2

«С зарплатою в кармане, с синицей в руке». Почему опытные работники в трудное время перебираются за кассы гипермаркетов

Почему профессиональный повар устраивается на склад собирать коробки, как люди, никогда официально не работавшие, получают государственные пособия, где предпринимателю найти грамотного специалиста и как бесплатно обучить сотрудников — выяснила «Фонтанка» на пятой видеоконференции «Лекарство от коронавируса» в рамках проекта «Покупай у своих».

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/Архив 

«Фонтанка» обсудила с представителем комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга и петербургскими предпринимателями самые сложные на сегодня проблемы — рост безработицы и снижение доходов, узнала о мерах государственной поддержки и отношениях работодателя и работника во время пандемии.

Впечатляющие цифры и выход из сумрака

«Ситуация с нашей стороны измеряется прежде всего таким показателем, как количество зарегистрированных безработных, и я думаю, все уже знают, что этот показатель очень сильно вырос, — говорит первый заместитель председателя комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Николай Рогачёв. — Очень много людей обратилось за пособием. Соответственно, если на начало карантинных мероприятий численность безработных у нас была порядка 13 тысяч человек, то на утро сегодняшнего дня мы опустились ниже 103 тысяч. На пике (это конец августа — начало сентября) у нас было почти 109 тысяч официально зарегистрированных безработных».

Из-за коронавируса появилась возможность встать на учет в качестве безработного, не выходя из дома, — просто заполнить заявление на сайте службы занятости населения Санкт-Петребурга или портале Федеральной службы занятости «Работа в России». Причем достаточно всего лишь указать свои идентификационные данные, а все необходимые сведения о регистрации, средней заработной плате, местах работы и т.д. подтягиваются из государственных информационных систем. «Не всегда это происходит быстро, но, тем не менее, более 100 тысяч петербуржцев смогли этой услугой воспользоваться и получить полагающиеся выплаты», — сообщил Николай Рогачёв.

Во время локдауна были увеличены как минимальные, так и максимальные пособия, кроме того, назначались выплаты на несовершеннолетних детей. Таким образом, человек мог получать в месяц 12 130 рублей (федеральный МРОТ) и на каждого несовершеннолетнего еще по 3 тысячи рублей.

Сейчас выплаты на детей прекращены, сохраняется максимальный размер пособия в размере 12 130 руб., а минимальное пособие вернулось к прежним размерам, 1500 рублей (до 1 октября оно составляло 4500 руб.). «Сейчас из 103 тысяч безработных у нас получают пособие около 42 тысяч, — говорит Николай Рогачев. — Остальные стоящие на учете граждане пособие не получают, но, как правило, в их отношении принимаются решения об оказании материальной помощи, и ее размер составляет 1500 рублей».

«Около 58–60% из наших 100 тысяч безработных официально не работали в допандемийный период, и с учетом их возраста, квалификации и профессии, которую они заявляют при обращении, они, скорее всего, были заняты в «сером» режиме, то есть такая, может быть, уникальная черта этой эпохи — это то, что мы впервые увидели значительный пласт тех, кто работает «через конверт» и кто смог, тем не менее, получать меры соцподдержки», — рассказал чиновник.

Оформив статус безработного, можно получить ипотечные каникулы. «У нас достаточно много таких горожан на учете состоит, и одна из причин наличия у нас по-прежнему большого количества безработных, которые уже даже не получают пособия, потому что истекли сроки выплаты — это возможность пролонгации ипотечных и каких-то других кредитных каникул», — поделился Николай Рогачев.

Кадры пугаются и разбегаются

Алексей Фурсов, совладелец и руководитель сетей ресторанов и спортивных клубов, считает, что в нашем городе нет безработицы в прямом смысле этого слова — когда у граждан трудоспособного возраста нет никакой возможности заработать. Такие возможности у петербуржцев есть даже в самый разгар кризиса, однако многие сознательно отказываются от вакансий по психологическим причинам, в первую очередь не желая менять привычный образ жизни и удобный для себя размер доходов. Другой полюс — люди сами по своему желанию уходят со своих рабочих мест на менее квалифицированные позиции, чувствуя, что в ближайшие месяцы их профессия не сможет обеспечить им стабильный доход.

«У нас на сегодняшний день 30%-ная нехватка рабочих мест, именно линейного персонала, — рассказывает Алексей. — Это те же курьеры, это повара, это официанты, это менеджеры рецепции и так далее. У всех этих людей есть ипотеки, кредиты. Люди боятся идти в те отрасли, которые были закрыты в первую волну ковида. Сегодня зарплата в большинстве отраслей привязана к выработке. Даже кассир получает некую ставку, а дальше он получает процент от количества денег, которые через этого кассира проходят. Это его KPI, его бонусная составляющая, которая потом, в конце месяца, вливается в его зарплату. Такая же ситуация у тренеров, официантов, курьеров. Есть прямая зависимость от того, сколько ты сделал. И эти люди прекрасно понимают, что при риске любого закрытия, любых ограничительных мер их зарплата будет падать. А их кредиты стабильны, их нужно выплачивать».

Фурсова очень расстраивает то, что квалифицированный персонал идет работать на кассу в гипермаркет именно из-за страха. «Очень обидно, когда повар, который отработал в компании 10 лет, идет на какой-то склад разбирать коробки. Мотивация все та же — боится. Нужно оплачивать жилье, посылать деньги домой. «Мне нужны минимальные деньги, есть риск, что я не буду их получать, значит, пойду работать на склад», — описывает Фурсов мотивацию таких людей.

У сети ресторанов и спортивных клубов есть собственный центр обучения, лицензированная организация. Проблема в том, что этот обученный персонал не хочет работать в сфере, которая может быть закрыта. «Это чисто страх на сегодняшний день. Страх потерять стабильную зарплату. Кадров хватает, но кадры идут в неквалифицированные сферы», — сетует предприниматель.

«Наши сотрудники — это актеры государственных театров, которые сейчас вынуждены работать на пятую часть зала; грубо говоря, на сцене больше актеров, чем в зрительном зале. У нас дружеские отношения — такой коллектив, где все друг друга знают и все строится исключительно на доверии. Актерский коллектив — это такой большой террариум единомышленников, — улыбается Дмитрий Рудаков, сооснователь, мастер школы кино и театра, актер и режиссер. — Сфера актерская, и в том числе event — у нас есть организация, которая занимается концертами, — пострадала очень сильно. Сейчас, когда все узнали про то, что новогодние праздники закрыты, в Питере ничего не будет, будет все онлайн, все, кажется, скоро перейдут в курьеры либо в такси пойдут работать».

«Мы потеряли много персонала, но не потому, что мы сокращали или увольняли, — рассказала Ляля Садыкова, руководитель сети салонов красоты. — Мы потеряли сотрудников, которые у нас были из Твери, из Тулы, из Рязани, из Самары. Люди приезжали сюда на заработки, работали здесь, снимали квартиры, и, соответственно, та нестабильная ситуация, которая была на рынке, не позволила им здесь остаться».

Сейчас комитет по труду и занятости населения Санкт-Петербурга реализует государственную меру поддержки по субсидированию затрат с целью сохранения персонала. «Если в силу ковидных ограничений вы вынуждены персонал перевести на другой фронт работ, поставить под угрозу увольнения и так далее, то можно обратиться в комитет за субсидией на затраты на заработную плату для таких работников — МРОТ федеральный плюс начисления», — сообщил Николай Рогачёв.

Откуда берутся профи: искать или учить?

В то время как соискатели стремятся получить надежную фирму со стабильной зарплатой, предпринимателям тоже очень сложно найти грамотных сотрудников.

«Один из ключевых сотрудников ушёл за две недели до первых ограничений в марте. На его место пришёл опытный сотрудник, но что-то пошло не так. В принципе, после карантина коллектив вышел подавленный, приходилось всему учить заново. Бодрить. А опытный новый сотрудник «захлебнулся» и написал заявление об увольнении, находясь в отпуске, без отработки и объяснения причин. Думала, не проблема, много кто закрылся, и на рынке куча персонала, а хороших профи так найти и не смогла», — делится Вита Афанасьева, руководитель проекта концептуальной одежды и аксессуаров от российских дизайнеров.

Но есть и истории успеха. «Мы с января искали и не могли найти нормального e-mail-маркетолога. Это человек, который сегментирует аудиторию, настраивает сложные цепочки рассылок. У нас была куча собеседований, к нам приходили «опытные» специалисты, которые говорят: «А вы скажите, про что письмо написать, я напишу». А нам нужен был человек, который в первую очередь хорошо организованный, который умеет думать, то есть в буквальном смысле лидер своего направления, которому не нужно давать задания, он сам себе придумает десять и успеет сделать только пять, самых важных и самых ценных. Мы искали и не могли найти. У нас было собеседований, наверное, 20 или 30, это только очных, не считая телефонных, — рассказывает Никита Гончаров, менеджер спецпроектов петербургского издательства детских настольных игр. — Потом наступает март, у нас отменяются все выставки, все игротеки, все выступления, вообще все мероприятия. И мы поручили новый функционал освободившемуся от своей работы ивент-менеджеру. Оказалось, освоить программы для построения рассылок — это 1 месяц; человек, у которого голова на плечах есть, это сделает. А вот такой подход к работе — целостный, комплексный, ответственный, когда человеку не все равно, что он делает, когда он любит то, что он делает, когда у него хорошо получается, — вот это уже от природы, скорее всего. Сотрудник, который у нас был в гуще мероприятий, стал писать, настраивать эти сложные цепочки рассылок, довольный, отлично справляется, показатели стали только лучше, потому что человек пришел с нуля, взглянул на картину целиком сверху и привнес что-то от себя».

Кстати, обучить персонал можно бесплатно: практически любое петербургское предприятие может обратиться в комитет по труду и занятости населения Санкт-Петербурга за субсидией. «Есть ряд формальных ограничений. Во-первых, такая организация должна находиться на налоговом учете в Петербурге, во-вторых — она должна не иметь задолженности перед бюджетом, и, в-третьих, для того, чтобы компенсировать затраты на такое обучение, обучать можно только в образовательной организации, которая имеет лицензию на соответствующий вид деятельности», — разъясняет Николай Рогачёв. Средняя стоимость программы обучения составляет 46 тысяч рублей, длительность — 144 часа. За время пандемии в комитет обратилось несколько десятков работодателей, желающих получить субсидию на обучение.

Сейчас в комитете по труду и занятости населения Санкт-Петербурга есть много программ обучения — для безработных граждан, опережающее обучение работников, которых работодатель уведомил о том, что в ближайшее время их уволят, обучение граждан в возрасте 50+, обучение женщин, имеющих детей и пребывающих в отпуске по уходу за ребенком либо не имеющих в настоящее время работы, но имеющих детей дошкольного возраста.

«Покупай у своих» — это проект по поддержке малого бизнеса Петербурга: карта, на которой предприниматели могут самостоятельно себя отметить, рассказать о своих товарах и услугах и, по желанию, предложить читателям скидку по промокоду FONTANKA.

Елена Шевчук, специально для «Фонтанки.ру»

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/Архив 

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (2)

scander
Не согласен со статьей. Страх? Может ненависть? К 4% ставки по ипотеке, к Сберу, с его экосферой за пенсионные деньги.

altnec
Как сейчас модно выражаются некие обезосуществленные от "бизнеса" и чиновничества премьер-словечком "совсем", тем не менее у них "даже" средств не хватает на содержание соответствующим Законам РФ. Плачут и рыдают, рыдають и плачут и плачут и плачуть. Ся.
А как же им грешным не плакаться? Мост построили, в Крым, а там пароходами не так уж и далеко. Но нет, оказалось, что "кремлевский перешеек" настолько узкий, что по пути к своему пароходу надо кому-то переплатить.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...