15.09.2020 11:47
27

«Нас, дураков, все меньше и меньше». Почему в Петербурге сокращается число компаний с иностранным капиталом

Валютные колебания, нестабильный спрос, финансовые трудности — в Петербурге иностранным инвесторам приходится нелегко. Но «Фонтанка» нашла более 200 предпринимателей с иностранными паспортами, которые в разгар коронавируса не побоялись заняться в городе бизнесом. Итальянцы, французы, китайцы и финны несут к нам свои деньги, несмотря на все трудности бизнес-сезона 2020.

автор фото Анатолий Жданов/Коммерсантъ
автор фото Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Всего, по подсчетам «Фонтанки», в Петербурге действует 5,3 тысячи компаний с иностранным капиталом. Подавляющее большинство их владельцев — выходцы из ближнего зарубежья и просто русские, которые предпочитают работать через зарубежные офшоры. Но довольно часто встречаются и «настоящие» иностранцы.

За время пандемии у нас было зарегистрировано 210 новых юридических лиц с иностранным капиталом, что почти на 60% меньше, чем годом ранее. При этом в 2020-м было ликвидировано чуть больше тысячи таких предприятий — на 30% меньше, чем в прошлом году (около 1,4 тыс. юрлиц).

Хотя среди иностранных совладельцев компаний, зарегистрированных в этом году, ожидаемо много тех, у кого есть характерные для просторов бывшего СССР отчества, на общем фоне заметно выделяются китайцы (около 8% от общего числа). Они традиционно закрыты для вопросов. Из 18 предпринимателей удалось связаться только с Юйцзинь Янь, который собирался заниматься торговлей в Петербурге, но и он отказался общаться с прессой. Впрочем, нелюдимость китайцев можно понять. «Фонтанка» еще в начале пандемии рассказывала, что фобия вокруг нового коронавируса перешла и на самих китайцев — от них стали шарахаться, как от зараженных.

По виду деятельности новые компании самые разнообразные — юридические консультации, производство фанеры, торговля зерном, табаком, семенами, кормами, машинами и даже игрушками и особенно рестораны. Последние, кстати, пользовались популярностью у многих иностранцев, несмотря на запреты, введенные на фоне пандемии.

В числе инвестирующих в петербургскую экономику, помимо белорусов, сербов, азербайджанцев и казахстанцев, встречаются также немцы, турки, итальянцы, французы и даже голландцы. Самый большой уставный капитал (112,7 млн) у ООО «Заозерное-комплекс», на 99,9% принадлежащего украинскому ООО «Вариант КВ» (деятельность лечебных учреждений). Следующие по списку — польские торговцы химической продукцией «Торресид» (34,6 млн), итальянская Cavagna Group вместе с «Газпромом» начала делать оборудование для газомоторных автомобилей, а ООО «Оптимальный» (10 млн) Александра Куприенко, гражданина Казахстана, — запустило в городе новую сеть продуктовых супермаркетов Green.

Среди совладельцев новых юрлиц можно встретить и офшорные компании, и крупные международные организации. Например, шведская Embracer Group зарегистрировала в начале марта ООО «Сабер интерактив СГС». Ранее стало известно, что фирма выкупила одноименную американскую компанию по созданию и разработке компьютерных игр (основная команда которой находится в Петербурге).

Под эгидой казахстанского «Азия авто» (владеет заводом «Бипэк») в июне 2020-го появилась одноименное петербургское юрлицо (торговля легковыми и грузовыми автомобилями). Судя по данным, опубликованным в СМИ, позднее компания получила кредит на 2,14 млрд рублей у банка «Санкт-Петербург» на закупку машинокомплектов у петербургского завода ХММР.

Настоящее объедение

Самым популярным видом деятельности среди инвесторов-иностранцев стали заведения общепита. Плюсов для такого старта несколько — после волны массовых закрытий малых предприятий на рынке освободилось много хороших помещений, притом по доступной цене. Из минусов — конечно, коронавирус и связанные с ним упавший спрос и бесконечные (хотя и виртуальные) очереди в различных госорганах. Но самые стойкие держались до последнего.

Так, во время пандемии в Петербурге появился фуд-корт Amici на Васильевском острове. Одноименное юрлицо зарегистрировано в середине июля. По 32% бизнеса принадлежит итальянцам Луке Галло и Мартино Салонна и их русскоязычному партнеру Петру Дееву, еще 4% компании владеет Павел Ананьев. Этот проект — итальянская пиццерия, был задуман еще до начала пандемии.

