30.09.2020 16:40
3

Поддельная «Шанель» не просит пощады. Рынок не готов к введению маркировки парфюма с 1 октября

Реформа регулирования парфюмерного рынка ставит на паузу планы производителей по выводу новинок, зато обещает защитить их от засилья подражателей.

Фото: Изображение djedj с сайта Pixabay

С 1 октября в России начнется обязательная маркировка парфюмерной продукции, но работать в таких условиях рынок, скорее всего, не сможет. После провальных продаж и шести месяцев простоя своевременно и полноценно ввести маркировку компаниям будет непросто. Чтобы на полках появилась легальная продукция, нужно, чтобы все звенья процесса работали бесперебойно. Это касается и производителей, и импортеров, и дистрибьюторов, и торговцев. Однако такое «коллективное творчество» пока что воплотить в жизнь не получается. По подсчетам экспертов, дополнительные траты индустрии составят не менее 3 млрд рублей.

Из основных проблем — недостатки самой системы «Честный знак» (в которой содержится вся информация о товаре), отсутствие финансовых и профессиональных возможностей (введение маркировки требует значительных расходов и специальной подготовки), технические сложности (наклейка штрих-кодов, подготовка программного обеспечения), отсутствие единого плана работы и некомпетентность оператора — Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ), который занимается внедрением маркировки на самых разных потребительских рынках, к примеру табака. Эта компания на 50% принадлежит структурам Алишера Усманова, еще по 25% — у структур «Ростеха» и предпринимателя Александра Галицкого.

По подсчетам «Фонтанки», в Петербурге зарегистрировано около 120 компаний, которые занимаются производством парфюмерных и косметических средств. Из них всего нескольких крупных игроков: АО «Невская косметика» (выручка — 11,6 млрд; чистая прибыль — 3,2 млрд), ООО «Юникосметик» (8,7 млрд; 1,8 млрд), ООО «ТПК «Леко стайл» (1,7 млрд; 46 млн). Что касается уже непосредственно торговли, рынок делят федеральные сети: «Рив Гош», «Л'Этуаль», «Иль де Ботэ», «Подружка» и многие другие.

Как отмечает Оксана Чернышова, президент Гильдии парфюмеров, введение маркировки направлено в первую очередь на то, чтобы «прикрыть» рынок контрафакта. Однако шансов, что продавцы дешевой парфюмерии будут соблюдать новые правила игры, — практически нет. «Этот рынок не закрыть. На них закон никак не отразится, если только целенаправленно их не искоренять», — подчеркивает эксперт.

Такой же позиции придерживаются и другие участники рынка. Они считают, что подобная инициатива никак не повлияет на нелегальный рынок и только усугубит работу добропорядочных игроков. Таким образом, потребитель столкнется с возросшими ценами, нехваткой ассортимента и, возможно, с ростом нелегальной торговли. Все-таки Chanel за 900 рублей и Dior за 500 рублей само по себе появление маркировки не отменяет, а любителей такой продукции достаточно. Кстати, сами «нелегалы» нововведения не боятся — как работали в тени, так в ней и останутся.

Навалилось все и сразу

Исполнительный директор Ассоциации производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены Петр Бобровский отмечает, что и рынок пока полностью не готов к введению маркировки. Парфюмерная индустрия сильно пострадала во время карантина, когда специализированные магазины были закрыты. Продажи не возобновились и после открытия — тестировать парфюмерию в магазине по-прежнему было запрещено, подчеркивает эксперт.

Сейчас ассоциации, объединяющие 95% рынка, пишут очередное письмо о том, чтобы отсрочить введение обязательной маркировки до апреля следующего года. Этой весной продажи и без того сократились более чем на 80%, при этом доля интернет-заказов не превышала и 20% от допандемийных месяцев.

«31 октября прошлого года были подписаны рекомендации, как проводить эксперимент по введению маркировки. А за день до этого в правительство уже отправили доклад о его успешном завершении, — рассказывает эксперт. — При этом уже в конце декабря было подписано постановление об обязательных правилах маркировки парфюмерии. Подготовиться за такой короткий срок было невозможно».

