мы вынуждены жить в реальности «очумелых ручек». Вас обижает слово «инвалид»? Почему важно шутить над людьми с особенностями?

— Обожаю слово «инвалид». В нем только семь букв, а я, как человек печатающий, очень экономлю буквы. Тут скорее не над, а с людьми, потому что это не изолирует этих людей. Смысл звать меня в гости, если со мной нельзя поржать? К тому же есть объективно смешные вещи, вопрос в культуре юмора, то, как шутят в фильме «1+1», очень смешно же?

— Да, тут, наверное, важна тональность. «1+1» все-таки очень добрый фильм. Сами люди с ограниченными возможностями здоровья готовы над собой смеяться?

— Это стигма, что я могу говорить за людей с ДЦП.

— Если бы в «Камеди Клаб» позвали, пошли бы?

— Да, мы с Сергеичем [резидент «Камеди] как-то списались и думаем об этом.

— Вы рассказывали, что вам пишут люди с ДЦП, которые говорят: давай дружить, потому что у меня тоже ДЦП. Они так делают, потому что им трудно найти круг общения вне среды людей с этим заболеванием?

— Так происходит, потому что родители обычно стесняются детей с ДЦП и разрешают им общаться только в своем кругу, не доставляя неудобств здоровым людям.

— Над чем вы сейчас работаете?

— Над коммуникатором для дешевого айтрекера, который выпускают для геймеров. Это позволит людям общаться, набирая текст глазами, не покупая дорогой инвалидный айтрекер, а потратить 15 тысяч на дешевый.

— На вашем сайте в личных целях указано, что вы хотите добиться, чтобы один из ведущих на центральном канале был инвалидом с гиперкинезами и слюнями.

— Если человеку показывать всё время войну, то он привыкает, что это норма. Если показывать слюни, то он привыкнет и к таким людям. Люди с ДЦП должны привыкнуть, что они есть.

— Вы счастливый человек?

— Ребенок во мне счастлив, как и положено быть ребенку. Интеллигент во мне задумчив и грустен, как и положено быть интеллигенту. Спортсмен вовсе не достиг результатов, как и положено спортсмену. Программист во мне пытается победить ошибку. А поэт во мне пытается сформулировать смысл, как и положено поэту. Всё в балансе.

Беседовала Лена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: из личного архива Ивана Бакаидова

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (17)

Theodoros
Статья оставляет гнетущее впечатление. Инвалид похоже и не понимает, что его используют. Впрочем, парень и сам хорош.... эксплуатация собственного состояния для достижения успеха :(. Ну чтож, сам сделал выбор, эховские друзья ему обязательно «помогут»

OldObyvatel
Ум, он, или он есть, или его нет, независимо от состояния тела.
Стивен Хокинг тому пример.
Основатель Telegram-канала Сталингулаг Александр Горбунов пример того, как инвалид стал известным блогером.
Но, в отличие от Ивана Бакаидова с его "гребаными" шуточками, никогда не станет героем статьи на Фонтанке, побоятся рассказать о человеке, которого власть гнобит за его оппозиционность.

встречают по одежке, провожают по уму, и этот ум прелестен, жив, полон юмора, радости и намерения быть творцом своей жизни 👍

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор