10.07.2020 16:54
44

А что, нельзя было? Какие коронавирусные ограничения все еще действуют в Петербурге

Хвост привычного распорядка жизни, обрубленный 121-м постановлением Смольного, постепенно отрастает. Однако сходить в аквапарк с кальяном наперевес все еще нельзя.

Что ни неделя Смольный вводит послабления совершенно разного масштаба — то снимет опостылевший масочный режим на улицах, то позволит трудиться стеклорезам. Накануне петербуржцам разрешили заниматься спортом в помещениях, наводить в салонах эту самую красоту, нормально париться в банях и пользоваться платными туалетами. «Фонтанка» рассказывает, что же нам по-прежнему нельзя.


121-е постановление по 26 июля, как и раньше, запрещает проведение спортивных, культурных, зрелищных и иных массовых мероприятий, равно как и публичных. Ответственность двусторонняя — гражданам, в свою очередь, запрещают их посещать. Для тех, кто видел «ковидную» вечеринку у Эрмитажа, это кажется приветом из параллельной реальности. Да и ежевечерний загул на Рубинштейна тянет на регулярное массовое мероприятие, хотя участникам предъявляют иное. Однако самыми злостными нарушителями в Петербурге по-прежнему считаются участники одиночных пикетов — например, на Дворцовой площади в единый день голосования. А вот на матчи «Зенита» грешить уже нельзя, в пункте есть оговорка — если иное не предусмотрено Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Матчи РФПЛ Роспотребнадзор согласовал, как и фестиваль Мариинского театра «Звезды белых ночей».


Любителям поесть и после этого сбросить вес дали частичную свободу: бассейны и фитнес-центры открыты, но не в торгово-развлекательных центрах. Рестораны, бары и кафе работают для посетителей — но не внутри помещений, максимум — за уличными столиками или навынос. И там по-прежнему нельзя курить кальяны — как, впрочем, и в самих кальянных. Это на бумаге: петербургский общепит уходил в подполье, еще когда были запрещены даже летние террасы. Да и сейчас бизнес спешит нарастить утраченный за весну жир и зачастую согласен рассаживать гостей внутри помещений.


Приостановлены также досуговые и торжественные мероприятия — если речь не идет о бракосочетании в узком коллективе из 10 человек. Правда, не совсем ясно, что мешает большой компании найти достаточно широкий стол в летнем кафе и хоть поженить там кого-то торжественно, хоть помянуть.

Запрет на розничную торговлю пополнился таким количеством исключений, что сейчас уже проще сказать, кому нельзя работать. В первую очередь, это, как и в случае с фитнесом, магазины в торговых и торгово-развлекательных центрах, о чем сами они не перестают напоминать Смольному. При этом могут торговать продовольственные магазины, аптеки, салоны сотовой связи, автосалоны, книжные, табачные и мебельные магазины, да и вообще вся розница, у которой есть отдельный вход — даже такие гиганты, как ДЛТ. Главное требование — не больше одного человека на 4 квадратных метра и запертые примерочные. Как это работает — читайте в материале «Фонтанки». Нельзя также раздавать листовки, буклеты и другую печатную продукцию из рук в руки — если это не периодические издания.

То же самое — с услугами, предусматривающими «очное присутствие граждан». Они в целом запрещены, но перечень исключений охватывает почти весь привычный быт среднего человека. Из самого очевидного — разрешена доставка, соцобслуживание, медицина, перевозки, авторемонт, продажи квартир, химчистка, проживание в гостиницах, работа банков, ЖКХ, почта, связь. Доступны государственные, муниципальные и юридические услуги, библиотеки и кадровые агентства. Открыты бани (теперь официально с парилками, хотя греться позволяли и раньше) и салоны красоты (теперь с ресничками). Кому мало — приложен список разрешенных бытовых услуг из 17 пунктов. В нем «все, что смог произвести наш мир: от телескопа до булавки»: в данном случае — от пошива и одежды и ремонта часов до ксерокопирования и общественных туалетов. Главное — не в ТРК. При этом в списке исключений не видно, к примеру, турфирм. Погадать по руке вам тоже, видимо, не удастся.

По-прежнему действует запрет на музеи, галереи, театры, концертные площадки, кинотеатры, зоопарки, аквапарки, ночные кабаре и клубы (тонкие ценители во власти знают разницу) и развлекательные центры. Как привет антимонопольщикам выглядит уточнение — работать можно государственным музеям и галереям, а также зоопаркам площадью более 5 га (не то чтобы таких в городе было больше одного).

По 26 июля приостановлены соцуслуги, предусматривающие проведение спортивных, досуговых, экскурсионных мероприятий, а также групповых занятий. Исключение — те услуги, которые предназначены людям, имеющим «ограничения жизнедеятельности», в том числе — детям-инвалидам. Правда, и для них действует «полустационарная» форма.

Пункт 2–7 черным по белому сообщает, что нельзя бронировать места и размещать граждан в пансионатах, домах отдыха и санаторно-курортных организациях — разве что по медицинским показаниям. Сюда же записаны санаторно-оздоровительные детские лагеря круглогодичного действия на территории Петербурга. В комитете по образованию пояснили, что это об околомедицинских учреждениях, а не об условном «Буревестнике». Эпопея с лагерями длится не первый месяц. В итоге в Ленобласти им разрешили работать со 2 июля (хотя некоторые размещали льготников еще в середине июня). Многим, правда, уже было недосуг. Тогда же губернатор Петербурга Александр Беглов сообщил, что открывается лагерь «Молодежное» в Пушкинском районе, на очереди еще шесть. Через неделю, 9-го числа, стало известно, что отдыхать поехали 2,5 тысячи детей, в том числе в городские лагеря.

Не так просто оказалось поженить действительность с пунктом, который до 31 августа остановил «предоставление услуг по отдыху детей и молодежи и их оздоровлению». Комобраз нашелся и здесь: речь идет о том, что не выдаются в традиционном режиме сертификаты детям работающих граждан, а отдыхать едут именно льготники.

Вслед за запретом на пансионаты логично идет пункт с запретом на посещение кладбищ. Опять же с туманными исключениями: разрешены одиночные визиты, семейные (интересно, кто будет между могилами проверять паспорта) и обращение за услугами погребения.

От повсеместного масочного режима не осталось и следа, но до 26 июля Смольный постановил обязать граждан использовать средства индивидуальной защиты при посещений организаций, объектов торговли, вокзалов, аэропорта, общественного транспорта и кладбищ. Насколько это соблюдается, каждый может оценить, спустившись в метро в час пик.

Значительный объем «запретительной» части № 2 постановления занимают требования к тем, кто право имеет: установить стандарт безопасности и не превращаться в рассадник инфекции. Здесь и полтора метра между работниками и посетителями, и использование СИЗ, и регулярная дезинфекция, и зачастую предварительная запись, и куча специфических условий.

Например, в автосалоне нельзя проводить тест-драйв; в музее — водить группы больше 5 человек, сталкивать посетителей лбами и использовать многоразовые наушники в аудиогидах (хотя когда кто их использовал); в парках — открывать аттракционы. В бассейне запрещено набиваться плотнее чем один человек на 10 квадратных метров; при групповых занятиях норма один человек на 5 квадратов — почти как для церкви. В МФЦ — все по записи и с увеличенным интервалом обслуживания. Исключение было сделано только для тех, кто просил о конституционном голосовании по месту пребывания; ну здесь понятно, вопрос памяти предков, не до вируса.

Часть 3 посвящена уговорам: в ней рекомендуют, а не запрещают. Всех без исключения просят воздержаться от поездок в Петербург, а если уж находитесь здесь — наоборот, не выбираться в опасные регионы. Всем рекомендовано соблюдать дистанцию 1,5 метра, но «за исключением перевозки пассажиров и багажа общественным транспортом, легковым такси». Вряд ли чиновники так верят в силу дезинфекции метрополитена и троллейбусов; скорее понимают, что если соблюдать это требование, то транспорт должен ходить с нулевым интервалом. Предложено не покидать без лишней необходимости квартиры и отходить до магазина или с собакой не дальше чем на 100 метров от дома. Все это, разумеется, в масках. Людям старше 65 лет теперь рекомендовано не посещать религиозные организации.

Это простая формальность. Свое почтение к рекомендациям Смольного петербуржцы продемонстрировали в июне, когда было снято строгое требование носить маски и перчатки на улице. Они и под угрозой штрафов не особенно были настроены защищать органы дыхания, а с наступлением лета прохожие в масках и вовсе стали редким исключением.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (44)

262166871
Ощущение, что в СПб все и всё просто пустили на самотек.
Толпы шатающихся по Рубинштейна , Икее и тд- явно пролонгируют эпидемию. К печали- русское " авось" актуально всегда. Ну и все эти ковид- диссиденты.. Ужасно .

Kotkuza
- Насколько мы сможем расширить ограничения после 26 июля – зависит от каждого из нас. Вирус не исчез из жизни горожан. К сожалению, есть небольшой рост заболевших. Социальная дистанция, использование масок и перчаток в местах массового скопления людей – это простые меры, которые нужно соблюдать...

Вот из-за баранов, которые не носят маски и не соблюдают дистанцию, ограничительные меры и рост умерших будет, до тех пор, пока не создадут эффективные прививки. Но и тогда будет куча да у нов , которые против прививок: сами сдохнем и других заберём с собой. 💀☠

И еще в эту же тему : сейчас в сети множество информационных роликов о прошедшей в Хабаровске массовой акции в поддержку арестованного Фургала.
Количество участников беспрецедентно высокое - порядка 35 тысяч человек. Это только в самом Хабаровске. По всему краю - до 50 тысяч.
И что характерно - судя по видио- картинке, абсолютное большинство протестующих участвовало в протесте без обязательных намордников. Люди просто игнорировали это противозаконное требование.
Этих людей я знаю. Я около 10 лет жил на Дальнем Востоке, часто посещал Хабаровск. Это исключительно доверчивые, честные и порядочные люди, отличительной чертой которых является стремление к правде и справедливости.
И кроме их стремления защитить арестованного по беспределу ими же выбранного губернатора, здесь прослеживается так же и их пренебрежительное отношение к ничем не обоснованному принуждению носить маски.
Вот их - точно не сломить! Неужели освобождение страны начнется с её окраин?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор