Бутылки мимо кассы. В Петербурге региональному мусорному оператору предстоит поделить вторсырье с коммерсантами

22.08.2019 11:57
Бутылки мимо кассы. В Петербурге региональному мусорному оператору предстоит поделить вторсырье с коммерсантами Дмитрий Духанин/Коммерсантъ
Николай Валуев анонсировал запуск в Петербурге проекта по сбору от населения макулатуры, пластика и банок. Пока против раздельного накопления вторсырья бюрократия и социология.

О том, что в Петербурге может быть запущен проект по сбору вторсырья, на прошлой неделе сообщил депутат Госдумы Николай Валуев. По его словам, по городу может быть расставлено от 50 до 200 пунктов. Разработчики проекта говорят, что ориентируются на Нижний Новгород, где мирно уживаются и региональный оператор, заработавший в 2019 году, и коммерческий оператор вторсырья. В Петербурге, если систему все же запустят, эту проблему еще только предстоит решить.

Как рассказала «Фонтанке» один из инициаторов проекта, заместитель председателя комитета по экологии «Деловой России» Наталья Беляева, 50 пунктов – это минимальное количество, которое обеспечивает оператору хоть какую-то рентабельность; различные проекты по установке штучных контейнеров в торговых сетях – это, скорее, тестовая история. Но в идеале должно быть не менее 200 – в этом случае людям не придется ехать за тридевять земель, чтобы расстаться со своими пластиковыми бутылками.

Вообще-то не только с бутылками. Речь идет о самых популярных и распространенных упаковочных материалах: стекло, бумага, пластик и алюминиевая банка. Это можно будет принести на один пункт и раздельным образом сдать. Оператор сети продает сданное вторсырье потребителям, таким как производители упаковки.  Перевозит тоже он: перечисленные отходы относятся к 5 классу опасности, лицензирования для них не требуется, разве что обученные специалисты и маркированные транспортные средства. При накоплении определенных объемов можно везти в ближние регионы – в частности в Сыктывкар и Тверь.  По словам Натальи Беляевой, уже есть интерес со стороны крупного игрока, однако называть его она пока не захотела.

Валуев и Беляева не скрывают, что ориентируются на опыт Нижнего Новгорода, где несколько лет работает проект «Исток». Оператор взаимодействует с промышленными «донорами», от которых принимает вторсырье тоннами, а также с несколькими десятками пунктов для граждан. Судя по сайту, килограмм картона или бумаги там сдают за 5 рублей,  пластиковые бутылки и банки – по 50 копеек за штуку, стеклянные – по 25 копеек. В Нижнем есть несколько точек, где принимают и батарейки, однако инициаторы петербургского проекта пока не спешат в этот сегмент опасных отходов.


Сам проект обсуждается в профильной комиссии молодежного комитета Смольного, в комитет по благоустройству с ним еще официально не приходили. Тем не менее некоторые коллизии отмечаются уже сейчас. Напомним, в Петербурге, как в других регионах, с 2019 года должны были заработать региональные операторы по обращению с отходами. Комитет по благоустройству объявил конкурс на право выполнять эти функции в течение 10 лет. 

Город разделили на северную и южную части, разыгрывались два лота общей стоимостью более 80 млрд рублей. На южный лот претендовала «дочка» «Автопарка №1 "Спецтранс"» Анатолия Язева «Новый свет-ЭКО», которая снизила цену с 42,1 млрд до 16,5. Оба контракта получил МПБО-2. «Новый свет-ЭКО» успешно оспорил решение по южной части в суде, итоги конкурса были отменены. На фоне этих трудностей в Госдуме приняли закон, который позволяет в том числе Санкт-Петербургу взять отсрочку для перехода на новую систему в три года. На данный момент в городе введен годичный мораторий, в течение которого на рынке действуют прежние отношения.

«89-ФЗ «Об отходах производства и потребления говорит вполне ясно: по твердым коммунальным отходам необходимо заключить договор с региональным оператором, – говорит зампредседателя комитета по благоустройству Кирилл Пащенко. – Есть и постановление правительства о правилах обращения с отходами о том, что раздельный сбор организует региональный оператор. Если же этим хочет заниматься другая организация, она должна согласовать это с оператором – например, в части количества собираемых фракций». При этом Пащенко подчеркивает, что не знаком с конкретным проектом по вторсырью, а письменных заявок на заключение соглашений с оператором комитет ждет от всех игроков. «Мы открыты, это наша обязанность, – говорит Пащенко. – Например, мы уже реализуем проект по отделению опасных отходов, это, на наш взгляд, первоочередная задача».

Однако надо учитывать, что тариф регионального оператора ориентируется на его производственную программу, то есть набор функций, которые он берет на себя. А она учитывает ожидаемый уровень поступления отходов. Соответственно, можно сделать вывод: любая проходящая мимо регоператора алюминиевая банка – потеря для него. Это подтверждает Татьяна Нагорская, председатель правления Ассоциации в сфере экологии и защиты окружающей среды «РазДельный Сбор». «Как только вы снижаете количество смешанных ТКО, которыми заведует региональный оператор, вы снижаете его выручку, – говорит эксперт, – и это та проблема федерального законодательства, которая и тормозит раздельное накопление отходов. И мы приветствуем любые проекты наподобие того, о котором говорит Наталья Беляева. Конечно, приходится наступать на хвост регоператору, но что делать – мы не можем зарастать мусором, пока не опомнятся федеральные власти».

Наталья Беляева не согласна считать опустошенную банку лимонада заведомой собственностью регоператора. «Мы являемся владельцами отходов, и пока мы их не положили в контейнер, никто на них прав не имеет, – говорит она. -  И это не аргумент, что он подсчитал мои банки и подстроил под них тариф. Я купила бутылку кваса, потом налила в нее морс, потом отрезала верх и поставила туда цветы; неужели ко мне в какой-то момент придет оператор и начнет стучать в дверь с криком, что у меня залежался его мусор. Надо учитывать, что отходы от использования товаров, накопленные раздельно, к ТКО не относятся». При этом она считает, что никакого изначального конфликта здесь не заложено: в том же Нижнем Новгороде регоператоры и «Исток» прекрасно уживаются, была бы политическая воля у городских властей. «Регоператоры понимают, что сами они бы не потянули раздельный сбор вторсырья, который сейчас идет на пунктах, с сохранением рентабельности, – говорит Беляева. – Контейнеры можно ставить на площадках регоператора и выкупать у него представляющий интерес мусор. Тем же бумажникам даром не нужна мокрая макулатура из урны, они не станут ее покупать, им нужна сухая сортированная».

Нагорская подчеркивает, что пункты по сбору вторсырья в городе работают, развивают их либо сами переработчики, либо небольшие компании, которые зарабатывают на подготовке отходов к переработке, сортировке, фасовке. «Все это бизнес на грани рентабельности, – говорит эксперт. – Более или менее можно заработать на картоне, но первичное звено отдано на откуп дворникам, и масштабировать эту систему нельзя. Стекло – ниже рентабельности, многослойная упаковка – совсем не окупается. Так что во всем мире эти направления дотируют, это у нас, наоборот, ставят кучу препон».

«Фонтанка» подробно писала ранее о том, с какими бюрократическими проблемами в Петербурге сталкивается практика раздельного сбора отходов. Однако даже там, где отступает бюрократия, вступает социология. Показательной получилась история, произошедшая на днях: жильцы дома на Маршала Казакова пожаловались «Фонтанке» на то, как оператор обращается с отходами, собранными в специальных контейнерах для пластика. По их словам, баки стояли заполненными, пока компания «Эко Лэнд» не приехала и просто не высыпала их содержимое в общий контейнер с прочим мусором.  Насколько можно судить, сюжет типичный, а вот откровенность руководства компании поистине выдающаяся.


«Для компании "Эко Лэнд" раздельный сбор отходов не является актуальным, – сообщил корреспонденту «Фонтанки» директор по развитию Александр Попов. – Но  требования законодательства РФ и местного уровня, мода на РСО среди населения  вынуждают наше предприятие заниматься двойной работой и затратами на организацию РСО во дворах, на мусоросборниках. При этом  мусоровоз, забирающий мусор, вытряхивает в себя же и контейнер РСО». Весь мусор компания везет на собственное производство в поселке Большая Ижора Ломоносовского района, и вот там уже происходит разделение отходов на фракции – к примеру, пластик сортируют более чем по 10 видам, а простая бутылка «Аква минерале»  содержит в себе 3 различных сорта пластика.

«Даже отсортированный, вымытый, упакованный и хранящийся на балконе – это, согласно 89-ФЗ, отход производства и потребления, – считает Попов. – Одним словом, это все равно мусор. Так вот, ООО «Эко Лэнд» занимается вывозом мусора согласно своей лицензии на сбор, транспортирование, а также обрабатывает этот мусор… Каким образом производится разделение, лицензия не предписывает. Для этого существуют технические условия». 

Помимо крика души переработчика, который вынужден следовать велениям моды, в ответе компании есть и невеселый диагноз петербургскому рынку вторсырья. «Не все виды пластика  есть  возможность реализовать, невостребованный промышленностью пластик мы и не отбираем, – пишет Попов. – Любой "тетрапак" на сегодня просто мусор. Похоже, у нас в стране нет технологии его вторичной переработки. Уж больно многослойный пирог в этом "тетрапаке" – и бумага, и металл, и полимер крепко спаяны. Мы отправляем это потенциальное сырье в "хвосты", и едут они уже на полигон, под гусеницы бульдозера».

Николай Кудин,
Татьяна Ципуштанова,
«Фонтанка.ру»

Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

Комментарии

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге


      Материалы рубрики

      Cтатьи Новости
        еще новости
        Написать новость
        Фото JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

        Не забудьте указать свои контакты

        Я принимаю все условия Пользовательского соглашения