4

Роман Ротенберг: Возглавить СКА? Никогда не говори никогда

Об эпидемии коронавируса в команде, работе главным тренером и планах развивать в себе этот талант в интервью отделу спорта «Фонтанки» рассказал вице-президент хоккейного клуба СКА Роман Ротенберг.

Хоккейный клуб СКА прожил непростой месяц: из-за коронавируса выбыла большая часть основной команды, включая тренерский штаб во главе с главным тренером Валерием Брагиным. На скамейку игроков в матчах пришлось заступить вице-президенту Роману Ротенбергу. Сейчас, когда Брагин выздоровел и ситуация налаживается, Ротенберг согласился поговорить о новом для себя опыте.

— Отмотаем время на месяц назад. Брагин заболел, едва набирается состав на игру. Почему в такой ситуации именно вы приняли на себя руководство командой во время матчей?

— Давайте сначала я обрисую ту ситуацию. У нас одновременно в какой-то момент болело 60 игроков системы. К этому мы добавляем наших точильщиков, массажистов, докторов, весь персонал, пресс-службу — всех, кто был в эпицентре событий. Обстановка была как на фронте. Все тренеры тоже заболели. Вообще все — тренеры по вратарям, защитникам, нападающим, большинству, меньшинству, по катанию, методисты. Сначала мы пригласили тренеров из «СКА-1946» и «СКА-Невы». Но и они тоже заболели. Слава богу, сейчас все уже выздоровели или идут на поправку. Поэтому в связи с такой ситуацией у меня просто не было других вариантов.

— Насколько вы были готовы к этой роли?

— За неполные семь сезонов наш штаб провел почти 500 матчей. Плюс еще были игры сборной. При этом большую часть из этих матчей мы выиграли, как в плей-офф, так и в регулярках, потому что мы на каждую игру выходим только с такой задачей. Это видно даже по нашей статистике и результатам. И в течение этого месяца, несмотря на все трудности, мы продолжили следовать этому принципу. По объективным причинам у нас не всегда хватало на это энергии, кондиций. Кто-то из ребят был после болезни, кто-то лучше восстановился, кто-то продолжал восстановление. Был еще такой момент. Когда мы выиграли в Сочи, мы вылетели в Москву и у нас была задержка с вылетом. В итоге прибыли только ранним утром. Это тоже повлияло на наше состояние в игре с ЦСКА. В игре с таким соперником кондиции должны быть идеальными. Но даже при этом у нас были отличные моменты в большинстве. В меньшинстве мы сыграли неудачно, но в целом по этому сезону мы одна из лучших команд по игре в меньшинстве. Это очень важно с точки зрения подготовки к плей-офф. Понятно, что мы старались победить. Самоотдача, характер, желание — здесь нет никаких претензий к ребятам. Мы бились как могли.

— Как команда чувствует себя сейчас?

— Сейчас команда с точки зрения эмоционального фона в хорошем состоянии. Физически мы подводим ребят к общему знаменателю. Впереди у нас три важных матча — «Спартак», «Авангард», «Куньлунь». Сейчас все сфокусированы на этих играх. Дальше во время паузы на матчи сборной будет возможность спокойно поработать, пройти такую мини-предсезонку. Подобные трудности только сплачивают. У нас разные ситуации были за эти пять лет, и даже в чемпионские сезоны были тяжелые моменты.

— Какой бы вы могли подвести итог своей работе главным тренером СКА?

— Есть образцово-показательный пример с точки зрения статистики, как мы можем играть, — это игра с «Ак Барсом», где мы допустили всего три потери и в целом доминировали над соперником всю игру. Мы этот матч не выиграли — подвела реализация: из пяти моментов мы реализовали только два. Но это все равно был огромный опыт для нашей молодежи. Они вернулись в МХЛ и ВХЛ уже другими игроками. Они получили неоценимый опыт, играли на равных с командами КХЛ, а некоторые даже обыграли. И это дает им уверенность, они выходят на новый уровень. В силу того, что у нас единая система игры по всей вертикали, мы всегда сможем вновь их привлекать к главной команде.

Мы более пяти лет работаем единым штабом. Да, у нас бывают изменения, но с точки зрения подхода мы всегда остаемся верны себе. У нас важен каждый человек. Самый простой пример: нет точильщика — и как выходить на лед? И это только один человек. А когда выбывают все, что делать? Это те сложности, которые мы прошли и продолжаем проходить. Это говорит о том, что у нас есть запас прочности. Как мы говорим хоккеистам: на льду всегда должна быть поддержка, взаимозаменяемость, подстраховка. То же у нас происходит и на тренерском мостике.

Все решения тренерского штаба принимаются совместно и только с точки зрения простого вопроса: как нам повысить шансы на победу? В форс-мажорных обстоятельствах мы принимаем форс-мажорные решения. Всегда находить путь к победе — вот философия нашего клуба. И как показывают результаты, особенно в чемпионские сезоны, нам часто удается найти правильные решения, даже в самых непростых ситуациях, как это, например, было пять лет назад, когда мы отыгрались в серии с ЦСКА со счета 0–3, или как это было сейчас с эпидемией.

— И все равно, работа главного тренера непосредственно во время матча — это новый для вас опыт. 23 сентября, когда вы впервые заняли эту позицию, коленки дрожали?

— Я в хоккее всю жизнь. Последние пять лет полностью погружен в работу штаба СКА. Я не выходил на тренерский мостик, меня, может быть, не было видно, но это не значит, что я не был готов выполнять сейчас ту работу, которую, по сути, мы делали все вместе в течение последних пяти сезонов и в СКА, и в сборной. Конечно, когда непосредственно приступаешь к этим обязанностям, ощущения совсем другие. Это как с управлением истребителем или болидом «Формулы-1», где нужно быстро принимать решения и знать наизусть каждую кнопку. Перед тренерским дебютом я знал все эти «кнопки». Был готов к этому процессу благодаря всему моему жизненному опыту. Что касается управления игрой, тренировочного процесса, мы постоянно это обсуждаем внутри нашего штаба.

Кроме того, я же из спортивной семьи, в спорте с самого детства. Мой отец учился в Университете Лесгафта вместе с легендарным Алексеем Касатоновым, с которым мне позже довелось поработать в СКА. Мне также очень помогла совместная работа с Вячеславом Быковым, Игорем Захаркиным, Олегом Знарком и другими тренерами сборной и СКА. Очень благодарен им за этот опыт. Также мы на постоянной связи с Владимиром Юрзиновым и другими нашими легендами, раньше регулярно общались с Виктором Тихоновым. Обсуждаем все нюансы, разбираем матчи, тактические моменты — идет постоянный обмен мнениями, накапливается опыт. Отвлекаясь от непосредственно хоккея, могу сказать, что у меня есть возможность общаться, например, с главным тренером футбольной сборной России Станиславом Черчесовым, главным тренером сборной по дзюдо Эцио Гамбой. В спорте важны не только тактика, но и боевой дух, правильное восстановление, грамотное подведение себя к матчам и турнирам — все это можно почерпнуть и у наставников из других видов спорта. Словом, возвращаясь к истребителю, могу сказать, что знал, на какие кнопки нажимать, садясь в него.

— То есть вы и так всегда были вовлечены в тренерский процесс?

— Повторю еще раз. У нас есть штаб, и он работает коллегиально. Это современный подход к управлению командой. Такие штабы есть в разных клубах, в разных видах спорта, например в «Ливерпуле», мадридском «Реале», «Барселоне». То же самое происходит в НХЛ. А если вспомнить сборную Канады на Олимпиаде в Сочи, то там было 50 человек, из которых 20 человек входили в штаб команды, иначе — management group. Туда входили менеджеры, тренеры, которых не было на мостике, но они вели эту работу, помогая команде побеждать. Я это видел собственными глазами. У них вся ложа была забита людьми с компьютерами, которые даже после победы продолжали писать какие-то отчеты. Вот такой уровень профессионализма у этих людей. Поэтому в штабе СКА мы тоже работаем по современным управленческим технологиям, и мы готовы заменять друг друга. Благодаря этим технологиям, даже когда у нас выбыли все тренеры, наша система не рухнула. Наша игра в меньшинстве как была одной из лучших в лиге, так и осталась, хотя поменялись все тренеры и игроки. Да, мы не смогли выиграть все матчи, но в этих условиях это было бы даже не чудом на льду, а фантастикой. В принципе, даже наш матч с «Ак Барсом» можно назвать неким чудом на льду, потому что мы превзошли соперника по всем показателям. Да, мы не забили эти пять голов. Но сложно требовать этого от ребят, которые даже в Высшей лиге не успели поиграть. Это как перепрыгнуть из среднего веса в боксе в супертяжеловесы и выйти сразу против Майка Тайсона. Но мы достойно выдержали этот удар. И все благодаря той системе, которую мы выстраивали пять лет.

— Недавно стало известно, что год назад вы получили диплом Высшей школы тренеров Сибирского государственного университета физической культуры и спорта. Получается, что вы готовились к подобной ситуации?

— Можно сказать, что моя тренерская школа идет всю жизнь. Я с десяти лет работал с разными тренерами в разных странах, участвовал на турнирах в Канаде, США, всю жизнь нахожусь в этом тренировочном процессе. Но для того, чтобы получить диплом, я действительно прошел обучение в Омске. Чтобы заниматься бизнесом, нужно получить экономическое образование, чтобы заниматься юриспруденцией — юридическое, а чтобы тренировать — закончить Высшую школу тренеров. Долго к этому шел, и было очень непросто со временем с точки зрения работы, но я это сделал. Понимал, что мне нужно это образование, чтобы разговаривать на равных с тренерами, ну и потому, что в жизни могут быть разные ситуации.

— Готовы ли вы однажды полноценно занять должность главного тренера хоккейного клуба СКА?

— Как показала нынешняя ситуация, никогда не говори никогда. Опять-таки мы возвращаемся к нашей философии: идти к победе в любых обстоятельствах. И наш результат не зависит только от меня или от кого-то другого. У нас системный подход. Все, что нужно для победы, мы сделаем вместе.

— Так готовы или нет?

— Вы хотите услышать от меня «да» или «нет», но здесь нет такого ответа. Я еще раз отвечу: никогда не говори никогда.

Записал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (4)

Anatolevich
Мы ведем войну уже семьдесят лет,
Нас учили, что жизнь - это бой,
Но по новым данным разведки
Мы воевали сами с собой.
Я видел генералов,
Они пьют и едят нашу смерть, Их дети сходят с ума
От того, что им нечего больше хотеть.

"Малчик хотэл цвэта бэж, но и чорний тоже пойдёт"!© Баян ⍨ 1976-79 гг.

Fenomen
Главный реконструктор СКК.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...