По словам Петра Бобровского, парфюмерная индустрия — единственная, где эксперимент прошел за «минус 1 день». Возможности нормально подготовиться к работе и апробировать систему «в деле» у участников рынка не было. В итоге бизнес столкнулся с трудностями и теперь не может приступить к работе в новых условиях.

Александра Скоробогатова, директор Российской парфюмерно-косметической ассоциации, считает, что маркировка отразится на всех участниках рынка — и на потребителе в том числе. Она отмечает, что ряд мелких компаний так и не внедрили у себя «Честный знак» — для этого им надо было привлечь новых специалистов и оплатить их работу, а это дополнительные расходы, на которые готовы далеко не все предприниматели, тяжело пережившие карантин.

«Есть затруднения в системе документооборота, которая не срабатывает до конца. В ближайшие полгода розница просто не сможет принимать маркированную продукцию. Соответственно, новинок мы не увидим ни к Новому году, ни к 23 февраля, ни к 8 Марта», — говорит эксперт.

Неполная готовность, неполный «вперед»

Введение обязательной маркировки начнется с 1 октября. При этом продавать немаркированные товарные остатки можно будет вплоть до конца сентября 2021 года. Одно из основных требований к производителям и импортерам — нанесение на этикетку специального кода Data Matrix. Его впоследствии будут использовать все участники цепочки и даже потребитель — перед покупкой товара он сможет изучить историю передвижения духов в пространстве и времени.

Чтобы получить маркировку, производитель должен зарегистрироваться в системе, описать свой товар, заказать код, нанести его и ввести товар в оборот. Потом на каждом этапе все участники процесса реализации продукции должны будут считать код с помощью 2D-сканера. Тем, кто не будет соблюдать правила, грозит штраф.

Согласно данным, указанным на сайте ЦРПТ, в системе уже зарегистрировано около 6 тыс. участников и выпущено чуть более 9 тыс. кодов маркировки. Для дальнейшей работы продавцам парфюмерии понадобится усиленная квалифицированная электронная подпись, сканер, онлайн-касса для розничных продаж, принтер для печати кодов маркировки, говорится в сообщении. Кроме того, всем участникам нужно настроить электронный документооборот.

«Для крупных компаний (таких как минимум 30) траты составили несколько десятков млн рублей. По нашим подсчетам, ежегодно индустрия будет терять около 3 млрд на нанесение маркировки — это этикетки, заказ кодов, зарплата персонала, обслуживание IT-систем. Плюс еще установка оборудования, — перечисляет Петр Бобровский. — Раньше все, кто импортирует парфюмерию, могли сразу везти ее на свои склады и там наносить всю информацию. С 1 октября мы не сможем так делать».

По новым правилам, маркировка должна быть нанесена либо до границы, либо на таможенном складе. И там, и там выходит намного дороже, чем на своих складах в России, подчеркивает эксперт. В связи с этим в ближайшее время произойдет не только изменение цен, но и сокращение ассортимента. По его словам, уже сейчас некоторые компании отказываются от поставки парфюмерии, поскольку прибыль становится сопоставима с расходами.

«Никому дешево это не обойдется. Стоимость кода действительно 50 копеек, но это микроскопическая часть от всех сопутствующих расходов», — говорит Петр Бобровский.

Предприниматели готовы или почти готовы

Совладелец компании «Парфюм Стиль» Гагик Хажоян (изготавливает парфюмерию для Faberlic) относится к нововведению положительно. Он уверен, что введение маркировки поможет освободить рынок от недобросовестных производителей, от людей, которые занимаются подпольным производством и неофициальным импортом.

На подготовку к 1 октября его компания потратила уже более 15 млн рублей. Однако Гагик Хажоян признает: «Готовность наша и готовность системы — это несколько разные вещи».

«Мы купили оборудование, программное обеспечение, подготовили людей и специалистов. Но чтобы это полноценно работало, к введению маркировки должны быть готовы все участники этого процесса, в том числе и ЦРПТ, который должен всех координировать. Нас обязали производить продукцию с маркировкой, а дальше я не знаю, что будет. По моим ощущениям, многие оптовики не готовы. Для них эта работа становится бессмысленной. К ним поступает маркированная продукция, а дальше они не могут отгружать и продавать ее», — подчеркивает предприниматель.

По его словам, у производителей нет инструментов воздействия на все остальные элементы системы. Если они не готовы, то вся эта работа становится бессмысленной.

«Может быть готов завод, но не готово оптовое и розничное звено. Нанесение маркировки на товары — это несложно, мы его уже освоили. Проблемы начинаются при отгрузках, при импорте. Например, система маркировки не пропускает большие партии — от 10 тыс. штук. Мы с этим столкнулись в сентябре, во время поставок к сезону, — говорит Петр Бобровский. — Оператор системы и компании постоянно дорабатывают процессы, но это требует времени и ресурсов, а сезон с октября по март приносит до 60% продаж и скорость поставок является ключевым фактором. К тому же вся цепочка поставок должна перейти на электронный документооборот, и это тоже процесс небыстрый и требующий определенных затрат».

Еще один пример — «Гильдия парфюмеров». Это небольшое петербургское производство парфюма. Судя по СПАРК, в прошлом году его выручка составила 1,4 млн рублей, а чистая прибыль — 340 тыс. рублей.

Как отмечает Оксана Чернышова, глава компании, если всех закроют на карантин — производства снова остановятся, и с покупкой оборудования можно будет не спешить. Сейчас она уже зарегистрировалась в системе «Честный знак» и прошла все необходимые процедуры, не считая покупки сканера (около 7 тыс. рублей) и принтера (от 25 тыс. рублей). Теперь, по ее словам, все будет зависеть от развития ситуации с коронавирусом.

«Теоретически моих запасов, произведенных до 30 сентября, вполне достаточно, чтобы пока обойтись без маркировки, — отмечает предприниматель. — Мне предлагали принтер минимально на 2 тысячи марок в смену. Для небольшого парфюмерного производства это огромный объем. Я планирую печатать по 10–30 марок в день».

Кроме того, по ее словам, введение обязательной маркировки неизбежно приведет к подорожанию парфюмерии.

«Чтобы произвести марку, надо сделать много телодвижений: оборудовать каждую точку сканером штрих-кодов и внедрить на производстве принтер, который будет печатать марки», — говорит Оксана Чернышова.

По словам Петра Бобровского, в преддверии новогодних праздников возникает проблема с тем, как маркировать подарочные наборы. Учитывая, что до сих пор нет нормативной базы, наборы, в составе которых будут не только духи, но и другие товары (например, косметика), продавать в магазинах не получится.

Алексея Поповичев, исполнительный директор «РусБренда», рассказывает, что такая же проблема, как с подарочными наборами, уже была с детской спортивной обувью. Поставщики не могли вовремя получить маркировку из-за обязательного требования системы предоставить номер сертификата соответствия, в то время как для этой продукции такой вид сертификации не предусмотрен. Как результат, производители не смогли поставить и реализовать свой товар в сезон подготовки школьников к новому учебному году, а это упущенная выгода.

Из-за того, что система «сырая», проблемы приходится решать в авральном режиме, от чего индустрия находится в состоянии постоянного стресса, который добавляется к значительному числу трудностей, связанных с коронавирусом, говорит эксперт.

Маркировка — не панацея

В 2019 году, по подсчетам компании Group-IB, ущерб ретейлеров от действий нелегальных продавцов составил около 65 млрд рублей. При этом крупные парфюмерные компании потеряли из-за контрафакта до 22,5 млрд рублей. Как писали СМИ, аналитики обнаружили около 6 тыс. доменных имен, похожих на адреса известных компаний.

В теории новый закон создавался для сокращения убытков участников рынка. Но что получится в итоге — пока неизвестно. Эксперты уверены: в борьбе с контрафактом маркировка, увы, не поможет. Да и сами нелегальные продавцы, в общем-то, по этому поводу не переживают. Их это «не касается».

«Полагаю, что введение маркировки — не панацея от контрафакта. Она вряд ли обеспечит защиту рынка, поскольку маркировка затронет в первую очередь легальные каналы продаж, а контрафакт в основном реализуется нелегально. Мы можем уже сейчас уверенно говорить, что без всякой маркировки крупные торговые сети практически на 100% свободны от нелегальной продукции», — говорит Алексей Поповичев.

Он считает, что есть серьезный риск, связанный с тем, что действующие коды будут наноситься на поддельную продукцию и таким образом ее легализовывать, поскольку у оператора системы нет полномочий по проверке оригинальности товаров.

«Большая часть контрафакта производится не в России — она поставляется к нам из других стран. Например, я видела очень много контрафакта из Турции, — рассказывает основатель компании «Проект Парфюмер» Анна Агурина. — Когда вы покупаете флакон, в нем есть спирт и смесь ароматических масел. Так вот в России нет ни одного производства ароматических масел».

«Фонтанка» попыталась связаться с нелегальными продавцами парфюмерных изделий и выяснить, как работает этот рынок. В одной из групп, которая якобы продает косметику и парфюмерию известного французского бренда Lambre, указан только один номер для связи. В группе состоит около 10 тыс. подписчиков — что, в общем-то, внушает доверие. Однако во время телефонного разговора этот единственный представитель сказал, что никакого отношения к парфюмерии не имеет и «больше этим не занимается».

Аналогичное оправдание нашел еще один «поставщик» — только теперь уже восточной парфюмерии. На просьбу корреспондента рассказать, планирует ли «магазин» маркировать продукцию, собеседник сказал, что не понимает, о чем идет речь, и указал, что звонок, видимо, совершен «по ошибке».

В еще одной компании рассказали, что продают дешевые духи «для своих». Маркировка их, в принципе, не особо затрагивает, потому что работают они так же, как на Avito, — предлагают дешевую продукцию, при этом не обещают, что товар будет доставлен в целости и сохранности.

Впрочем, анонимные разговоры оказались более информативными. На вопрос, почему духи стоят так дешево, продавец из популярной группы «ВКонтакте» (около 25 тыс. подписчиков) ответил прямо: «Так это подделка». Будет ли товар в наличии через месяц, когда станет обязательной маркировка товаров, предприниматель подсказать не смог, предложил позвонить накануне — тогда информация будет точная.

В целом все компании работают так же, как раньше: много кто сейчас проводит скидки — до 90%, отвечают быстро, ассортимент предлагают активно. Проблемы с маркировкой их, видимо, не волнуют. Да и кто решил, что должны?

«Наша ассоциация имеет уже 20-летний опыт борьбы с контрафактом и взаимодействия с потребителями, для нас очевидно, что никакая маркировка сама по себе не сможет гарантировать, что продукт оригинальный, более того, зачастую защитные знаки сами становятся объектами копирования и подделки. Пока четкого ответа, как вводимая система обеспечит всеобъемлющую защиту рынка от контрафакта, нет», — отмечает Алексей Поповичев.

Александра Сидоркина, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: Изображение djedj с сайта Pixabay
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (3)

kacnep
Действительно, ключевой вопрос как это поможет в борьбе!? Очередная кормушка для бедных чиновников и только.

ProstoZloy
"Пока четкого ответа, как вводимая система обеспечит всеобъемлющую защиту рынка от контрафакта, нет"
Так не для этого она вводилась. А для того, чтобы где-то далеко не плакал Усманов.

260928241
Какой парфюм был в советские времена ! Мсье Балафр , Ив Сен Лоран и т.д.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...