«Я и мой партнер Мартино живем здесь уже давно — он, как и я, приехал в Петербург из-за любви. Мы познакомились, когда работали здесь в разных итальянских заведениях, а пару лет назад открыли пиццерию. Там у нас были русские партнеры, и со временем мы вышли из бизнеса. Потом захотели открыть что-то свое», — делится Лука Галло.

По его словам, найти подходящее помещение с хорошими условиями удалось только во время коронавируса, поскольку снизилась арендная плата. «Было сложно, но, как мы и думали, были компании, которые закрылись, — говорит итальянец. — Но, чтобы зарегистрировать договор, нужно было отстоять большие очереди. В Росреестр было невозможно дозвониться, чтобы записаться в МФЦ, пришлось ждать 2–3 недели».

Как рассказывает итальянский инвестор, они с партнером до сих пор находятся в подвешенном состоянии и ждут решения властей о введении каких-то дополнительных ограничений. Сейчас, несмотря ни на что, поток посетителей есть, делится Лука Галло.

«Понятно, что пока неизвестно и сложно. Нас удивило больше всего, что было тяжело найти персонал в этот период. Мы, наоборот, думали, что будет много молодых людей, которые захотят работать на кухне и в зале, но в итоге оказалось, что это не так, — подчеркивает предприниматель. — Честно говоря, я не могу сказать, что нам как-то помогали власти города, но и больших проблем не было. Только очереди».

О том, что подача документов была действительно тяжелой, рассказывают и другие иностранные предприниматели. По словам одного из участников рынка, сложности возникли с отчетностью. Налоговые были закрыты, некоторые документы пришлось сдавать по почте. Конечно, с определенными трудностями. Однако, судя по СПАРК, с марта по сентябрь в Петербурге иностранцами было предпринято как минимум 17 попыток открыть заведение с ОКВЭД «деятельность ресторанов и услуги по доставке продуктов питания». В их числе и итальянские, и грузинские, и китайские, и японские, и узбекские, и британские заведения. Но открылись из них еще не все.

Как рассказал «Фонтанке» итальянский шеф-повар Антонио Фреза (рестораны Jerome, Saviv), во время пандемии он открыл три новых проекта — сервис по доставке продуктов ООО «Нео» (работает в центре города), завод по производству хумуса ООО «Централ маркет» (еще не реализован) и второе заведение израильского бистро Saviv в торговом комплексе «Галерея» (откроется в ноябре 2020 года).

«Здесь менталитет бизнеса намного проще и прозрачнее, чем в Европе. В Италии бизнес закрытый, тяжелее найти деньги, — делится Антонио Фреза. — Здесь инвестору нужно подготовить хороший проект, серьезный бизнес-план и быть готовым немножко рисковать. Рынок большой».

Антонио Фреза приехал из Флоренции примерно 9 лет назад. Он не гнался за любовью, не строил специальных планов. Единственное — хотел уехать работать в другую страну. Так он начал отправлять резюме и получил предложение от ресторана Probka. На протяжении нескольких лет работал там и в других заведениях Петербурга, а 5 лет назад решил начать свой бизнес — вместе с ресторатором Арамом Мнацакановым открыл ресторан Jerome. Судя по количеству новых проектов, пандемия предпринимателя точно не смутила. Однако, по его словам, в городе действительно был «бардак».

Перспективная ниша

В перечне зарегистрированных компаний с иностранным участием можно найти самые разные — и те, которые занимаются строительством зданий, и те, что производят молоко или изделия из бетона, и те, которые предлагают стоматологические услуги. Что получится в итоге — загадывать сложно. Однако некоторые предприниматели в своем бизнесе уверены: в городе такого нет, а спрос — есть.

Примерно под таким лозунгом появилась компания ООО «Привет». Ее владелец, Кристоф Жорж, как и многие иностранцы, приехал в Петербург по любви. Сам он из Франции. Родился в маленькой деревне Ванье, которая находится в департаменте Вогезы, между Страсбургом и Нанси. В Петербурге он уже бывал и раньше, но в этот раз решил задержаться подольше — как минимум на 8 месяцев. С конца января он живет в городе по временной визе. В марте зарегистрировал компанию «Привет». Название объясняется так: это было первое слово, которое Кристоф Жорж узнал на русском языке.

По его задумке, к началу сезона в городе должно было заработать туристическое агентство для иностранцев. Идея, как рассказывает предприниматель, возникла спонтанно.

«Я сам приезжал в Петербург несколько раз и понял, что здесь плохо развита инфраструктура для франкоговорящих туристов. Конечно, можно воспользоваться услугами речных трамваев или сходить в Мариинский театр, но в других местах вся информация представлена только на английском языке. Мой бизнес-проект предполагает организацию групповых или индивидуальных туров и полное сопровождение гостей во время их пребывания в городе», — отмечает инвестор.

Однако в этом году проект не реализовался из-за пандемии. «Высокий сезон» прошел с закрытыми границами, а количество желающих приехать в Петербург заметно сократилось. Правда, Кристоф Жорж не унывает — «в следующем году обязательно откроемся, просто взяли паузу».

«Я был приятно удивлен тем, как просто в России открыть свой бизнес. Действовала система одного окна, многие процессы можно было организовать онлайн. Кроме того, здесь очень дружелюбные налоговые органы, — делится своими ощущениями предприниматель. — В России большой потенциал в области развития бизнеса. Единственная проблема — надо свободно говорить на русском языке. Мне это не нужно, потому что я планирую работать с иностранцами, но в других отраслях язык необходим».

Впрочем, другой позиции придерживается куда более опытный инвестор на петербургском рынке — Микко Седерлунд (раньше он был директором «Жемчужной плазы», работал в финском холдинге SRV Group, руководил проектом «Охта-Молл», а с 2018 года начал вести свой бизнес по импорту продуктов питания из Финляндии и Швеции). По его словам, за последние годы многие компании, действующие в Петербурге, «развалились» из-за падения валютного курса.

«Главный враг иностранного бизнеса — курс рубля. Говоря про инвестиции, надо говорить про антиинвестиции, — отмечает Микко Седерлунд. — Вкладывая в Россию, ты теряешь за месяц 10% своего имущества. Компании идут на экспансию, когда у них все хорошо на домашнем рынке, потому что оттуда же берутся деньги на расширение, но у многих сейчас нет денег».

Как отмечает предприниматель, его новое юрлицо — ООО «Кампарвик», продолжение начатого ранее бизнеса ООО «Расеборг». Еще одну компанию он открыл для того, чтобы работать с новыми поставщиками через другое юрлицо. Судя по СПАРК, бизнес особо не приносит прибыли. При выручке в 17,4 млн рублей в 2019 году компания ушла в минус — на 876 тыс. рублей. Однако, по словам самого Микко Седерлунда, эта ниша сейчас востребована, поскольку границы закрыты, а по финским продуктам уже соскучились многие.

«Не могу сказать, что процветаем. Просто работаем и выживаем, как многие, — рассказывает предприниматель. — Думаю, нас, дураков, становится все меньше и меньше. Я знаю многих, кто в марте уехал и уже не вернется. Все фундаменты для бизнеса очень шаткие или вообще отсутствуют. К тому же есть некоторая дискриминация по признаку гражданства против иностранных инвесторов и бизнесменов».

По его словам, в банках есть правило, что нельзя кредитовать компанию, где собственник — иностранный гражданин. Кроме того, сам предприниматель не может получить даже небольшой овердрафт. «Думаю, сейчас мало кто пожелал бы начинать здесь новое дело», — говорит Микко Седерлунд.

На вопрос, почему при всех этих минусах он продолжает работать в России, предприниматель отвечает просто: «Я ничего другого уже не умею. Я давно здесь и продолжаю бороться против всего этого». По его словам, больше всего на потребности в импортной продукции сказывается падение покупательной способности. И это — самая главная проблема.

Александра Сидоркина, специально для «Фонтанки.ру»

автор фото Анатолий Жданов/Коммерсантъ
автор фото Анатолий Жданов/Коммерсантъ

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (27)

McGillavry
Не надо пугаться, скоро в городе никаких инвесторов не останется. И города никакого не останется. Губернатор за этим присмотрит.

graail
Забыли о СТРАТЕГИЧЕСКОМ ИНВЕСТОРЕ правительства г. СПб литовском ЗАО Таурас Феникс. Он аж 1, 8 млн рубликов в бюджет дает, правда чуть поменьше , чем наши старики, заключившими с городом договор пожизненной , ренты. Но у нас на счету каждая копеечка.

Pattaya
Я их понимаю. Кому охота вкладывать валюту, а прибыль получать в рублях.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор